Черная месть бледнолицего

Number One Fan встряхнул “черный рынок” Европы

23 августа 2007 в 14:58, просмотров: 327

Главная новость августа, бурно обсуждаемая в музыкальном сообществе, — прорыв билановского хита Number One Fan в Европе. Помимо того что он резво залез на вершины многих хит-парадов в России (в том числе на “ЗД”), этот трек, спродюсированный американским R’n’B гуру Тимбалэндом, уже две недели возглавляет чарт одной из крупнейших тематических радиостанций в Германии — Blackmusicradio.

Вопреки устоявшимся правилам шоу-бизнеса громкий прорыв случился задолго до премьеры сингла, и это обстоятельство бурно комментируется музыкальными обозревателями. То, что работ подобного масштаба, как совместный проект с крутым парнем Тимбалэндом, наш шоу-бизнес еще не знал, — практически неоспоримый факт. При этом Number One Fan обошла в еврочартах и записи самого Тимбалэнда, и хит такой новомодной, например, певуньи, как Rihanna.

Темнокожая фифа теперь должна кусать локти из-за того, что в прошлом году на церемонии World Music Awards в Лондоне она, воображая из себя большую звезду, не захотела фотографироваться с Яной Рудковской, продюсером Билана. Напыщенная старлетка скривила тогда губки, пискнула: “No photos!” — и с мучением в глазах (мол, как все достали!) посмотрела на своих бугаев-охранников.

А вот теперь Билан с Рудковской сами подумают, фотографироваться им с этой Рианной или ну ее. Потому что с тех пор помимо работы с Тимбалэндом и ожидаемого вскоре дуэта с Нелли Фуртадо перед Биланом на коленях уже ерзал и Майкл Джексон, восторженно постанывая so nice! (“Какая красота!”) на дне рождения принца брунейского (“ЗД” рассказывала об этом в марте), и мегазвезда Anastasia буквально днями задорно тискала Билана на одном напыщенном заказнике.

— Это все вышло так естественно, не натянуто, — с умилением переживает вновь и вновь то чудное мгновение сам Дима. — Я сидел за столиком, программу вели Максим Галкин и Игорь Верник. И они объявляют — Анестэйша. И она стала петь. Просто великолепно, своим этим мощным грудным голосом. Я не выдержал, подошел к сцене, встал на колено и начал ей подпевать, копируя ее же голос. Она хватает меня за руку и тянет к микрофону. И этот микрофон, как стакан воды, который мы пьем одновременно…

После столь неожиданного сейшна у того же микрофона развернулся диалог, сильно позабавивший гостей.

Анестэйша говорит: “Ты кто такой?”. “Дима Билан”, — отвечает Билан. “Нет, ты не Дима Билан, ты Димастэйша, — хохочет Анестэйша, — ты — суперстар, и я хочу с тобой петь!”. В общем,  в конце вечеринки они обменялись координатами на будущее, хотя ничего загадывать не стали. Зато публика весь вечер только и обсуждала — каков пассаж!

* * *

Собрав все последние прорывы Билана в одну кучку, “ЗД” поняла, что желает расспросить артиста о текущем моменте.

— После триумфа Never Let You Go и твоего успеха на “Евровидении-2006” многие со скепсисом говорили, что, мол, это была вершина, перепрыгнуть которую трудно. Ждали скорого конца. А ты как-то неприлично разошелся. Не боишься лютой зависти, сглаза чьего-нибудь?

— Я сам кого хочешь сглажу — “ЗД” ведь об этом и писала… (Заливается хохотом…) Я вот тоже завидую. Один мой приятель недавно познакомился с певицей, с которой я сам давно мечтал познакомиться. Теперь сижу завидую… На самом деле, если говорить серьезно, зависть, если это добрая зависть, является хорошим стимулом в работе, потому что разжигает дух соперничества, заставляет работать еще качественнее, вдумчивее, профессиональнее. Поэтому пусть завидуют — это даст творчеству новый толчок.

— Наверное, ты сейчас от гордости раздуваешься за первое место на Blackmusicradio? Некоторые считают, это посерьезнее “домохозяечного” “Евровидения”…

— Во-первых, это неожиданно. Во-вторых, приятно то, что это случилось без каких-то специальных действий с нашей стороны. То есть мы еще ничего никуда не продвигали, сингл даже не выпустили. Люди сами взяли все из Интернета, поставили в ротацию — и на тебе. Клево!

— Тебя в Америке не стебали часом, когда ты, весь из себя такой белый, завалился к этим черным парням на их поляну с R’n’B?

— R’n’B — не совсем “черная поляна”. Вот хип-хоп — это да. И там к белым в хип-хопе действительно относятся с подозрением. Надо очень постараться, чтобы к тебе отнеслись серьезно, и заслужить уважение, как, например, Eminem. С музыкой R’n’B проще. Это синтетический жанр, и придуман он именно белыми, и очень много белых прекрасно себя чувствует в нем. Главное — донести смысл в песне, убедить в искренности своих чувств, чтобы люди тебе верили.

— А чего тебя вообще понесло в эти дебри? Все же прекрасно было и с понятной всем попсой — и Never Let You Go, и “Невозможное Возможно”… Композитор Александр Лунев тебе уже и “Космос” сочинил, который — можно даже не спорить на миллион — станет мегахитом безо всяких Тимбалэндов, мучений, переживаний…

— Возьмем, например, Мадонну — она же мультистилистична, но всегда органична и естественна. Дело не в стиле, а в самоощущении. Я, например, вообще обучался по программе академического вокала и с таким же удовольствием могу спеть арию или итальянскую канцону. Новизна — это всегда здорово. Новые акценты, нюансы. Смотрят — белый парень, а поет, как черный. Потом, не совсем справедливо говорить “понесло”. R’n’B всегда был моим коньком, я начинал карьеру с этой музыкой, когда ее еще не брали на радиостанции. Мы тогда везде ходили с Юрием Айзеншписом, а нам говорили: песни, мол, не в формате. И никто их не крутил. Так что я сейчас в каком-то смысле отыгрываюсь за былую несправедливость.

* * *


Тем временем из Лос-Анджелеса подоспела очередная новость. Не менее культовый в этом жанре родной брат Тимбалэнда Себастиан, начитавший, в частности, самые аутентичные “черные” куски в последних записях Джастина Тимберлейка, не остался равнодушным и к работе своего братца с Биланом. Он начитал новую версию Number One Fan. Этот ремикс появился в Москве всего несколько дней назад. Одним из первых его услышал наш главный хип-хопер Тимати. Он воскликнул: “Не может быть!” — и признался, что его нереально вставило и прокачало. Теперь вот тоже сидит, наверное, завидует…



    Партнеры