Меняю суши на макароны!

Олимпийская чемпионка стремится к золотому дублю

22 августа 2007 в 17:53, просмотров: 417

Когда-то, пять лет назад, она попробовала впервые прыгать и в длину, и тройным прыжком. Теперь остановиться уже не может. Иногда себя уговаривает: не надо распыляться. Но — разбегается, входит во вкус сезона, и во главе угла снова оказывается только одно: жажда победы. Лебедева ее не гасит. Эта жажда ее организму полезна.

СНАЧАЛА ДЛИНА, ПОТОМ ТРОЙНОЙ…


— Таня, вы все-таки решились: снова на чемпионате мира по легкой атлетике, который начнется в Осаке уже через несколько дней, идете на двойную нагрузку. Золотой дубль не дает покоя?

— Если честно, то в самом начале сезона, а это было в июне, склонялась к тому, чтобы не рисковать и остановиться на одном виде. Потому что в этом году — чемпионат мира, это важно, но следующий сезон — олимпийский. И к Пекину надо быть живой. Опыт подсказывает, что если за год до Олимпиады кто-то выступает очень хорошо, то в олимпийский год снижает планку собственных результатов. Вот этого бы совсем не хотелось.

— И что же заставило изменить столь аргументированному решению?

— В июле у меня была блестящая серия стартов, я поняла, что выдерживаю этот темп и что хочется немножко взбодриться.

— Неужели адреналина не хватает?

 — Да просто если я собираюсь в олимпийском году прыгать два вида, то и в этом году разминка не помешает: сначала длина, потом — тройной… Что из этого может получиться? Да даже если я добуду одну золотую медаль, я уже буду считать, что задача выполнена.

— А если две — то перевыполнена?

— Это вообще будет идеально. Посмотрим, но буду биться до последнего, выкладываться до конца в двух видах.

— В этом сезоне прыгали виды поровну?

— В Москве прыгнула тройной, теперь получается почти поровну — четыре тройных и пять в длину.

ШОК ПОД ДОЖДЕМ

— У вас есть удивительная способность — из всего извлекать уроки. На последнем старте перед Японией, как раз в Москве, чем были довольны больше всего?

— Что вообще живая осталась, не травмировалась, потому что знала, что “загружена” сильно. До этого сидела на тренировках на “штанге”, у нас же разные этапы подготовки проходят, поэтому немножко тяжеловато прыгала.

Хотя внутренне надеялась, что прыгну в тройном на 15 метров. Но вначале почувствовала, что ног вроде совсем нет. А желание прыгнуть было столь сильное, что заторопилась. Но в тройном не надо торопиться, немножко постоять… У меня же было такое быстрое, дерганое состояние. Потом расслабилась. И вот финальные попытки были более спокойные, но уже не хватило свежести для длинных метров — для победы-то хватило. В принципе я довольна, но просто как хорошей тренировкой.

— А почему вы не поехали со сборной во Владивосток?

— Там сейчас дожди, а манежа нет. Я разговаривала с массажистом, который еще в сборной СССР работал, с тренерами — все рассказывали, что, когда готовились там к предыдущим Олимпиадам, все шикарно было. И условия, и черная икра, и питание экзотическое. Сейчас стадион еще подремонтировали, говорят. Но мне там было бы тяжело, негде спрятаться…

— От чего прятаться-то?

— Да от дождя. Я же привыкла: если что — могу в манеж уйти. Поэтому я не хочу дергаться и думать: что делать, если плохая погода? У нас, в Волгограде, сейчас жара, поэтому дожди для меня — просто шок. Да и акклиматизация во Владивостоке, конечно, пройдет, но внутренние часы все равно другие, а это для организма — еще один стресс, а он и так будет. Так что лучше испытать его один раз. Может быть, сидят, конечно, где-то умные люди, которые там что-то пишут для спортсменов, просчитывают, может быть, им ясно, что нам нужно…

Но я привыкла: приехать, со стрессом выступить и уехать. Это для меня лучше, это я точно знаю. Может быть, новичков по-другому надо готовить, не спорю. Но решила, что лучше сразу в Осаку полечу. У нас в Волгограде сейчас плюс 40, и я уже настолько привыкла к такой атмосфере, что в другой и не смогу. В Японии тоже жарко, так что перемен не будет. Можно дня за три прилететь.

НЕРВЫ, ЛОМКА И ОГУРЧИК

— Я правильно поняла: вас проблемы акклиматизации почти не волнуют?

— Мне акклиматизация, кстати, и не нужна особенно. И в Японии я выступала, между прочим, на 15,32 прыгнула. Я считаю, что у меня опыт большой, он поможет.

— То есть опыт может договориться с организмом?

— Ну как сказать? Например, если приехать и на следующий день сразу выступать — это одно. Это действительно очень тяжело, я так выступала. А если на третий день прыгать — то вообще без проблем.

— А вам прыгать придется много раз. Между прыжком в длину и тройным сколько дней отдыха будет?

— Значит, так — длина: квалификация, на следующий день финал. Потом на следующий день тройной — квалификация, день отдыха, финал. Когда мы в Японии перед сиднейской Олимпиадой выступали, на третий день я как раз и прыгнула 15,32. И это был новый рекорд России, но после этого я не чувствовала, что устала. А вот второй день тяжко было, когда ломка все-таки идет.

