Рыбный косяк судьи Букреева

Продать свободу проще, чем купить

30 августа 2007 в 15:31, просмотров: 2060

Всякий военный скажет, что командиры части воруют. Многие даже знают конкретно, на чем и как они делают деньги. Но мало кому известно, почему их за это так редко наказывают.

История военного судьи Букреева раскрывает тайные механизмы этого загадочного, но в то же время обыденного явления. По сведениям наших источников в правоохранительных органах, бывший зампред Северо-Кавказского окружного военного суда оказался героем уголовного дела именно в результате командирского воровства, которое при его содействии осталось фактически безнаказанным.

Спасти полковника Серкина

С 2000 года Северо-Кавказским округом командовал Герой России генерал-полковник Геннадий Трошев. Начальником продовольственной службы у него был полковник Серкин.

У коммерсантов, состоящих в дружеских отношениях с командирами округа, Серкин закупал продовольствие по ценам, которые в несколько раз превышали оптовые. Накрутка составляла от 50 до 200% от реальной цены.

Коммерсанты возвращали эти проценты Серкину. Он делил их с самыми высокими чинами СКВО и Минобороны, и не Серкину доставалась здесь львиная доля.

В августе 2001-го сотрудники Управления ФСБ по СКВО начали проверку доходивших до них сведений о продовольственных махинациях. В декабре 2002-го Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Серкина. Через полгода ему было предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления по статье “Превышение должностных полномочий” и применена мера пресечения — заключение под стражу, в связи с чем он переместился из Ростова в “Матросскую Тишину”.

Пока Серкина не поместили в СИЗО, он отчаянно искал выходы на Северо-Кавказский окружной военный суд, где его должны были судить. За Серкиным было установлено оперативное наблюдение, поэтому следствию стали известны каналы, по которым он засылал в суд деньги.

Начальник Центрального продовольственного управления Минобороны генерал-лейтенант Петриченко подогнал Серкину “своего” предпринимателя Коломийцева. Коломийцев вывел его на заместителя московского городского военного прокурора Мирошниченко, который учился вместе с Владимиром Викторовичем Букреевым, полковником юстиции, первым замом Северо-Кавказского окружного военного суда. По данным наших источников в военной контрразведке, в марте 2003-го Серкин передал ему через Мирошниченко 160 тысяч долларов.

Юридическую и правовую поддержку Серкину оказывали адвокат Игорь Зубов (бывший сотрудник военной прокуратуры СКВО) и заместитель военного прокурора СКВО по следствию, полковник юстиции Шариф Ахмедов. Их помощь сыграла большую роль. Несмотря на многоплановость серкинских афер, обвинение было предъявлено только по одному эпизоду. В 2001—2002 годах он закупил для округа три тысячи тонн мороженой рыбы путассу за 70 млн. рублей. Ценовая экспертиза пришла к заключению, что рыба стоила вдвое меньше. За одну эту закупку Серкину грозил срок от 3 до 10 лет.

Ложно понятые интересы службы

Информация по делу Серкина поступала в Администрацию Президента и в Минобороны. Поскольку безобразие творилось в хозяйстве генерала Трошева, министр обороны Иванов приказал ему сменить должность командующего Северо-Кавказским округом на должность командующего Сибирским округом.

Генерал Трошев вспылил: уезжать из Ростова в Читу? С какой стати? Оскорбившись, он подал в отставку, а спустя несколько месяцев занял почетную должность советника Президента России по вопросам казачества.

Однако слухи о том, что в деле Серкина замешан Трошев, уже дошли до журналистов. Судебное разбирательство грозило иметь скандальные последствия. Чтоб скрыть причастность высокопоставленных покровителей Серкина, надо было снизить статус суда, превратить путассу в мелочь, не стоящую внимания.
Дело Серкина было направлено в гарнизонный суд Ростова-на-Дону, где председательствовал полковник юстиции Сергей Панченко, добрый друг и товарищ Букреева.

15 ноября 2003 года Серкина доставили этапом из Москвы в Ростов. Его дело приняла к производству двадцативосьмилетняя судья Ирина Кочеткова, уважавшая судью Букреева как грандиозного мужчину и опытного профессионала.

