Дама с собачками

Старейший кинолог России Ирина Кузнецкая: “Глупых собак не бывает!”

15 августа 2007 в 16:47, просмотров: 663

Волосы красивой волной, смешинки в глазах и неизменная беломорина в тонких пальцах — никто не даст почетному члену Российской кинологической федерации Ирине Львовне Кузнецкой ее девяноста двух. Она кокетливо улыбается: “В моем нежном возрасте уже не фотографируются, особенно с папиросой”.

Судьей-экспертом Кузнецкая стала в начале 50-х, за более чем полвека успела проэкзаменовать несколько тысяч собак — от овчарок до йорков. Разбуди ее среди ночи — без запинки опишет стандарты любых пород.

— В те годы это была общественная работа, то есть бесплатная, — вспоминает Ирина Львовна. — Денег никто из экспертов не получал. Мы много ездили по стране, а за гостиницу платили всего по рублю в сутки, поэтому приходилось залезать в свой кошелек, ведь номер стоил не меньше 5 рублей. Судейство — утомительная и ответственная вещь, потому что владельцы жаждут получить хорошие оценки, а если не получается, могут и скандальчик устроить. Каждый считает своего питомца самым лучшим. Был старый собаковод, очень милый интеллигентный человек. Как-то выставил свою собаку и получил от меня не ту оценку — он перестал со мной здороваться. И угрозы бывали, иногда серьезные. Однажды в Кишиневе я увидела, что судейский столик окружен крепкими мужчинами. “А мы вас оберегаем, — объяснили они, — потому что вас собираются бить”.

— Вы считались строгим судьей?

— Не очень, хотя те, кто получал плохие оценки, очевидно, думали иначе. Среди моих коллег попадались люди, которые принимали деньги и подарки. Надо уметь так себя поставить, чтобы тебе сунули чего-то! Мне никогда ничего не предлагали.

— Тогда было меньше пород?

— Намного! Поездки за границу и привоз новых производителей подняли качество наших собак, потому что при разведении необходим приток свежей крови. Когда служебное собаководство разрослось, на ринги выходило и по 120—130 собак.

— И система судейства изменилась?

— Сейчас все по-другому. Никто не расставляет собак по достоинству, не дает подробных описаний. На бумаге все они выглядят одинаково! А тогда мы должны были расставить собак и объяснить, почему, к примеру, Тобик стоит третьим, а Бобик — четвертым. Составлялись тщательные описания, после каждой выставки писались отчеты, которые хранились в клубе. Однажды, в самом начале моей судейской деятельности, ко мне подошел недовольный владелец овчарки, которая получила оценку “хорошо”: “Почему такой низкий балл?” Я дала “умный” совет: “А вы подойдите к головным собакам, а потом посмотрите на вашу!” Он вернулся и сказал: “Моя все равно лучше!”

На каждую породу существует стандарт, я должна была знать этот стандарт, представлять, какой в идеале должна быть собака и что у нее не так. Мягкая спина, неправильный прикус, скошенный круп, короткие конечности, скованные движения — эти дефекты определить нетрудно. Некоторые владельцы идут на разные хитрости, даже подкрашивают собакам шерсть. Пуделей, особенно коричневых, легко покрасить, но если я не могу это доказать, то судишь как нормальную собаку.

— А драматические инциденты бывали?

— Чтобы собака прошла хорошо на ринге, надо ее готовить. Был случай, когда сорвалась злобная овчарка и бросилась на ребенка. К счастью, она не успела укусить девочку — только схватила ее за платье. Когда хозяин не управляет своей собакой, может быть что угодно.

— Собаки каких пород самые умные?

— В каждой породе есть умные и глупые, все зависит от воспитания со щенячьего возраста. Если хозяин правильно кормит своего питомца, занимается с ним, то вырастает собака, с которой можно даже разговаривать. А недокорм или перекорм, жестокое обращение или излишнее баловство приводят к грустным последствиям. Можно воспитать любое животное. В моем подъезде на шестом этаже живет чудесный котище по кличке Тима. Он просто умница. Хозяйка стоит одетая в дверях и говорит строгим голосом: “Тима, иди пописай!” Он тут же поворачивается и послушно идет к своему лотку.

Ирина Львовна выходила на ринг даже в 90 лет, ее и сейчас приглашают, но она вежливо отказывается: возраст. Хотя в четырех стенах не сидит. Даже на шашлыки с друзьями выбирается. “Могу выпить водки, вина или коньяку — для меня это не проблема, особенно в компании. Но в одиночку не пью”, — признается она.

Как-то пожаловалась подруге на то, что вдруг стала чувствовать сердце. “Ирина Львовна! — та всплеснула руками. — Вы в паспорт давно заглядывали?” И Кузнецкая решила вылечиться типично женским способом — отправилась с приятельницей покупать шубку на зиму. Померила не меньше десятка, выбрала легкую шубу, посмотрела на себя в зеркало и поняла: к обнове надо купить красивую шляпку.

Недавно ее обогнали на улице двое молодых людей, обернулись и изумились: “Какая красивая бабка!” На бабку Ирина Львовна совсем не похожа. Она всегда была дамой. Дамой с собачками.



Партнеры