— Как бороться?

— Да не надо бороться, нужно просто выдержать — не ложиться спать днем, когда зевота начинает одолевать.

И тогда утром ты будешь как огурчик. А дальше организм сам разберется без проблем. Организм настолько уже… приспособился, что ли. Ты готовишься к тому, что когда приезжаешь (не важно куда: что в Америке стартовала, что в Азии, что в Австралии), то внутренне уже готова к первому дню, то есть к ломке. Потом ты, то есть твой организм, быстро перестраиваешься, потому что хороший спортсмен готов к любым адаптациям.

Ведь даже в Европе, если ты путешествуешь, одни ночные перелеты чего стоят! В 5 утра вставать, согласитесь, любому неприятно. Но поскольку ты уже готов внутренне, то это уже не играет никакой роли. Я в любой ситуации могу взять на себя этот перегруз организма.

— Говоря по-простому…

— Просто летишь в самолете и спишь.

— А если не хочется?

— Это вопрос профессионализма.

О ПОЛЬЗЕ ОЧНОЙ СТАВКИ

— Соперницы проблемы готовят?

— Кто же это скажет заранее? Могу только на цифры пока опираться: в длине у меня второй результат сезона, в тройном — первый.

— Вот наша сборная после Универсиады в Таиланде жаловалась на питание, слишком это все не для нашего желудка, кстати, эти же проблемы будут через год в Китае. Японская кухня вас пугает?

— Я не люблю рыбные блюда, если честно. Макароны по-флотски куда ближе русскому желудку. Это самое калорийное, любимое, энергетики — масса, я всегда перед стартом ими питаюсь.

— Но вы же не будете их сами в Японии готовить? Или у сборной будет повар?

— Да вы что? Мы и на Играх всегда без повара. Это в Русском доме повар, там нужней, там все тусуются, а мы в Олимпийской деревне едим то, что нам предлагают…

— Почему вы в год мирового первенства так поздно вошли в сезон — первый старт был лишь в начале июня?

— Еще в марте мы с моей подругой Олесей Зыкиной решили потренироваться в Испании. Отправились на остров, там находится прекрасная спортивная база, где есть все необходимое для тренировок, включая даже бассейн. Мы слышали об этом месте давно. И поехали — как на разведку. Когда сами побывали, поняли, что там действительно здорово. На следующий год тоже планирую туда поехать — может, еще кого-нибудь возьму с собой для компании. В марте там уже плюс 23, а в Волгограде в это время довольно прохладно. Потом в апреле поехали на сбор в Кисловодск — и впервые за всю десятилетнюю историю, что мы там бываем, с погодой нам не повезло по полной программе: туман, снег… В принципе тренировки не сорвались, но тренироваться в холоде было неприятно. Поэтому сезон я и начала только на “Знаменских”.

ДОЧЬ УТАЩИЛА МЕДАЛИ

— А когда начали старты в прошлом году?

— Первый старт был в мае в Дохе. Да я в этом году еще позже хотела приступить к турнирам — в конце июня. Когда в Жуковском выступала, даже еще с полного разбега ни разу не прыгала. Тяжеловато было, конечно, разбег был скованный, внутренняя неуверенность…

— И все же выиграли, несмотря на то что рядом были и Котова, и Симагина.

— Да, это была очная ставка, и я была очень рада, что смогла победить. Потому что все, что у меня на тот момент было, — это как раз желание победить. Ну ветер немного помог… А ведь те результаты, которые девочки показали в Сочи в конце мая, меня немного ошеломили — стабильно за семь метров!

— Неужели на вашу крепкую нервную систему могут подействовать такие вещи?

— Ну я не то чтобы растерялась, но была несколько обескуражена. И даже дочке сказала: “Вот еду, не знаю, меня, наверное, победят”.

— Настя проявила мудрость в ответе?

— Еще какую. Она сказала: “Хочешь, у меня есть одна медалька, я тебе ее подарю?” У нее есть одна медаль, не спортивная, конечно. Ей в Америке подарили, вот она и хотела мне в случае чего компенсировать неудачу. Я вообще иногда ее спрашиваю: “Ну а ты-то продолжишь мои традиции? Тебе тогда тоже дадут не одну медальку…” Она говорит: да, пойду в спорт, но, если у меня не получится, я пойду красить.

— Что или кого?

— Моя мама штукатур-маляр, так вот у дочки, видимо, и вылезло это стремление. Говорит, что все дома будет красить в розовый цвет, а то они все такие страшные. Но медали ее интересуют, это точно. Она все дотошно у меня выспросила: “Если занимают второе место, медаль дают? А если третье? А они тогда какого цвета?”. Я ей принесла олимпийские награды, полный набор. Она взяла, утащила к себе в комнату. Сутки они у нее там пролежали, потом я забрала. Еще про богиню победы успела ей рассказать. 

— Понятно, то есть про красоту спорта она уже знает много. “Если проснусь и ничего не болит — значит, я труп…” — это вы при ребенке стараетесь, наверное, не говорить.

— Она и сама все остальное видит, даже в свои пять лет. Как без травм обойтись? Я с ними живу. И привыкла давно уже к этому состоянию, и в спортивный диспансер хожу как на тренировку. Но это же не только моя проблема. Надо подходить ко всему реально. Можно избежать травмы — избеги ее. Нельзя — лечи.



    Партнеры