Свинство

Время в зеркале итогов

23 августа 2007 в 18:22, просмотров: 879

В конце 2004 года мэр Лужков запретил увозить на штрафные стоянки неправильно припаркованные автомобили, осознав, что толку от этого нет. Служба эвакуации сшибает деньгу, вымогая взятки за освобождение автомобиля, но свободнее на улицах не становится.

Было сказано, что отныне эвакуаторы будут перемещать на соседние переулки только те транспортные средства, которые мешают убирать снег, причем бесплатно для автовладельца. За все заплатит город.

Однако после окончания зимнего сезона эвакуацию не отменили. Наоборот, она набрала обороты и сейчас собирает те же урожаи, что и два года назад. Соседние переулки забыты. Машины, как и прежде, увозятся на спецстоянки. Единственное, что изменилось, — цена свободы.

Два года назад, чтобы освободить машину из плена, мы платили 1800 руб. за ее транспортировку эвакуатором плюс штраф в 100 руб., плюс приличные деньги за стоянку, которые начислялись начиная со вторых суток.
Сейчас за транспортировку платит город. Автовладельцу сотрудник ДПС только выписывает штраф — 300 рублей. За стоянку те же правила: первый день бесплатно, потом сорок рублей в час. 

Вам кажется, стало дешевле? Нет. Стало дороже.

* * *

Моя машина растворилась в окружающем пространстве в прошлую среду вечером, в начале девятого, с одной из улиц в центре Москвы. На ее месте стоял другой автомобиль. Все вокруг было заставлено машинами, ни одного пустого места. Там, впрочем, всегда все заставлено…

Поскольку у меня уже угоняли машину, на этой я установила автолокатор — систему спутникового слежения, страшно дорогую и надежную. Я позвонила автолокатору и сказала, что вот, машины-то нет. Оператор засуетился. Перезвонил через пять минут. Эвакуировали, оказывается, мою машинку, и надо ехать на Дурова, 18, составить протокол. Потом на Бауманскую — туда, где был рынок, который рухнул, — забрать ее со спецстоянки. “А вы где были, когда ее забирали?” — спросила я. Оператор объяснил: прекрасный автолокатор не реагирует на эвакуацию, потому что машину при этом поднимают ровно и не наклоняют в стороны. По тому, как заученно он это произнес, я поняла, что у них эвакуировали уже толпу клиентов, но автолокатор всех проспал.    

На Дурова, 18, на узкой лестнице стояла очередь на второй этаж. Небольшая, человек двадцать. Принимали три милиционера — капитан, лейтенант и сержант. Я прикинула, что на составление одного протокола уходит минут пятнадцать — на улице гаишник тратит примерно столько времени. Значит, придется отстоять часа два.

Через час стало ясно, что мой прогноз слишком оптимистичен. Очередь не двигалась. За час прошел один человек. Зато мимо нас по лестнице постоянно поднимались какие-то новые непонятные люди, которых сопровождали молодые ребята с лицами жуликов, крутившиеся на улице у входа.  

Стоять было тяжко. Душно, тесно. Несколько девушек в откровенных нарядах распространяли убийственный запах духов, от него резало глаза. Сесть было некуда, разве что на ступеньку. Туалет, разумеется, отсутствовал. Мужчины бегали за угол, дамы терпели.

Люди в очереди знакомились, выходили курить, рассказывали свои истории.

Четверо попались на удочку лжепарковщика — в жилетке, с жетоном, все как положено. Махал руками, заманивал на свободное место. Взял пятьдесят рублей. Когда вернулись, не было ни машины, ни парковщика.

У одной женщины забрали машину за то, что она припарковалась не по разметке. Разметка перпендикулярная, но другие автомобили стояли под углом, и она встала так же. Потом еще спорила с эвакуаторами, пыталась отстоять. Нет, забрали, хотя не имели права.

