Кого ужалила Осака?

Наш специальный корреспондент Ирина Степанцева передает с чемпионата мира по легкой атлетике

27 августа 2007 в 17:40, просмотров: 472

Сегодня в Осаке будет играть Гимн России. Сколько раз? Не будем уточнять, а то спортивный бог рассмеется. А нам пока совсем не до смеха — смотреть в середине третьего дня чемпионата на медальную таблицу, в которой Россия просто отсутствует, даже противно.

Выступая в начале августа в Москве, Елена Исинбаева заметила, что, наверное, популярность легкой атлетики в России напрямую зависит от того, насколько народ подготовлен к восприятию турниров. “Ведь приходит обычный человек на стадион: с ума можно сойти — здесь прыгают, там толкают, с другой стороны бегут…

Человек теряется и совершенно не понимает: за кем следить, чего ждать?” В ликбезе воскресные болельщики стадиона “Нагаи” явно не нуждались. Тишина, которая вдруг со скоростью ядра влетела на арену перед стартом мужской стометровки, была даже пугающей.

Асафа Пауэлл и Тайсон Гэй. Ямайка против Америки. Вопрос победы рассматривался только под этим углом. У каждого за плечами — по пять побед в сезоне. У первого — мировой рекорд. У второго — тоже рекорд, но не зафиксированный из-за ветра. Ни одной очной встречи. И — море амбиций.

В повисшей тишине кто-то из коллег прошептал: “А чего это Пауэлл бежит в развевающейся майке?” (Когда речь идет о таких скоростях, а рекорд ямайца — 9,77, облепивший тело костюм вроде как даже и не обсуждается.)

“Наверное, уверен, что ему дополнительная помощь не нужна”, — раздался ответный шепоток. А крупный план показывал лицо Пауэлла — водой он, что ли, голову полил? Весь в водяных не каплях даже — бороздках…

Тайсон Гэй был сух. Двоюродный брат рекордсмена мира, Деррик Аткинс с Багамских островов, блистал рядом ярко-голубым костюмчиком с нестандартным рукавом три четверти.

Меньше чем через десять секунд спринтеры застолбили свои места на пьедестале: Гэй — первый (9,85), Аткинс — второй (9,91), Пауэлл — третий (9,96). Кстати, 16 лет назад в Токио, когда Япония впервые принимала чемпионат мира по легкой атлетике, автором мирового рекорда на стометровке у мужчин стал Карл Льюис с результатом 9,86.

* * *

Тайсон Гэй, ошалевший от радости, метался по стадиону. Метался в его руках и американский флаг.

Тайсона очень любят в Америке. Считают правильным парнем во всех отношениях. Он не дает поводов для сплетен, учится в университете, выбрал маркетинг для будущей жизни. Четыре года назад не попал в “афинскую” сборную США. Два года назад упустил медаль чемпионата мира в Хельсинки, став четвертым. А за два года превзошел сам себя, заблистав сразу на двух дистанциях. В Осаку прилетел, анонсируя три победы — 100 метров, 200 и эстафету. Реализация планов началась.

Гэй метался, а теперь уже экс-чемпион мира Асафа Пауэлл, уступивший даже своему кузену, довольно долго что-то выяснял, склонившись к местной по виду девушке, стоявшей у самого основания трибун. Но уход со стадиона огородами в его планы не входил. Спустя длительное время и победитель, и проигравший (все такой же мокрый) появились на пресс-конференции. И сидели там оба, как на собственных похоронах. Прессинг журналистов выдержать сложно, а когда это еще происходит после мощного взрыва организма, вообще многих прибивает к стулу намертво.

Что мог сказать Пауэлл? Примерно то, что и сказал: сначала я выигрывал, потом начал проигрывать, вот Тайсон и победил. Роковая ошибка — что не шел всю дистанцию с полной выкладкой. Что мог сказать благородный победитель Гэй? Что считает и себя, и Асафу победителем, тем более — рекорд мира не побит. Что им предстоит еще много раз встречаться. Что хочется ему ровной дорожки и стабильности, не хочется проколов, их было достаточно. Просил дать очухаться от стометровки и не пытался делать прогнозы на 200 метров. Когда пресс-конференция закончилась, было видно, что со стулом расстается с трудом: долго растирал ноги. А симпатичная девушка, с которой он пришел к журналистам, оказалась его мамой. Говорят, она так переживала за ребенка, что поранила длинным ногтем руку, отчаянно сжимая кулаки.

* * *

Квалификационную высоту (4,55) наши шестовички все преодолели без особых проблем. Светлана Феофанова заметила, что все, в общем, неплохо, хотя очень сильно болела голова: может, погода будет меняться, кто его знает, отчего болит. Климат? А что — климат? Ну, чуть-чуть привыкнуть надо, конечно. На вопрос, есть ли какие-то восстановительные приемы, пошутила: да, кондиционер у нас в номере есть.

