Ягудин возвращается!

В первой биографической книге фигуриста чаще всего встречается фраза “Я плакал”

2 сентября 2007 в 19:22, просмотров: 531

Алексей Ягудин возвращается в большой спорт! Эта новость шокировала фанатов и товарищей фигуриста. Четырехкратный чемпион мира недавно перенес тяжелейшую операцию по замене части бедра на титановый имплантат, и вот — снова в строю. Мелькает в телевизионном шоу, ударно ставит номера и даже собирается сняться в кино. В Питере фигурист открывал новый каток в огромном торговом центре и так отплясывал танец со шляпой, что зрители ревели от восторга. “МК” задал ему несколько вопросов о дальнейших жизненных планах.

— В новом телепроекте ты теперь катаешься с Викторией Дайнеко. Как у нее получается?

— Как и все непрофессионалы, Вика выглядела поначалу весьма неуклюже. Но она тренируется. Молодец! Мне нравится, что у нас в паре есть взаимопонимание. Оно отсутствовало в прошлом году с Оксаной Пушкиной. А сейчас мы работаем вдвоем, и главное — я всегда замечаю улыбку на лице Вики. По характеру она очень жизнерадостный человек.

— Вне льда вы общаетесь?

— Уже сходил на один маленький концерт Вики в Москве — было интересно.

— Ты добрый тренер? Больше ругаешь или хвалишь Вику?

— Я упрямый человек, и когда что-то не получается, злюсь. Но, понимая, что она не фигуристка, успокаиваю себя. Хотя порой доходило до того, что мы тренировались с вечера до трех утра. Вика подвижная, она неплохо танцует, и это ее козырь.

— А я читала пару ехидных замечаний в Интернете якобы от лица Евгения Плющенко про ваш дуэт!

— Мне абсолютно наплевать на мнение Плющенко! У меня своя жизнь и свой проект, где без него спокойно и хорошо.

— Ты довольно хорошо выглядишь для человека, недавно перенесшего тяжелую операцию! Как решился встать на лед с куском железа в бедре?

— До последнего не знал, буду ли я вообще участвовать в проекте Первого канала. Но поскольку никаких сложных пируэтов мне выполнять не требуется (чего не скажешь о Вике!), согласился. Пройдя ад операций, я понял, что самое главное в жизни — здоровье. Последние пять лет я жил с постоянной болью. Забыл, что такое пойти поиграть с ребятами в футбол. После десяти минут прогулки я уже не мог нормально идти. Целыми днями не вылезал из дома или передвигался в машине, чтобы сберечь силы и докататься до конца шоу. А после шоу садился, скрюченный, в автобус и принимал очередную дозу таблеток. Чтобы боль хоть чуть-чуть прошла.

Раньше я об этом молчал, но теперь дела пошли на поправку. Да, часть бедра мне заменили куском железа. Так что, если нужны цветные металлы, я могу отстругать! Обращайтесь. Зато я уже бегаю, и начал потихоньку увеличивать нагрузки.

— В книгу, которую ты пишешь, войдет рассказ о тяготах жизни фигуриста?

— Много чего там есть. В данный момент уже закончена работа с человеком, которому я диктовал текст. Выход книги намечен на начало октября. Пока есть три рабочих названия, но выбор не сделан. А главное в книге, как вы знаете, обертка.

— Ты довольно закрытый человек, насколько открылся в книге?

— Книгу писал для того, чтобы объяснить отношения между мной и другими людьми. Не всегда об этом можно рассказать в беседе. К сожалению, писать было тяжело, потому что не хотелось никого обижать, и в то же время хотелось быть искренним.

— А фраза “Я заплакал” в тексте встречается?

— Даже “Я зарыдал”. Не боюсь выглядеть слабым. Кстати, в книге есть много и про мое детство. Это по рассказам мамы. В четыре года, когда я впервые пришел на лед, опоздал на просмотр. Дело в том, что утром я нашел на столе ножницы и решил сделать себе прическу. Это был ужас, и пока мама приводила в порядок мою голову, остальных детей уже посмотрели. Но мой первый тренер Александр Майоров, слава Богу, еще не ушел.

Он спросил: “Что вы здесь делаете?” И после рассказанной мамой историей с ножницами зачислил меня в группу без экзамена. Свое первое в жизни первое сентября я провел на катке. Ходил на утренние тренировки, а потом уже в школу.

— А семью не хотел бы создать с годами?

— Я понял, что люблю свободу и не хочу ее терять. Очень долго пытался создавать подобие семьи. Но от себя не убежишь. Видно, я слишком молод для этого. Пока я хочу быть свободным и заниматься собой.



Партнеры