По закону, если владелец пришел, когда машину еще не увезли, ее обязаны вернуть. Кстати, именно поэтому эвакуаторы не подходят к неправильно припаркованным автомобилям, если в них сидят люди. Им нет смысла.

Сделают замечание, машина тут же отъедет, а они ничего не заработают. Зачем тратить время? Они же не за порядок бьются, а за свои бабки.

Из разговоров и наблюдений вырисовалась и сама “бабочная” схема. На дело выезжают тройками: эвакуатор, наряд ДПС и такси. Когда машину увозят, на месте остается таксист, ждет хозяина. Тот появляется и в отчаянии заламывает руки. Таксист выступает спасителем: “Я все видел, машину эвакуировали, надо ехать на Дурова, 18”. По дороге объясняет, что там дикая очередь, стоять два дня. Но можно быстро, цена вопроса — четыре с половиной тысячи рублей. Если товарищ соглашается, таксист мгновенно решает вопрос с жуликами, которые поджидают внизу, и через десять минут облегченный на четыре с половиной тысячи автовладелец убывает на том же таксисте на спецстоянку — забирать свою ласточку.

Если он приезжает без надежного таксиста, тогда жулик самостоятельно к нему подходит и предлагает решить вопрос за те же четыре с половиной тысячи. Эту сумму я слышала от всех, к кому обращались с подобными предложениями. Их в очереди было довольно много, но не все могли себе позволить отдать такие деньги. Или могли, но не хотели из принципа.

…Два года назад, чтоб вызволить машину из плена, надо было заплатить две тысячи. Сейчас четыре с половиной. Вот так мэр Лужков победил эвакуаторную коррупцию.

* * *

Около полуночи меня сменил муж. Он простоял до половины третьего ночи. Составление протокола действительно заняло пятнадцать минут. Потребовались права, техпаспорт и доверенность. Иногда еще требуют страховку, тогда приходится ехать на стоянку, забирать ее из машины, поскольку она у всех лежит в бардачке. Но по случаю жары, видимо, произошло какое-то послабление.

Вышел, поймал такси. На Дурова, 18 они стоят круглосуточно — золотое место, где всегда возьмешь клиента. На Бауманской пришлось обойти всю стоянку — машин двести, — прежде чем нашел нашу. Дома был в четыре утра. В семь вставать на работу. Такое вот издевательство. Бессмысленное и беспощадное.

…На той улице, где меня сурово наказали, машины как стояли вдоль тротуара, так и стоят. Если бы они парковалась там из хулиганства, когда вокруг полно отличных мест, а они лезут именно туда, где запрещено, — это было бы свинством. Но у них нет выбора.

Когда у людей нет выбора, наказывать их бесполезно. Служба эвакуации при таких условиях никогда не будет эффективной. Все равно что море решетом вычерпывать.

Но если его все-таки вычерпывают, значит, это кому-то надо. Значит, кто-то поднимает здесь хорошие деньги. И вряд ли это низовые исполнители.

Четыре с половиной тысячи им приходится делить на такую толпу, что по-настоящему “хороших” денег там ни у кого не набирается. Я даже готова поверить, что все это одна банда: эвакуаторы, милиционеры, автолокаторы, таксисты и лжепарковщики. Но не они здесь главные. Они просто паразиты, отсасывающие с чужой схемы свои “соточки”.

Главных скорее всего надо искать там, куда текут бюджетные деньги, которыми мэр Лужков оплачивает транспортировку неправильно припаркованных автомобилей. В 2005 году за эвакуацию одной машины он платил три тысячи рублей. Сейчас уже, наверное, вдвое больше. Получает их то ли департамент ЖКХ столичного правительства, то ли госучреждение “Городская служба перемещения транспортных средств”. Вот там и водятся настоящие “хорошие” деньги.

Впрочем, это всего лишь мое предположение. Реальную картину должен знать мэр Лужков.
Но если и он не знает — вот это уже действительно свинство!




Партнеры