А Елена Исинбаева, отделавшись, как это уже у нее принято, в квалификации только одним прыжком, как всегда, излучала жизнерадостность:

— Все жалуются, знаю, на погоду. А я привыкла: в Италии ведь летом 40 градусов, да и в Японии все здорово организовано, и нахожусь я здесь уже почти две недели. И прыжки уже почти идеальны. Еще чуть-чуть надо добавить — все будет просто здорово. Вот пока своей очереди ждала во время квалификации, фильм в голове прокручивала, который вчера смотрела. А что вы думаете? Я теперь всегда запасаюсь чем-то, чтобы на квалификацию выйти с подготовленной головой. Я же не могу все время о прыжках думать!

И вновь пообещала мировой рекорд…

Что обещает нам сегодняшний бег на 800 метров у женщин — спрогнозировать весьма сложно. Ольга Котлярова после полуфинального забега, отлежавшись на дорожке, попросила не мучить ее вопросами: “Поверьте, действительно тяжело”. Светлана Клюка выиграла свой забег, признавшись, что было страшно прибежать не первой — мало ли что? Вот это “мало ли что” сидит в мозгах у всех прочно. Тем более кенийская бегунья Юнис Джепкорир отобралась в финал женской 800-метровки с лучшим результатом сезона в мире — 1.56,17, более чем на секунду улучшив результат прежнего лидера — украинки Юлии Кривцун. А есть еще и Мария Мутола — страшилка для бегуний на все времена. Что ждать на сей раз от Мутолы, которую уже не раз отправляли вроде как в аутсайдеры, а она вновь выскакивала на пьедестал с завидным упрямством? В своем забеге она стала третьей, а попадают в финал первые две спортсменки, но показанные секунды дали легендарной спортсменке из Мозамбика возможность присоединиться к группе претендующих на пьедестал товарищей.

А Татьяна Лебедева, ко всеобщему счастью, наполнена упрямством и оптимизмом. Завив к новому чемпионату волосы мелким бесом, оставив прямыми лишь малиновые пряди, она, ворвавшись в смешанную зону после своей квалификации в прыжке в длину, сходу выпалила: “Какая жара? При чем тут жара? Ты приехал на чемпионат мира, выходи в квалификацию — и не мучай себя, прыгай с первой попытки! Тут все ждут акклиматизационную яму — я что-то такой ямы не вижу”. И сразу вспомнилось, как она говорила, что любит выступать на стрессе: приехал, взбодрился, победил.

Хотя — все, конечно, индивидуально. Юлия Носова-Печенкина, действующая чемпионка мира в беге на 400 метров с барьерами, оказавшись после забега в тени, сказала: “Это ужас, все плывет перед глазами, дорожка плывет, как бежишь, не понимаешь…” Зато понимаешь, почему местные женщины с раннего утра уже шагают по улицам под зонтиками.

* * *

Ты не проиграл, пока есть последняя попытка, — так считают чемпионы. И не выиграл, пока есть последняя попытка у твоего соперника. Последняя попытка новозеландки Валери Вили в толкании ядра заставила ее просто безумствовать от восторга — 20,54. Но впереди была еще спасительная возможность для чемпионки мира Надежды Остапчук из Белоруссии подкорректировать ситуацию. Не хватило совсем чуть-чуть — 7 сантиметров…

После все же упущенного “золота” Остапчук расскажет, что чувствовала: “Прошла квалификацию, и мне потом было очень плохо. Днем не могла сползти с кровати. Утренняя жара просто свалила с ног. Я не знала — смогу ли вообще выйти в сектор. Давление подскочило, все время тошнило. Слава богу — после первой попытки удалость выжить. Давила духота, поэтому экономила силы как могла. Думаю, что расписание чемпионата составлено все-таки как-то лихо: при таком пекле проводить в один день соревнования в нашей дисциплине (и квалификацию, и основную часть) — это уж чересчур. На прошлом чемпионате мира в Хельсинки наша соревновательная программа была растянута на два дня. И это правильно”.

Кстати, в понедельник утром прошла квалификация у женщин в метании диска. Даша Пищальникова, победительница чемпионата Европы в Гетеборге, тоже посетовала, что метать в таких погодных условиях — чудовищно. И — ушла в отель собирать кубик Рубика. “Вы что, думаете, что сутки на его сборы — это очень много? Попробуйте сами”.

Мы бы, может, и попробовали, но, простояв утреннюю программу под крышей глубокой каменной тарелки стадиона и оставив под собой неприличные, но уже привычные здесь лужицы, понимаем, что желаний больше нет. Кроме одного — попасть в объятия кондиционера. Восстановиться. Шутка Феофановой доходит до заторможенного сознания.



    Партнеры