Кажется, это было ее первое дело. Присутствовавшие на суде наблюдатели отмечали, что судья очень слабо представляет механизм образования розничных цен и имеет весьма смутные понятия о том, как должны закупаться товары для государственных нужд.

24 февраля судья Кочеткова признала Серкина виновным в халатности, переквалифицировав вменявшуюся ему ранее статью “Превышение служебных полномочий”, и назначила наказание в виде штрафа 100 тысяч рублей. Иск Минобороны на 34,753 миллиона рублей был удовлетворен частично — в размере 500 тысяч. В остальной части иска судьей было отказано, и Серкина тут же освободили из-под стражи.

“При назначении наказания, — написала судья Кочеткова в приговоре, — суд учел, что ненадлежащее исполнение своих обязанностей Серкин допустил из ложно понятых интересов службы и ввиду отсутствия необходимых качеств...

Немаловажным обстоятельством для оценки общественной опасности содеянного суд считает тот факт, что весь объем принятой рыбы путассу был признан соответствующим санитарным нормам, более того, после отстранения от должности Серкина руководство тыла, убедившись в доброкачественности поставленной рыбы, приняло решение о выдаче ее на довольствие личному составу”.

То, что Серкин потратил на закупку доброкачественной рыбы вдвое больше положенного и грабанул государство на 35 миллионов, — это, по мнению судьи, не имело большого значения. Главное, рыба-то была хорошая, а не гниль какая-нибудь!

Судья с пониманием

Наказание, вынесенное Серкину, возмутило всех, кто работал по его делу. Получалось, колоссальный труд сотрудников ФСБ и военной прокуратуры яйца выеденного не стоит. Судья Кочеткова не усмотрела в собранных ими доказательствах ничего криминального — просто легкая такая халатность на сто тысяч штрафа.

Конечно, всем было ясно, откуда ноги растут. Сработали деньги, которые Серкин “заслал” Букрееву. По сведениям, полученным оперативным путем, выходило, что помимо ста шестидесяти тысяч долларов, переданных в начале всей эпопеи, накануне судебного заседания прошла еще и добавка в 50 тысяч долларов.

За такие-то деньги путассу и в белугу можно было превратить...

Представитель ГВП подал кассационное представление для обжалования приговора, вынесенного Серкину судом первой инстанции. По закону его дело теперь должно было рассматриваться во второй инстанции — в окружном суде, зампредом которого являлся сам Букреев.

Ни для кого ничего не закончилось. За Серкиным продолжалось оперативное наблюдение — и телефонные разговоры слушали, и следили за перемещениями. А он, выйдя на свободу, снова принялся искать деньги.

Пытался собрать долги с должников, продать магазин и парикмахерскую, которыми он владел, хотя военным не положено заниматься коммерцией.

Из телефонных разговоров Серкина выяснилось, что за благоприятное решение окружного суда Букреев запросил еще 50 тысяч долларов. Но закрома Серкина уже практически иссякли. Скребя по сусекам, он попытался узнать судьбу тех ста шестидесяти тысяч баксов, которые передавал ранее. Выходило, что Букреев их вроде не получал. Серкин полагал: если взятка не сработала, ее должны отдать обратно.

Наивный Серкин. Отсидев девять месяцев в СИЗО, он продолжал верить в порядочность тех, с кем имел дело.

Конечно, денег ему не вернули. Уже потом — когда уголовное дело возбудили на самого Букреева — в ходе следствия было установлено, что в начале июня 2003-го он все-таки получил тот транш в сто пятьдесят тысяч (очевидно, кто-то из посредников присвоил себе 10 тысяч за работу). Но Серкин этого не знал и лихорадочно искал деньги. Букреев настаивал на том, чтоб они были переданы до “кассационного” заседания суда, назначенного на 15 апреля 2004 года.

Собрать деньги к сроку не удалось. Через посредников Серкин попросил организовать перенос заседания. 15 апреля судья Фаргиев легко перенес его на 13 мая на основании заявления о том, что адвокат и осужденный не успели ознакомиться с протоколом предыдущего судебного заседания (хотя они получили его текст уже в конце февраля).

