Эксклюзив “МК”: как искали останки детей Николая II

Наш корреспондент была понятой при передаче праха на экспертизу

24 августа 2007 в 16:03, просмотров: 883

Сенсационная новость пришла из Екатеринбурга — найдены останки членов царской семьи. Цесаревича Алексея и его сестры, великой княжны Марии.

Как шли поиски? Каким образом будет проводиться экспертиза находки? И что за признаки уже сейчас указывают на принадлежность останков именно детям Николая II? Единственная журналистка, побывавшая на месте событий, — Надежда ДАНИЛЕВИЧ — только что вернулась из Екатеринбурга, где узнала все подробности у непосредственных участников раскопок. И — побывала в роли понятой при передаче останков судмедэкспертам.

Ночным рейсом 12 августа я срочно вылетела из Москвы в Екатеринбург — утром у меня была назначена встреча с прокурором-криминалистом Генпрокуратуры Владимиром Соловьевым. Его называют “царским следователем” — ведь именно Владимир Николаевич с 1993 по 1997 год вел дело о гибели семьи Романовых. Насколько достоверна сенсационная информация о том, что найдены останки цесаревича Алексея и его сестры Марии? На серьезность находки указывало то, что Генпрокуратура отправила в служебную командировку в Екатеринбург главного в России специалиста по этом вопросу...

Прошло девять лет после погребения в Петропавловском соборе царской семьи и преданных ей слуг. Поименно это император Николай II, императрица Александра Федоровна, три их дочери — Ольга, Татьяна, Анастасия, доктор Боткин, горничная Демидова, повар Харитонов и лакей Трупп. Останки Марии и Алексея так и не были тогда найдены.

В 1997 году судебно-медицинские эксперты закончили работу по идентификации останков девяти человек, найденных под Екатеринбургом, недалеко от Старой Коптяковской дороги.

И вот новая сенсация, о которой пока никто не знает. Неужели нашли, неужели это правда?! Я надеялась по голосу Соловьева в телефонной трубке понять — “да” или “нет”. Но Владимир Николаевич бесстрастно ответил: “Никаких комментариев я вам пока дать не могу. Приезжайте на Карла Маркса, 43а”. Это адрес отдела криминалистики прокуратуры Свердловской области, где я и встретилась с участниками поисковых работ.

Ориентир — записка Юровского

Первым человеком, которого я увидела в кабинете г-на Соловьева, был Андрей Григорьев, заместитель гендиректора НПЦ по охране и использованию памятников истории и культуры. Под его руководством и осуществлялся поиск места захоронения царских детей Алексея и Марии. 

— Наша организация имеет полномочия на проведение археологических исследований. В штате у нас профессиональные люди, которые имеют соответствующие документы — открытые листы на проведение археологических исследований, — рассказал Андрей Евгеньевич. — На территории, прилегающей к Старой Коптяковской дороге, на протяжении ряда лет проводились археологические раскопки и поисковые работы.

Целью их было найти останки двух членов семьи императора Николая II — цесаревича Алексея и великой княжны Марии. По воспоминаниям участников расстрела царской семьи в 1918 году, их трупы были сожжены и захоронены в районе лога. 

16 июля прошлого года я выехал на место предполагаемых раскопок вместе с представителями военно-исторического клуба “Горный щит” Виталием Шитовым и Николаем Неуйминым. Руководствуясь “запиской” Юровского (Яков Юровский руководил расстрелом царской семьи, в архивах Свердловской области хранится его “записка”, в которой он рассказывает подробности сокрытия тел. — “МК”), определили направление дальнейших поисков — на юг по Старой Коптяковской дороге.

5 мая этого года я встретился с председателем клуба “Горный Щит” г-ном Кручининым, который взял на себя финансирование и обещал содействие. В клубе существует группа поисковиков, которая регулярно выезжает на места боев Великой Отечественной и занимается поисками останков погибших солдат. Эти люди имеют огромный опыт полевых работ и поисковую технику.

С Александром Николаевичем Авдониным (именно он вместе с Гелием Рябовым в 1976 году обнаружил ныне похороненные в Петропавловском соборе останки. — “МК”) мы подробно обсудили возможности проведения поисковых работ на территории Поросенкова лога. В тот же день он передал мне карту предыдущих раскопов, проведенных с 1991-го по 1997-й. Авдонин как заведующий Музеем памяти Романовых направил обращение в Минкульт Свердловской области и в наш центр — с просьбой разрешить поисковые работы под надзором специалистов-археологов.

Девять добровольцев

На следующий день Владимир Соловьев организовал для меня встречу с двумя участниками поискового отряда из клуба “Горный Щит”. Вот как изложил события Николай Неуймин:

— Романовской темой я глубоко занялся в 1991 году после обнаружения Александром Авдониным останков царской семьи. Я хорошо знаком по архивным материалам с историей убийства, много лет знаю Виталия Шитова, лучшего краеведа Екатеринбурга, который десять лет работал в доме Ипатьева и собрал огромный архив по пребыванию Романовых на Урале. Примерно в январе 2006-го, посоветовавшись с Шитовым, я пришел к выводу, что место захоронения Алексея и Марии находится в Поросенковом логу недалеко от Старой Коптяковской дороги, и надо там  продолжить поиски... Возник вопрос об организации, которая могла бы официально осуществить раскопки. Обратились к Андрею Григорьеву, и он загорелся этой идеей. В его центре работает археолог Сергей Погорелов, занимавшийся раскопками в доме Ипатьева, ему и было доверено курировать работу поисковиков. Стали думать, кто примет участие в экспедиции. Из нашего клуба вызвалось 9 добровольцев.

