Объявлено убийство

Народной артистке Татьяне Карповой грозит расправой внук ее покойного брата. За квартиру в центре

30 августа 2007 в 15:56, просмотров: 566

…Вся театральная общественность Москвы на ушах. В курсе все — театр, СТД, суды, милиция, но… с помощью можно опоздать. Неадекватный человек со своими дружками может привести угрозу в исполнение: скажем, актрису может сбить машина — или легкий сердечный приступ. А впрочем, дело может решиться и без всякой имитации. Ибо человек, в самую жару держащий актрису в заключении в течение пяти суток без еды и воды, способен на все. Однако наши доблестные правоохранители не спешат вмешиваться…

Татьяна Карпова… Актриса театра им. Маяковского, лауреат Госпремии, c 90-летием ее поздравлял Путин. Хазанов приглашает ее в свой Театр эстрады играть одну из ролей… Живи да радуйся, верно? Да только покоя нет. Женщина опасается выходить из дома, подходить к телефону, потому что каждый божий день раздаются звонки с угрозами.

— А история такая, — начинает рассказ Татьяна Михайловна, — сначала у меня умер муж. А потом — почти год назад — я упала и сломала шейку бедра. Было три тяжелые операции, лежала в больнице… И вот объявился внук моего покойного брата по имени Константин Саксин. Сказал, что хочет помочь с оформлением всяких нотариальных вещей, связанных с кончиной мужа и с пенсией. Я его прописала. А чтоб каждый месяц не мучиться с разовой доверенностью для получения пенсии, я дала ему генеральную доверенность… поверила.

…Когда в конце января 2007 года гендоверенность истекала, негодяй понял, что пора действовать жестко и решительно. Он за 950 000 рублей продает квартиру своему отцу, а тот спустя короткое время перепродает ее обратно сыну. Карпова выходит из больницы и обнаруживает… что она бомж. А квартирка-то — на Украинском бульваре, близ Кутузовского проспекта.

— Когда я все узнала, “внучок” мне сказал: “Будете себя вести прилично — останетесь здесь жить, а нет — отправлю в дурдом”. Я обратилась в суд, квартира стала “спорной”. Вместе со своим подельником, неким Леонидом Таныгиным, он, введя в заблуждение милицию и МЧС гендоверенностью, взломали железную дверь и проникли в квартиру…

Женщина сказала, что будет жаловаться на этот беспредел, на что друзья лишь ухмыльнулись: “А ты доживи до завтра!”.

Рассказывает адвокат г-жи Карповой:

— Они, Саксин и Таныгин, измывались над нею. Жара жуткая, а она лежит — не помыться пойти, ни попить… Купили клубнику и начали перед ней демонстративно кушать, приговаривая: “Клубнички не хотите ли?” Татьяна Михайловна кричала, просила о помощи… Позже нам огромных усилий стоило туда попасть, пост милицейский приставили, но… и “скорая”, и милиция все как-то нехотя отпирались: мол, гражданское дело, сами и разбирайтесь, хотя это уже статья — “незаконное лишение свободы”.

…Бездействие милиции категорически возмущает. Вот адвокаты рассказывают участковому об угрозе убийства. А тот в ответ (адвокат точно цитирует слова старшего участкового Авагяна): “Раз Саксин эту угрозу не довел до конца, раз нет трупа, то и угрозы никакой не было!” Фантастика!

Татьяна Карпова:
— Помимо всего прочего “родственник” решил сделать меня “неадекватной”. Ходил к врачу, говорил, что я никого не узнаю, что у меня спутанность речи и вообще… Но врач отказала в таком заключении. Потом пошел в собес с тем же требованием — и там отказ. Пошел к юристам…

Добавляют адвокаты:
— Нам потом звонили юрисконсульты, к которым он ходил. Саксин же украл медицинскую карту Карповой и ходил с ней всюду. Но юристы поняли сразу же: здесь — чистая уголовщина!

— А вообще-то этот Саксин адекватен?

— По-моему, нет. Ему около 43 лет, с одной стороны — такой трусоватый и забитый, а с другой — чуть что, сразу же начинает психовать и набрасываться. Работает посредником в каких-то коммерческих структурах…

…В довершение ко всему “внучок” перепортил в квартире все средства связи — сломал телефон, дверной звонок, домофон. Недавно к Карповой приходили мастера, дверь меняли (за которую она выложила 22 000), они-то и обнаружили пакость на каждом шагу…

Актриса:
— Он меня изолировал, чтобы со мной было легче расправиться. Требует, чтобы я отозвала исковое заявление в суд о признании всех этих сделок незаконными. Звонит каждый день с угрозами. Мне нужно на реабилитацию лечь — не могу, на улицу выйти — не могу. Они каждую секунду могут снова ворваться! Я без пяти минут бомж на той самой жилплощади, которую я получила, 60 лет отслужив в театре! Родственников не осталось — кто поможет?

Рассмотрение дела перенесено Дорогомиловским судом аж на 30 октября. Все ли участники драмы доживут до этой даты? Вот в чем вопрос.



    Партнеры