На честном слове и на одном крыле

влетает российский фондовый рынок из лета в осень

26 августа 2007 в 14:50, просмотров: 586

Помните анекдот про внутренний голос? Идет вечером мужичок с работы, а за ним компания хулиганов увязывается. “Все, капец”, — думает мужичок. “Нет, это еще не капец”, — возражает ему кто-то. “Ты кто?” — “Я твой внутренний голос”. — “А что ж мне тогда делать?” — “Беги по улице, заворачивай в первый переулок направо”. Побежал, завернул и с разворота налетел на другую толпу хулиганов. Те палки в руки похватали и бегом за мужичком. Он несется из последних сил: “Все, теперь точно капец”. — “Нет, еще не капец, — отвечает ему внутренний голос, — ты в подвал нырни, который рядом с подъездом”. Мужичок в подвал со всех ног, влетел рыбкой и прямо на стол, на котором группа неприятных с виду товарищей белый порошок расфасовывает. А рядом с ними автоматы с пистолетами лежат. “Вот теперь действительно капец”, — резюмирует внутренний голос.

Пожалуй, трудно найти более хорошее сравнение для того, чтобы передать настроения, царящие сейчас среди российских участников рынка коллективных инвестиций, доверивших свои накопления паевым инвестиционным фондам (ПИФам) и общим фондам банковского управления (ОФБУ). И действительно, картинка складывается более чем тревожная.

Назовите ураган…

Еще в середине третьей декады июля российский фондовый рынок забрался на самую большую в своей истории вершину, когда индекс РТС (показатель деловой активности) покорил отметку в 2091 пункт. И разочарованные было весенними горками инвесторы из числа физических лиц приободрились, надеясь если и не на повторение рекордов 2005 и 2006 годов, когда рост фондового рынка составил соответственно 88% и 72%, то хотя бы на вполне пристойные результаты на уровне 25—30% годовых.

Но вести с заокеанских экономических полей не дали им возможности долго тешить себя приятными мечтаниями. Сначала к августу индекс опустился до 1946 пунктов, а сейчас и вообще болтается на уровне 1820—1850. А всему виной, как говорят эксперты фондового рынка, кризис, который накрывает Америку. Начавшийся в секторе ипотечного кредитования, он захватил уже и другие области экономики и пока в отличие от урагана “Дин”, сморщившегося сейчас до летнего дождика, даже и не думает успокаиваться.

Чуть ли не каждый день очередная американская компания объявляет о своем банкротстве или о сокращении объемов деятельности. Что и немудрено. На протяжении последнего десятилетия американцы строили все больше и больше, а проценты по ипотечным кредитам только падали. Между тем, как подсчитали дотошные американские исследователи экономики, только снижение процентных ставок с 9% до 5% годовых уже само по себе вызывает рост стоимости жилья в полтора раза. (Кстати, нашим реализаторам нацпроекта “Доступное жилье” было бы не худо ознакомиться с этими данными, поскольку они буквально зациклены на снижении процентной ставки по российской ипотеке.) Дома в США росли как грибы. Но их стоимость росла еще быстрее. Американцы были готовы к этому, потому что история последних лет их убедила в том, что недвижимость будет только дорожать. (Вам это ничего не напоминает?) Трудовой и нетрудовой люд США валом повалил покупать собственные дома, а потом, когда федеральная резервная система США стала повышать учетную ставку, оказалось, что платить за жилье надо уже совсем другие деньги. Потому что в США ставка по ипотечным кредитам плавающая. К тому же страна вступила в некую демографическую яму (ой, тоже на что-то похоже!), и тут вдруг выяснилось, что число покупателей уступает количеству построенных и недостроенных особняков.

Казалось бы, какое отношение к рублям наших российских пайщиков имеет американская ипотека? Оказывается, самое прямое. И виной тому — сплошная глобализация мировой экономики. Простая логическая цепочка купли-продажи опоясала весь земной шарик. Даже те американцы, которые не прекратили выплаты по ипотечным кредитам, увеличили объемы расходов по этой статье. Что означает, что им пришлось меньше тратить на продукты, машины, отдых и прочая, и прочая. Кстати, подтверждением этого факта стало то обстоятельство, что выручка крупнейших торговых сетей внутри страны в летний период упала.

Поскольку Америка — крупнейший мировой покупатель, то снижение спроса со стороны населения и компаний вызывает уменьшение производства в тех странах, что поставляли в США свои товары и услуги. Например, в том же Китае, поставляющем в США отнюдь не только игрушки и ширпотреб. Теперь уже КНР получает меньше денег от внешней торговли, а следовательно, и сама будет закупать несколько меньшее, чем ранее, количество, к примеру, той же российской нефти. Так может выглядеть самая простая и примитивная цепочка торговых отношений, которая оказывает непосредственное влияние на наш фондовый рынок. А значит, и на стоимость акций российских компаний и паев ПИФов в силу ряда причин уменьшается.

