Тайны собачьего рая

Корреспондент “МК” поработал в доме отдыха для элитных собак

27 августа 2007 в 16:42, просмотров: 1026

Личный пляж на участке, двухэтажные апартаменты, меню по спецзаказу, охота, которой бы позавидовали завсегдатаи какого-нибудь Завидова... Вдобавок гостям этого пансионата полагаются персональный психоаналитик и гувернантка.

Сами же гости — четвероногие.

Уезжая на Сейшелы, Карибы да Бали, хозяева собак раскошеливаются на отдых и своим четвероногим питомцам. Сыпучие пески, пальмы, палящее солнце собачкам ни к чему. Им покупают путевки в подмосковные пансионаты, где каждому “хвосту” положены просторный вольер, уютный домик с двуспальным местом и ванна с освежающей водой. За день постояльцы успевают опробовать индивидуально составленное меню, показаться ветеринару, прогуляться без поводка по лугам, погоняться за лисами и барсуками в искусственных норах и даже завести роман.

Как отдыхают элитные московские псы, выяснил репортер “МК”, устроившись “вожатой” в пятизвездочный отель для собак.

Отдыхающим можно все

5.00. В гостиничном комплексе разномастный лай. А все — кот Геббельс. Именно он частенько “объявляет” по пансионату подъем. Идет себе с нагловатой мордой мимо VIP-номеров, задрав хвост. Около оскалившегося стаффордширского бультерьера Агасси нарочно притормаживает, стоит, водит усатой мордой, дразнит и… ныряет в апартаменты к болонке Моте, с которой частенько гоняет на пару ярко-розовый мяч.

С веранды служебного помещения, как из капитанской рубки, нам с главным менеджером Надеждой хорошо видны три линии для крупных, средних и мелких собак.

Лабрадор Санта с раннего утра принимает водные процедуры: сидит, перебирая лапами в ванне с водой.
Фокстерьер Монморанси выложил у чашки с водой трофей — пойманную мышь.

У аргентинского дога Бельмондо в вольере гора свежей земли. Дома у пса весь двор залит асфальтом, вот он и отрывается в пансионате: каждый день высверливает лапами по новой воронке, которую кинологи методично засыпают и утрамбовывают.

В VIP–гостинице четвероногим отдыхающим можно все: лаять и прыгать до одури, плескаться в ванне, охотиться, делать подкопы, грызть деревянные чурки, кокетничать с соседками.

На каждого постояльца в пансионате отведено для выгула по 40 “квадратов”. В вольерчике есть участок с газоном, песком и гравием.

“Кидайте кегли непрерывно”

6.00. С дежурным кинологом Алексеем Морозовым идем выгуливать постояльцев. Мне доверяют среднеазиатскую овчарку Хана, напарник выводит его соплеменницу — Гизу. Обе собаки ростом с пони.
“Кто кого ведет?” — думаю я, плетясь за 85–килограммовым гигантом. Алексей рассказывает о пристрастиях отдыхающих: Хан любит слушать колокольный звон, а Гиза — нюхать цветы.

Отношения в собачьей семье не совсем как в среднеазиатском гареме. Гиза хоть и “настоящая девчонка из Азии” (пока Хан не поест, она не притрагивается к еде), но ревнивая — жуть. Заняв место любимой жены, не подпускает к Хану ни одну суку, усиленно охраняет мужа-“бая”.

Малышки появились у их хозяина не случайно. Предпринимателю привиделось во сне, как от стаи волков его спасли две огромные собаки — “азиаты”. Сон он посчитал пророческим, тут же поехал в питомник и взял двухмесячных щенков.

Навернув по росе с Ханом пару километров, получаю на руки следующего отдыхающего — 14–летнего “дедушку” Акбара, в довесок — две кегли, которые требуется беспрерывно кидать. Хозяин восточноевропейской овчарки, генерал в отставке, просил усиленно тренировать собаку.

Взмыленная, тащу бегать по бревну толстуху-таксу Шерри. Хозяйка по приезде хотела видеть “девочку” похудевшей. Хозяин шотландского сеттера Аббата сообщил, что любимец обожает лесные водоемы, и я следом за псиной несусь к пруду. Аниматоры в человеческих отелях от такого графика быстренько выдохлись бы...

