Екатерина Волкова против политической карьеры сына

“Больше всего Лимонову нравится кормить Богдана из бутылочки...”

26 августа 2007 в 16:20, просмотров: 1639

Только в этой семье знают, кто станет президентом Украины. Правда, в самом отдаленном будущем. А станет им лет этак через …дцать Богдан Савенко — единственный сын лидера НБП Эдуарда Лимонова. Которому сейчас всего 9 месяцев.

“МК” выяснил, как воспитывает своего наследника первый нацбол страны. Оказалось — мечтает вырастить из малыша “первое лицо Украины”, ревнует его к красавице жене и вскоре будет болтать с мальчуганом по-английски и по-французски. Обо всем этом рассказала актриса Екатерина Волкова — жена Эдуарда Лимонова и мать Богдана Савенко.

— Катя, начнем с самого начала. Лидер НБП Эдуард Лимонов в 63 года впервые стал отцом. Когда увидел сына, какая была его первая реакция?

— Ну, во-первых, когда он доехал до роддома, он уже был пьяненький такой... Эдуарда пропустили ко мне в палату только при условии, что он наденет бахилы, халат и белую шапочку. Откровенно говоря, халат на нем напоминал скорее смирительную рубашку, бахилу одну он потерял в коридоре… Так что вот таким я увидела его. Счастливым и немножко сошедшим с ума. Когда Эдуарду показали сына, он робко спросил: “Можно я его поцелую?” Доктор тут же запротестовал: “Да вы что? Ребенку всего несколько часов!” В общем, я так поняла, что сын папе понравился.

 — Назвали Богданом. Не слишком распространенное имя.

— Мы с нашим папой довольно долго не могли определиться с именем ребенка. В нашем распоряжении был небольшой словарик, где указаны все мужские имена. Но нам его оказалось недостаточно — мы еще и Интернетом воспользовались. Оказалось, там есть ну просто все существующие имена в мире. Выбирали по принципу нравится — не нравится. Помню, очень хотели назвать Никита. Или Федор — в честь дедушки. А на Богдане остановились потому, что значение имени нам полностью подходило — Богом данный. Это ведь наш случай. Я мечтала о втором ребенке, о сыне. А у нашего папы это вообще первый ребенок в столь немолодом возрасте.

— А какая фамилия у наследника Лимонова?

 — Савенко. Ведь это настоящая фамилия нашего папы, Лимонов — это же псевдоним.

— И на кого похож Богдан Савенко?

— Пока рано говорить окончательно, дети в этом возрасте быстро меняются. Мне кажется, что больше на меня похож. А Эдуард считает — на него. Но глаза и ресницы пока явно мои.

— Катя, вашей дочери от первого брака 14 лет. Вы не сталкивались с проблемой многих родителей — старший ребенок ревнует родителей к появившемуся на свет?

— Да нет. В этом возрасте у детей, наверное, уже нет чувства ревности к родителям. Наоборот. Огромное счастье от того, что у нас появился маленький. Она с ним возится, сюсюкается, с большим удовольствием тискает его. К тому же настоящая помощница. Я совершенно спокойно могу дочку с маленьким сынишкой оставить одну дома или отправить погулять. И точно знаю, что все будет в порядке.

— А Лимонов вас к малышу не ревнует?

— Тут вы в точку попали. Если говорить о ревности, то я ее почувствовала не со стороны моей старшей дочери, а именно со стороны Эдуарда. Этот момент был предметом моего возмущения и негодования. Мне казалось, вполне естественно — сегодня центр нашей семейной вселенной должен по праву принадлежать этому созданию. Это же нормально, это хорошо и правильно. А муж мой иногда говорит: “Что ты все вокруг него крутишься, все равно он потом помнить ничего не будет!”

Конечно, Эдуарду хочется, чтобы Богдан побыстрее заговорил, чтобы с ним можно было хоть о чем-то пообщаться. А я, например, спорю: “Да как ты можешь, ведь и сегодня, пусть даже на таком уровне, но тоже происходит общение! Ведь сейчас самое интересное — наш сын изучает, исследует мир”. Да мне вообще так интересно наблюдать, как наш сынишка рвется вперед — вот он научился сидеть, вот на ножки встал... И мне казалось, что для папы это тоже должно быть интересно. Оказывается, не всегда. Папа ждет взросления. Но после нескольких мелких ссор по этому поводу я стала наблюдать, что Эдуард все же пересмотрел свою точку зрения. И стал с большим пониманием относиться даже к таким не очень приятным проявлениям малыша, как раннее вставание или проба голоса где-нибудь в шесть утра.

— У Богдана нет няни. Боитесь доверять малыша чужим?