Оперативным сотрудникам Департамента военной контрразведки ФСБ предоставлялся шанс поймать судью Букреева с поличным на получении взятки от Серкина.

Чтоб остаться на свободе, Серкин обязательно передаст ему деньги, и скорее всего через Ахмедова. Понятно, где он их возьмет — от продажи магазина и парикмахерской. Зная все это, можно было планировать операцию-ловушку. Но для того, чтоб она сработала, необходимо было установить оперативное наблюдение за Букреевым и Ахмедовым.

За неделю до “кассационного” заседания Судебная коллегия Верховного суда разрешила установить телефоны Букреева на прослушивание и провести в отношении него оперативно-розыскные мероприятия. Аналогичные мероприятия проводились в отношении Ахмедова.

…Как только у контрразведчиков появилась возможность слушать разговоры Букреева, картина стала проясняться.

13 мая, накануне рассмотрения кассационного представления, Букреев позвонил судье Фаргиеву. Тот сказал, что все идет по плану. И действительно, на следующий день, точно по плану, приговор Серкину был оставлен без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения. Сам же Серкин в телефонном разговоре объяснил, что получил отсрочку от передачи взятки, поскольку у него вышла задержка с продажей магазина и парикмахерской.

Из-за этой задержки операция по поимке Букреева откладывалась. Но пока Серкин искал покупателей, военная контрразведка изучала телефонные беседы судьи, узнавая много нового и интересного.

Прослушивание телефонных разговоров показывало, что он постоянно использует свое влияние на дела, находящиеся на рассмотрении как в гарнизонных судах, так и в Ростовском областном суде.

Ловля на живца

Покупатели наконец были найдены. Магазин за 69,5 тысячи долларов покупала одна жительница Краснодара, парикмахерскую за 39,5 тысячи — другая.

Ту гражданку, что покупала парикмахерскую, оперативникам удалось склонить к сотрудничеству. Она отдала представителям Серкина задаток — 5 тысяч, а остальные 34,5 тысячи в сотенных купюрах накануне заключения сделки с ее согласия были переписаны и ксерокопированы. Сама же покупательница их и пометила, проставив карандашом на каждой купюре порядковые номера.

Купля-продажа состоялась 1 сентября в Краснодаре. За Серкиным и его адвокатом Зубовым велось наружное наблюдение. Было зафиксировано, что в тот же день они увезли деньги в Ростов. Три дня 109 тысяч долларов лежали дома у Зубова. Потом, по договоренности с Ахмедовым, часть денег он перевез в офис частного охранного предприятия “Юкон” и передал некоему гражданину Абачараеву.

5 сентября из Москвы примчался Ахмедов. В этом же офисе он аккуратно “распилил” деньги. 10 тысяч взял себе, а 40 в тот же день передал Букрееву.

14 сентября в результате наружного наблюдения за Ахмедовым было установлено, что он отправился в агентство недвижимости “ВАНТ” в Ростове-на-Дону и внес в кассу взнос долевого участия в строительстве нового жилого дома.

Чуть позже оперативники изучили дензнаки, внесенные Ахмедовым, прямо там, в агентстве недвижимости, которое добровольно согласилось их предоставить для исследования. 7 тысяч 700 долларов были помечены.

Те самые купюры, которые десять дней назад покупательница парикмахерской отдала Серкину.

20 октября 2004 года было проведено обследование “ячейки” Ростовского отделения Юго-Западного банка Сбербанка РФ, арендованной на имя сына Букреева, которой судья пользовался по доверенности. Там лежали 20 тысяч евро, 30 тысяч долларов США и 1 миллион рублей. Восемь стодолларовых купюр оказались помеченными, “серкинскими”.

…В ходе прокурорской проверки полковник Серкин, адвокат Зубов, охранник Абачараев и полковник юстиции Ахмедов признали факты вымогательства и получения Букреевым денег у осужденного за утверждение ранее вынесенного в отношении него несправедливого приговора.

Ахмедов был уволен из органов прокуратуры и с военной службы. Букреев подал заявление о снятии судебных полномочий и отправлен в отставку.