То плющит, то колбасит

На этом фоне вряд ли можно считать откровением, что владельцы паев российских ПИФов в июле побежали из них, забирая свои денежки. За второй летний месяц, по подсчетам специалистов, из фондов акций было выведено 1,44 млрд. рублей, а из фондов облигаций гораздо меньшая сумма — всего лишь чуть более 300 млн. Нечто подобное происходило в апреле, когда портфели ПИФов похудели сразу на 1,9 млрд. рублей. Но тогда из фондов выходили в основном стратегические клиенты и те, кто хотел вложить свои деньги непосредственно в акции одного из крупнейших российских банков, проводившего IPO. В июле же, как признают сами управляющие фондов, в кэш, то бишь в наличность, побежала розница. Причем  часть пайщиков, забирая деньги из ПИФов, тут же переводила их на банковские депозиты. Наплевав на то обстоятельство, что банковские вклады в лучшем случае дают не более 10% годовых, значительную часть которых съедает всепожирающая инфляция.

Впрочем, часть этих товарищей можно понять. Особенно если учесть, что в июле стоимость паев в достаточно большом количестве ПИФов так же, как и индекс, достигла своего исторического максимума. Усилия управляющих компаний и журналистов, непрестанно твердящих, что покупать паи надо на минимуме, а продавать при наибольшей стоимости, не прошли даром. Пайщики зафиксировали реальную прибыль, которую им не могли дать вклады, переложились в более надежные инструменты и отправились по своим делам. Во всяком случае, хотелось бы надеяться, что дело обстоит именно так. Хотя, посмотрев на общую картину по результатам июля к концу месяца, радоваться было нечему. Средняя доходность ПИФов акций по итогам месяца составила всего лишь 1,5%. Неудачники потеряли до 3%, а счастливчики заработали не больше 4%. А за последнее полугодие средняя доходность ПИФов оказалась отрицательной: -0,7%.

Стали ли владельцы паев действительно более грамотными в обращении со своими деньгами, в реальности станет ясно только в середине сентября, когда управляющие компании подведут итоги августа. Ведь практически весь последний месяц фондовый рынок то плющит, то колбасит, а в результате почти все ценные бумаги на нем имеют всего лишь одну тенденцию — снижать свою стоимость. Если по результатам августа опять будет значительный вывод средств из ПИФов, значит, надежды на разум оказались преждевременными. И российскому инвестору коллективного рынка надо еще учиться, учиться и учиться, как говорил дедушка Ленин. Кстати, инвесторам, которые предпочли ПИФам акции конкретных компаний и вложились в IPO, не так уж и повезло.

Не ходил бы ты, Ванек, на три буквы

Что бы ни говорили про российский менталитет, наши сограждане держат нос по ветру и стараются не упустить ни одной возможности сохранить накопленное посильным и непосильным трудом. Вот только хронически подводят россиян три беды: излишняя доверчивость, нехватка времени и нежелание читать написанное мелким текстом. К примеру, в договоре о купле-продаже ценных бумаг. Вроде бы совсем недавно россияне познакомились с такой заморской диковинкой, какой является IPO, а по результатам всего лишь трех IPO крупных отечественных компаний физические лица преимущественно из числа граждан Российской Федерации оформили почти 300 тысяч заявок. Несли и свободные денежки, и последние 15 тысяч “деревянных”, отложенных на последний путь.
Компании были надежные, можно сказать, государственные, представляли привлекательные с

ектора экономики с большим потенциалом роста. Но более всего основную массу физлиц грело чуть более знакомое слово “дивиденды” и мечты о жизни рантье, которые усиленно насаждались лет десять тому назад с экранов телевизоров непрерывном потоком рекламных роликов, квинтэссенцией которых стал слоган “Мы сидим, а денежки текут”. В немалой степени интерес к дивидендам подогрело в свое время решение компании “Сибнефть” выплатить рекордные премии по акциям по результатам работы за год. Вот только пример Абрамовича, пустившего почти всю прибыль “Сибнефти” на дивиденды, никого смущать не должен. Во-первых, он это делал перед продажей компании государству. А во-вторых, и это самое главное, Абрамович выплатил дивиденды себе, любимому. Миноритариям же на таком празднике жизни стоит не забывать, чем заканчивается большинство русских народных сказок: по усам текло, а в рот, сами понимаете…

Денежки и потекли. Но только мимо и между пальцами новоявленных миноритарных акционеров. И дивиденды оказались не столь впечатляющими. Но самая главная ловушка таилась в мелком шрифте. Народ не обратил внимания, что акции, приобретаемые ими, не на руки выдадут в виде ценных бумаг с водяными знаками, а обяжут хранить в депозитарии в виде записей в реестре акционеров. А за услуги депозитария необходимо регулярно платить. Как было сказано в одном случае, “0,08% от рыночной стоимости купленных акций, но не менее 50 рублей ежемесячно”. Вот и получилось в результате, что лица, вложившие в развитие отечественной экономики 15 тысяч рублей (зачастую последние), подведя баланс, выяснили, что уже после получения дивидендов их инвестиции дали отдачу в минус 512 рублей. По номиналу, заметьте. А с учетом инфляции в реальности потери еще больше.

