Гарри Поттер и магия слова

Русский переводчик помог Джоан Роулинг с заклинаниями

19 августа 2007 в 19:38, просмотров: 848

Поклонники Гарри Поттера уже сгорают от нетерпения: на днях появилась информация, что седьмая, заключительная книга эпопеи на русском языке появится в продаже 13 октября. Корреспонденту “МК” удалось встретиться с одним из переводчиков книги — Сергеем Ильиным. Он же переводил вместе с Майей Лахути и шестой том “Поттера”. Тогда работа была сделана за два месяца, в этот раз сроки были еще более сжаты.

— Вы известны прежде всего как переводчик Набокова. Как вы “дошли” до Гарри Поттера?

— Это он до меня дошел. За этот перевод платят очень хорошие деньги, которые дают возможность заняться тем, чем хочется, и переводить то, что хочется. Так было и после шестого “Поттера”, надеюсь, будет возможность перевести одну из любимых мною книг и в этот раз.

— А как вам вообще предложили “Гарри Поттера”?

— Когда от него отказалась прежняя команда, в числе других переводчиков сделали предложение и мне. Я счел его интересным. А в этот раз держатели авторских прав потребовали, чтобы переводчики были те же, что и в шестой книге. Но, конечно, у нас для работы были безумно короткие сроки. И если бы было время, можно было бы тщательнее продумать имена и названия, которыми богаты книги Роулинг.

— Если бы у вас была возможность внести изменения в шестую книгу, вы бы это сделали?

— Не знаю. Нужно время, чтобы отстраниться и посмотреть, что получилось. Вообще я считаю, что книгу должен переводить один человек, а не два.

— А вы читали предыдущие книги?

— Да, более-менее внимательно. Я для работы составил себе программку с легким поиском из названий и заклинаний. И работать стало значительно легче. А вообще, на мой взгляд, наиболее читаемый — пятый том.

— Трудно переводить Роулинг?

— У нее простой и внятный язык. Правда, в этой книге появилось новое слово “делюминатор”, изобретенное Дамблдором. Это прибор, который “высасывает” при щелчке свет, а при повторном — возвращает. Я придумал взамен слово “помрачитель”. Но в верстке все равно остался “делюминатор”. К сожалению, многие слова остались от прежних переводов. К ним просто привыкли. Но “крестраж” придумал я. И отстоял. Есть очень интересные находки в народных переводах. У людей больше времени, да и работают они командой. Дамблдор говорит архаизмами. Его пришлось сглаживать. Делать более короткие предложения. А из заглавия мы убрали слово “смерть” по просьбе издателей.

— В чем особенность перевода седьмого тома?

— Отличие в самой книжке. Она повзрослела. И уже недетская. Это роман-воспитание. Настоящий, серьезный.

— Много теряют те, кто читает перевод?

— Много. Но те, кто хорошо знает английский. Там много словарной игры в именах, заклинаниях. Причем у некоторых не только английские, но и итальянские корни. Сказывается классическое образование Роулинг — знать знаки зодиака, но не знать знаки препинания.

— Как вы сами относитесь к творчеству Роулинг?

— Читаю с интересом. Но это Дюма — “Три мушкетера”, “20 лет спустя”. Интересно, что будет дальше.

МЕЖДУ ТЕМ

Российские издатели приняли беспрецедентные меры безопасности. Нанята охранная фирма, верстальщик работал в бронированной комнате с отключенным Интернетом и возможностью скачивать файл куда бы то ни было. Аналогичные драконовские меры готовятся и во всех трех типографиях, где будут печататься 1,8 млн. экземпляров тиража. Говорят, такие меры предосторожности связаны с тем, что некоторое время назад кто-то выкрал из издательства макет обложки последней книги поттерианы.

СПРАВКА "МК"

Сергей Борисович Ильин (1948) — переводчик с английского.

В его переводах публиковались все романы Владимира Набокова, “Бесчестье”, “Осень в Петербурге” Дж.М.Кутзее, “Здесь курят” К.Бакли, произведения Дж.П.Донливи, Т.Уайлдера, Н.Марш, Ф.Рота, В.Аллена, П.Бигля, Стивена Фрая и др. Лауреат премии “Иллюминатор” (1999) — за переводы Набокова.




Партнеры