11 января 2005 года в отношении бывшего прокурора Ахмедова было возбуждено уголовное дело. В марте Судебная коллегия ВС РФ сделала заключение о наличии в действиях судьи Букреева признаков преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере, наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет). В июне Высшая квалификационная коллегия судей положительно рассмотрела представление Генерального прокурора и дала согласие на возбуждение в отношении Букреева уголовного дела.

Букреев сопротивлялся, подавал кассационную жалобу, но на этот раз его профессионализм не сработал. 8 августа 2005 года генеральный прокурор возбудил уголовное дело в отношении Букреева, расследовать которое было поручено следственному управлению Главной военной прокуратуры.

Узник совести

Ахмедов согласился сотрудничать со следствием. Рассказывал объективно, как все было, и соблюдал подписку о невыезде. Букреев же, наоборот, стал изворачиваться, напирая на то, что восемь меченых “соток” можно было купить в обменнике, и не факт, что они пришли в его “ячейку” прямо от Серкина. Что касается признаний Серкина, Ахмедова и других свидетелей, обвиняющих его в получении взятки, то здесь тоже оставалось поле для маневра. Во-первых, их можно припугнуть и заставить изменить показания, а во-вторых, найти других свидетелей, которые подтвердят, что взятки не было.

С помощью коллег Букреев привлек четырех человек, жителей Краснодара и Ростова-на-Дону, к даче показаний в свою пользу. На одного из этих товарищей — гражданина Манукяна, подтверждавшего алиби Букреева, — спустя пару месяцев было возбуждено уголовное дело. Он оказался причастен к незаконной легализации дорогих автомобилей, угнанных из Германии, — ездил на краденом “мерсе”. Документы на “Мерседес” ему выправил судья Краснодарского гарнизонного военного суда Роман Грузда — путем совершения фиктивных сделок и использования подложных документов. В апреле 2007-го на Грузду также возбудили дело.

Однако Букреев делал и сильные ходы. Он грамотно развернул пиар-кампанию. Давал интервью, о его мытарствах шли репортажи на Центральном телевидении. Очаровал правозащитницу Людмилу Михайловну Алексееву, председателя Хельсинкской группы. Рассказал ей о преследованиях, коим он подвергается со стороны злобных органов, мстящих за полковника Буданова, осужденного Букреевым по справедливости.

Правозащитница проводила вместе с ним пресс-конференцию, обращалась к Путину, чтоб тот остановил беспредел в отношении узника совести.

Чтоб прекратить воспрепятствование следствию, 20 ноября 2006 года обвиняемый Букреев был заключен под стражу и отправился по следам Серкина в “Матросскую Тишину”.

Правда, отсидел он чуть меньше — восемь месяцев. 1 августа этого года следствие по делу было закончено и направлено в Верховный суд для решения вопроса о подсудности.

Как судья Букреев имеет право на рассмотрение своего дела в Верховном суде. Он, однако, заявил ходатайство: хочет, чтоб круг замкнулся и его судили в Ростове.

На основании ходатайства Верховный суд почему-то определил, что дело должен рассматривать Московский гарнизонный суд.

Букреев такое решение обжаловал.

Эту его жалобу Верховный суд еще не рассматривал, так что пока он числится за Московским гарнизонным судом, который, кстати, уже освободил Букреева из-под стражи на том основании, что все следственные действия проведены и он не может им помешать.

Московский гарнизонный суд справедлив. Но Ростовский областной военный суд — роднее и ближе.

Было бы совсем славно, если бы дело Букреева принял там к производству судья Фаргиев. Или судья Панченко.

А еще лучше судья Кочеткова, она-то уж точно все сделает правильно.

В прошлом году президент Путин объявил войну коррупции в органах власти и управления.

Началась “чистка” рядов. Результаты пока очень скромные. Но они есть. Не так часто, как хотелось бы, но все-таки уходят в отставку и садятся за решетку коррумпированные губернаторы и правительственные чиновники, милицейские чины, следователи, прокуроры и даже сотрудники ФСБ. Единственные, кто остается неприкосновенными, — это судьи.

Дело судьи Букреева имеет политический смысл, потому что оно может стать прецедентом в борьбе с коррупцией.

А может и не стать. Это уж как решит суд.



    Партнеры