— Дело даже не в этом. Во-первых, пока я легко справляюсь сама и получаю настоящее удовольствие от общения с сыном. А во-вторых, моя мама спит и видит — ну когда же у нее будет возможность понянчиться с Богданом? Но нас вот что останавливает. Дело в том, что няне можно в приказном порядке сказать, что и как следует делать. А как отреагирует бабушка на замечание? Она скажет: дескать, вот вы все не так делаете, все неправильно, а я все делаю верно. В семьях начинаются из-за этого ссоры и раздоры... А что касается няни… Я как насмотрюсь передач, в которых рассказывают, как няни детей поят пивом, — жутко становится! Тогда и задумаешься — нет, лучше уж к бабушке... Родной человек есть родной. Но у нас в этой связи еще одна проблема. Если бабушка приезжает к нам, в Москву, то ей нужно ведь жить где-то. А у нас просто нет такой возможности. Получается опять плюс в пользу няни — она пришла и ушла. Так что пока обхожусь своими силами.

— А другая бабушка, мама Эдуарда Вениаминовича, видела своего внука?

— Я возила нашего кроху к ней в гости, в Харьков. Маме Эдуарда уже 85 лет, она уж и надежду потеряла, что когда-нибудь вообще станет бабушкой. Кстати, она меня приятно удивила — несмотря на то, что живет совсем одна и уже в столь преклонном возрасте, у ее дома идеальная чистота, и сама она очень ухоженная, интеллигентная женщина. Кстати, у нее всегда идеальный маникюр. Молодец.

— До рождения сына у вас с Лимоновым был скорее гостевой брак — он приезжал к вам домой, но постоянно вместе вы все же не жили. Ситуация изменилась?

— Нет, ничего, к сожалению, не изменилось. Единственное — наш папа чаще стал бывать у нас дома. Он приезжает почти каждый день.

— Лимонов везде и всюду появляется в окружении охраны. Как же он с ребенком гуляет?

— А он с ним и не гуляет. Вот как раз потому, что ему необходимо везде и всюду быть с охраной, он даже не может выйти погулять с ребенком. А без охраны очень опасно.

Знаете, Эдуард с удовольствием кормит Богдана. И надо отметить, что у него это даже лучше получается, чем у меня. Когда сына кормит папа, тот более послушно открывает ротик и ест.

— А лидер нацболов не планирует, когда Богдан подрастет, и к нему приставить охрану?

— Я очень надеюсь, что когда наш сын пойдет в школу, Эдуарду и самому не понадобится охрана. Надеюсь, что-то изменится. Либо он уйдет из политики, либо его пустят в политику.

— Наверняка планируете будущее сына. Например, какие кружки ждут сына Лимонова?

— Да мы с нашим папой всерьез еще это не обсуждали. Сейчас что главное? Чтобы был здоровенький, крепенький, все зубки выросли, научился ходить и говорить. Когда подрастет, скорее всего отдадим в спорт. Какой? Мы договорились, что выбор останется за Богданом. Если говорить об иностранных языках, то здесь я могу быть спокойна — Эдуард знает английский и французский. Надеюсь, что он уже скоро начнет общаться с сыном на одном из них. Еще в наших планах отдать малыша с трех лет в садик. Совсем не обязательно, чтобы он был жутко пафосным. Главное, чтобы там с детьми занимались, чтобы были развивающие группы.

— А кем видит своего единственного сына Эдуард Лимонов? Наследником НБП?

— Нет... Он хочет, чтобы Богдан стал президентом Украины.

— А почему именно Украины?

— Не знаю. Может, потому, что это его родина. Но я не ставлю таких сверхзадач для ребенка. Он должен сам выбрать свое будущее, и я этому выбору буду радоваться вместе с ним.

Правда, мы не оставили ему выбора в вероисповедании — крестили 1 июля. Церемония прошла в Ростове-на-Дону, там живут наши друзья, поклонники творчества Эдуарда. Ой, это был такой большой праздник. Храм, где крестили Богдана, стоит на большой площади. Говорят, там в былые времена атаман собирал казаков на воинские походы. А в самой церкви есть и музей, где хранятся кандалы Стеньки Разина. Так что историческое место. Крестным папой Богдана стал адвокат Эдуарда Сергей Беляк.

— Катя, а вам хочется, чтобы ваш сын повторил судьбу отца? Политическую?

— Я ни в коем случае не буду настаивать на его профессии... Каждый волен делать свой выбор. Хотя... Может, я сейчас лукавлю, ведь Богдан пока еще маленький и до таких проблем, политических, нам с ним еще далеко. Но если честно, я бы не хотела, чтобы он занимался политикой...

Я вообще думаю, что нашему сыну придется несладко. Найдется немало желающих рассказать гадости про Эдуарда. Естественно, мы будем Богдана как-то морально готовить, чтобы он понимал отца — за что он сидел в тюрьме, понимал его политические взгляды. Да и вообще чтобы мог за отца морду набить!



    Партнеры