Все участники экспедиции раскопками занимались безвозмездно, поэтому выезд за город в Поросенков лог был возможен только по выходным дням, один раз в неделю. Делали небольшие шурфы и искали следы костра, так как в записке Юровского прямо было сказано: два тела сожгли отдельно, чтобы усложнить идентификацию, в случае если белые найдут место захоронения. 

Щуп и лопатка

Останки обнаружил второй мой собеседник, член поискового отряда Леонид Вохмяков. Произошло это 29 июля.

— С 1991 года я практически каждую весну выезжаю на работу по поиску тел погибших военнослужащих на территорию Новгородской области, в Мясной Бор, а в последние годы я работал в районе Синявских высот в Ленинградской области, где шли ожесточенные бои, — говорит Леонид. — У меня большой опыт работы поиска останков погибших, в том числе в лесистой и болотистой местности. Лично мной найдены останки 50 человек.

Основная методика — это работа с щупом, ножом и саперной лопаткой. Щупом я могу определить, что находится в земле — кости, металл, камень... Во время экспедиции в Поросенковом логу я использовал те же методы, что и на местах боев. Определил себе площадь поиска — 200 метров в длину и 50 в ширину на юг от предыдущих раскопов. Шел зигзагом с севера на юг, тыкал всюду, как швейная машинка “Зингер”.

Я искал яму и нашел ее. Место это было не похоже на другие. Вокруг растет трава, и там пасут коров, а тут полянка 5 на 7 метров, поросшая крапивой. Щупом я определил, что на этом месте находится мягкая земля.

Саперной лопаткой снял дерн. Под ним находился толстый слой угля. Снял еще слой почвы и увидел, что земля там перекопана и перемешана с углями. Я понял: это то, что мы искали. Я был на сто процентов уверен, поскольку костер был на большой глубине...

— Вы сразу сообщили коллегам о находке?

— Нет, я пошел накрывать на стол. У нас готовилась курица на обед. Я не захотел беспокоить людей. Подумал: если я сообщу всем, что нашел нужное место, начнется суета, и никто не захочет обедать...

После обеда я оставил щуп, вернулся к месту обнаружения костра и начал копать саперной лопаткой. На глубине около 15 сантиметров пошла вода. А примерно на глубине 20 сантиметров от поверхности я нащупал кость.

Оказалось, это фрагмент тазовой кости небольших размеров желтовато- коричневого цвета. Я поднял ее и закричал Григорьеву: “Нашел!” Продолжил копать дальше и тут же обнаружил два фрагмента черепа небольшой величины. Потом нашел еще несколько крупных костей, фрагменты керамического сосуда, кусок расчески с обломанными зубьями…

О чем рассказали осколки

Всякий, кто соприкасается с романовской темой, не может обойти фигуру Александра Авдонина. Александр Николаевич — доктор геолого-минералогических наук, получил мировую известность как первооткрыватель места сокрытия останков последнего российского императора, членов его семьи и приближенных. Он автор книги-бестселлера “Ганина яма”, в которой рассказывает, каким путем он с 1976 года вместе с Гелием Рябовым шел к открытию века на Старой Коптяковской дороге.

Я побывала в Музее памяти Романовых, который он создал. Здесь подлинные вещи из Ипатьевского дома, оружие цареубийц и предметы раскопок на Старой Коптяковской дороге — черепки сосуда из-под серной кислоты, пули, разорванная нитка бус одной из дочерей Николая II. Поразительные документы “окаянных дней”...

Я спросила Александра Авдонина: что он думает о новых находках?

— В 70 метрах от основного захоронения обнаружены обожженные костные останки двух человек. Фрагменты двух черепных сводов, берцовые кости (видимо, порубленные), женская тазобедренная кость, несколько зубов и другие элементы, нуждающиеся в определении, — объяснил Александр Николаевич. — Кроме этого найдены три оболочки от пуль с выплавленным свинцом, керамические обломки от сосудов. Большая вероятность принадлежности костных фрагментов детям последнего российского императора определяется местом находки — вблизи захоронения царской семьи на Старой Коптяковской дороге. Теперь предстоит трудное исследование, свое слово должны сказать судебные медэксперты...

Экспертиза начинается

Я узнала, что эту работу будет выполнять Бюро судебно-медицинской экспертизы Свердловской области, которое возглавляет Николай Неволин.

— У нас для такой сложной экспертизы есть сегодня все необходимое оборудование, — утверждает Николай Иванович.

— С чего вы начнете экспертизу?

— Надо определить, чьи это останки — женские или мужские? Задача номер один — выделить из костей половой хроматин. У нас есть американский аппарат Real Time. Он определяет пол до того, как запустим генетическое исследование. Следующий вопрос — возраст. Это определяется по черепным швам. Хорошо, что найдены зубы — по распилу можно определить возраст.

17 августа в здании НПЦ состоялась передача останков судебным медикам. Я присутствовала там в роли понятой. “Номер такой-то — свод черепа, совсем ребенок, номер такой-то — зуб”, — слышала я комментарии экспертов. За столом Александр Авдонин сидел рядом, он внимательно рассматривал обломок черепной коробки и вдруг сказал: “Это Алексей...”

В отдельных пакетиках находились черепки керамического сосуда. Они совсем не подверглись влиянию времени. Такой же осколок был и в первом захоронении, от сосуда, в котором находилась серная кислота — ею чекисты обливали трупы перед сожжением, чтобы никто никогда не узнал о том, что они сделали.

И вот — узнали...

21 августа 2007 года заместитель генерального прокурора Александр Бастрыкин отменил постановление о прекращении уголовного дела по убийству царской семьи.

“МК” благодарит пресс-службу Генпрокуратуры РФ за содействие в подготовке материала.



Партнеры