Чтобы больше не повторять ошибок, миноритариям и тем, кто желает ими стать, необходимо уяснить всего лишь одно обстоятельство. Пожалуй, единственный действительно значимый доход от акций российских компаний, на который они могут рассчитывать, реально получить лишь в случае их продажи. Но и это возможно только при благоприятной конъюнктуре. Что означает необходимость постоянно, лучше всего ежедневно, отслеживать котировки своих бумаг.

Личный взгляд и особое мнение

Так что на самом деле для тех, кто хочет заработать на своих инвестициях больше гарантированных банками реальных 2% годовых (в лучшем случае если инфляцию удастся остановить на 8%), нет никакой разумной альтернативы, кроме рынка коллективных инвестиций. То есть тех же ПИФов и ОФБУ.

При этом вряд ли стоит рассчитывать на быстрый и бурный рост рынка в ближайшие дни. Потери действительно есть, и они слишком велики, чтобы их можно было отыграть на спринтерской дистанции. Тем более что август уже прошел, а сентябрь в истории российского фондового рынка в последние годы не блистал особыми достижениями. Поэтому реального оживления на нашем нефтеориентированном рынке следует скорее всего ожидать во второй половине октября — ноябре. Когда, с одной стороны, еще не закончится сезон ураганов в Атлантике, заставляющий эвакуировать персонал с морских вышек Мексиканского залива и сокращать там добычу “черного золота”. А с другой — в Северном полушарии вплотную подступит отопительный сезон. Впрочем, даже если все произойдет в не столь значимых масштабах, ничего страшного не случится. Действительно в том случае, если вы подошли к инвестированию осознанно и разумно. То есть не надеясь на краткосрочные спекуляции, а в ожидании отдачи от длительного процесса.

По мнению экспертов Ассоциации защиты информационных прав инвесторов, более 10 лет отслеживающих ситуацию на финансовом рынке России, она выглядит вовсе не так катастрофично, как рисуют некоторые СМИ. Вот что, в частности, говорится в их письме, пришедшем в нашу редакцию: “Средства массовой информации будоражат инвесторов последние несколько недель: “Фондовые рынки падают! Грядет мировой финансовый кризис!” И все. Больше ничего говорить не нужно. Два громких высказывания рисуют в наших головах самые плачевные ситуации.

А все ли так печально? Да, сейчас есть проблемы у ипотечного сектора Соединенных Штатов, и что? Агрессивные фонды, состоящие из акций, предполагают достаточно большие колебания стоимости ценных бумаг. Да, все мы надеемся на доход, причем на высокий доход за короткое время. Но здесь никогда не обходилось без серьезных падений. Примечательно, что инвесторы, которые изначально вкладывали свои деньги на срок от 3 лет, практически не беспокоятся о текущем падении. И правильно делают! Подтвердим оптимистический настрой фактами. Самый глубокий финансовый кризис был в октябре 1987 года. Тогда рынок акций упал за неделю на 28,3%, причем большая часть пришлась на один день — 19 октября. Тем не менее рынок восстановился в течение 1,5 лет. Вспомним философию любого фондового рынка: “Все рынки во времени растут!” Если вы очень чувствительно относитесь к подобного рода высказываниям СМИ, если вы осторожно относитесь к колебаниям на рынке, если ваш срок инвестирования не больше одного года — выбирайте консервативные фонды. Они основаны на облигациях и дают постоянный, относительно небольшой доход. Подведем итог: ситуация сейчас напряженная. Краткосрочные инвесторы пострадают. Или решат перейти в статус долгосрочных инвесторов, что в данной ситуации будет приемлемым выходом из ситуации. В любом случае падение на рынках — хороший способ определить или проверить свой тип инвестора. Но немного жесткий.

Что можно посоветовать? Период падения на фондовом рынке лучше переждать в более консервативных облигационных фондах. Более того, для агрессивных инвесторов “обвал” — это возможность покупки подешевевших активов на дне коррекции. Нет никаких сомнений, что мировая экономика переварит этот кризис и продолжит восхождение.

Пусть сейчас наш фондовый рынок похож на тот бомбардировщик из песенки, что летел “на честном слове и на одном крыле”. Пусть и бак был пробит, и еще куча несчастий. Главное — не терять голову. Не продавать, когда дешево. Тогда шансов долететь до того места, где хотели бы сесть, гораздо больше.

Что такое IPO и зачем оно простому человеку

Все достаточно просто. Компания, до сих пор закрытая для стороннего инвестора, решает продать часть себя и предлагает желающим купить ее акции, которые потом будут свободно торговаться на фондовой бирже. Зачем это надо самой компании? Причин несколько: для одних это способ увеличить свою рыночную стоимость, другие добирают необходимые инвестиции для реализации новых масштабных проектов, третьи желают повысить свой кредитный рейтинг. И так далее.

Для обычного же гражданина смысл участия в IPO заключается в том, что акции компании предлагаются ему по некоей выведенной экспертами предварительной и начальной рыночной стоимости. То бишь по дешевке. Которая в процессе обращения на бирже становится дороже. И здесь уже можно получать прибыль за счет разницы курсов в случае продажи принадлежащих конкретному человеку ценных бумаг.



Партнеры