Меню по спецзаказу

Едва переведя дух, слышу: “Пора готовить завтрак”. Да-а, мне б на отдыхе так жить. Рассматриваю вывешенный на стене стенд: для каждого из тридцати постояльцев составлено индивидуальное меню. Бассет-хаунд Джонни, видите ли, аллергик, ему говядину нельзя, только курочку. Бульмастиф Багира тоже на диете — недавно “девушка” пострадала от клеща. Теперь ей требуется восстанавливать печень, и поэтому Багире варят рисовую кашу на мясном бульоне.

Для шарпея и самоедских лаек готова гречневая каша с мясом и овощным рагу. А ротвейлерша страсть как любит рыбу — для нее кинолог Женя приготовил головы трески. Предварительно оттяпав у них зубы.

Чувствую себя официанткой на завтраке в “пяти звездах”. На тележку для лабрадора ставим два биойогурта, для щенка сенбернара — творог с кефиром, для йоркширского терьера режем мясо, бананы, виноград и яблоки.

Раскладывая деликатесы по чашкам, в каждую из них разбиваем по перепелиному яичку: по мнению ветеринаров — кладезь витаминов и микроэлементов...

Раздавая миски, я по инструкции проговариваю ключевые слова: “Гордик хороший”, “Борюсик умница”. Так собачек звали в семьях — не дай бог перепутать...

Собачий “психоаналитик”

8.00. У вольеров нас встречают радостным лаем. Даже у рычащего обычно бультерьера Шони хвост ходит ходуном.

Может, дома кто и крутит носом, не прикасаясь к еде, а в загородном пансионате у постояльцев отменный аппетит.

— Собаки — как дети в детском саду, — говорит кинолог Алексей. — Соседи все едят, волей-неволей тоже начнешь уминать свою порцию. К тому же хвостатых жаба душит: а вдруг еду отнимут?

В пансионате правило: мисок с едой в вольерах не оставлять. Через полчаса мы сгребаем чашки, моем их с хозяйственным мылом. А отдыхающим выставляем плошки с пропущенной через фильтр родниковой водой.

10.00. Пока идет обход ветеринарного врача, на котором собакам обрабатывают уши, складочки на коже, подушечки лап, обрезают когти, я выступаю уже в роли горничной — отдраиваю два освободившихся номера люкс.

Собачий домик впору сравнить с моим садовым. Постояльцам предоставляется на выбор два спальных места: хочешь — спи внутри конуры, хочешь — на крыше, высунув голову в окошко. Тру мыльным раствором пол и стены, потом тщательно вычищаю территорию вольера, привожу тачку свежего песка... Эх, оказаться бы на месте колли, которую только что привезли на навороченном джипе вместе с собственной постелью: мохеровым одеялом и пуховой подушкой...

Посмотрев ветеринарный паспорт с отметками о прививках, главный менеджер Надежда Глебова просит хозяйку как можно подробнее рассказать о характере и пристрастиях собаки.

Следом, посмотрев паспорт с отметками о прививках, в отель оформляют сенбернара Бенедикта. Он прибыл в дом отдыха с ящиком игрушек. Хозяева озабочены: Беня, понимаете ли, тяжело переносит, если семья не в полном составе. Когда двух дочерей отправили за границу на языковые курсы, он не ел два дня. Как теперь останется один? Решить проблемы поможет зоопсихолог.

Месяц назад одни хозяева привезли в наморднике ротвейлера и предупредили: “Мальчик свирепый, страшнее льва. Зовешь — не всегда обернется. Соседи иначе как людоедом не величают”. В пансионате к псу прикрепили зоопсихолога. Он понял: дивана нет, домочадцев не видно, “строить” некого. На радость кинологов, собака оказалась “пищевиком” — за лакомый кусочек из спецменю готова была выполнить любую команду... За месяц, говорят, ротвейлер стал “своим парнем”, даже полосу препятствий научился проходить.

Охота — круче, чем в Завидове

12.00. Вольеры пустеют. Одни собаки отправляются на дрессировочную площадку демонстрировать свои рабочие качества, другие с нетерпением ждут охоты. Тут все тоже обустроено по VIP-разряду — к услугам отдыхающих целый зоопарк. Невольно вспоминаю подробности “царских охот” в Завидове...

Ягдтерьер нюхает воздух и дрожит от возбуждения. Он будет разминаться в бельчатнике. На лесном участке по верху сосен и елей петляют сетчатые тоннели, куда, на радость терьеру, запускают белок и куниц.

В соседнем вольере западносибирская лайка с говорящим именем Валюта, предчувствуя сказочное удовольствие, скребет лапами. Ее будут натаскивать на кабана. С хрюшкой Торпедой она будет встречаться уже в пятый раз. С собаками Торпеда хитра и изобретательна, но дело свое знает хорошо — “учит” псов быстро и качественно.

А мы с фокстерьером Монморанси отправляемся в лисятник — к искусственным норам. К его услугам представительница экзотической профессии — нор-мастер Татьяна.

В петлеобразных искусственных норах с переходами и тупиками Моня гоняется сначала за лисой, потом за барсуком, следом за енотовидной собакой…

Ошалевший от счастья, Монморанси возвращается в отель и валится как подкошенный. В пансионате наступает тихий час. После тренировок, дрессировки, натаски собаки отдыхают. Впрочем, слух тех, кто не спит, услаждает... ручной ворон, отданный в пансионат с “Мосфильма”. Он научился подражать и басу сенбернара, и тоненькому попискиванию пекинеса.

Гав–гав амур

17.00. Четвертый раз за день отмываю от песка чашку с водой у ньюфаундленда — собачка со всеми вытекающими любит купать в ней свою резиновую розовую хрюшку. Комфорт постояльцев превыше всего...

Кинолог Алексей работает на линии, где обитают маленькие собачки: чихуахуа, той–терьеры, йоркширы. С малютками всегда сложнее. Изнеженные, выращенные на диванах, привыкшие к лотку в качестве туалета, они первые дни носу не показывают на улицу. Когда “живые игрушки” распробуют вкус свободы, только держись.

Несколько дней назад в отель привезли йоркшира. Чтобы отдыхающий освоился, Алексей взял крошку с собой в служебное помещение. Лютик тут же захватил кровать и норовил укусить всякого, кто приближался к его территории.

А кинолог Женя недавно опекал шпица Масяню. Малютка никак не хотела сидеть в вольере одна, просилась к людям. В результате стала жить в пансионате на свободном выгуле: рассекала себе по территории, ловила жуков. Особенно полюбила кухню, каждый раз выходила с кинологами на раздачу. Заодно сменила и рацион питания: вместо сухого корма пристрастилась к мясу, сыру, студню.

Когда хозяйка приехала забирать Масяню, та сиганула мимо нее на кухню. Хозяйка чуть не расплакалась от обиды.

19.00. Время открывать салон красоты. Протираю специальной рукавицей таксу, следом расчесываю щеткой лайку. И наблюдаю, как в соседних вольерах кипят шекспировские страсти.

Кобелек голой китайской хохлатой собачки, которому даже в зной включают в домике инфракрасные обогреватели (!), переселился жить на улицу. Виновница — новая соседка, лабрадор.

Влюбленный, пытаясь привлечь внимание красотки, просовывает сквозь решетку игрушку, потом, как настоящий джигит, начинает вытанцовывать. Лабрадорша, лизнув пару раз низкорослого кавалера в лысую макушку, заваливается спать. Кобелек, горя от любви, продолжает вышагивать гоголем вдоль вольера.

Курортные романы, по словам кинологов, в пансионате случаются постоянно. Бывает, что пес скребется в стенку соседке, приглашая на прогулку, потом выйдут оба, встанут напротив друг друга и смотрят через решетку глаза в глаза.

Симпатии возникают непредсказуемо: гигантский дог трогательно опекает на прогулке чау-чау, мопс провожает влюбленным взглядом эрдельтерьера...

* * *

Удивительно, но и из элитного пансионата иной раз собак не забирают. Например, так и не дождалась хозяев самоедская лайка Денник. Пса определили в отель на время ремонта в загородном доме. Когда хозяева сделали новую винтовую лестницу взамен сгрызенной Денником и купили новый диван вместо порванного лайкой, поняли: а без собаки-то тихо, спокойно. Позвонили в пансионат и попросили пристроить пса в добрые руки. Кинологи отдали собаку в питомник...

20.00. Трудовая смена — к концу. Спину ломит, руки отваливаются. Дома валюсь на кровать как подкошенная. Слава богу, завтра можно будет “отдохнуть” за компьютером...

ЧТО ПОЧЕМ

Содержание крупной собаки — 500 руб. в сутки, средней — 450, маленькой — 400.

Общий курс дрессировки — 7100 руб.

Одно занятие с собакой на норах — 150 руб.

Натаскивание собаки по поверхности на кабана — 100 руб., на белку — 50 руб.

В общем, за пару недель элитного отдыха по полной программе для своего четвероногого питомца хозяева выкладывают стоимость путевки на приличный человеческий курорт...



    Партнеры