Молот для беспокойства

Наш специальный корреспондент Ирина Степанцева передает с чемпионата мира по легкой атлетике

2 сентября 2007 в 18:38, просмотров: 263

Почти под занавес чемпионата дистанцию 800 метров не смог выиграть Юрий Борзаковский. Он был единственным светлокожим в своем забеге. И — единственным олимпийским чемпионом.
 
Соперников это не устраивало — и получите “коробочку”! В итоге он все-таки стал призером. Бронзовым.
И, несмотря ни на что, улыбаясь, вышел к журналистам:
— Бег был сложный, меня зажали, было непросто выбираться.

Я боялся резко пойти в сторону — если бы кого-то толкнул, меня б вообще сняли. В последние сто метров выдал все что мог. Очень тяжелый чемпионат — я потерял, наверное, килограммов пять…

* * *

…Вот должна была Татьяна Лебедева прыгать два вида на чемпионате мира или нет? Выиграла в прыжках в длину “золото”, в тройном — “серебро”. Казалось бы, дала ответ. Но всем так хотелось золотой дубль… Она устала, простите за выражение, как собака, но все равно уверена, что сделала правильно, приняв решение не жалеть себя в Осаке.

— Успокаиваю себя тем, что за год до Игр не выстрелила по полной программе. Кто шарашит результаты накануне, редко повторяет их в решающий момент. Здесь тройной прыжок выиграла кубинка, пусть груз того, что она — лидер, теперь на нее и давит. Посмотрим, насколько она с ним справится... Савиньи прыгнула в первой попытке 15,28 — и уже было ясно, что это победный результат. Отрыв в 21 сантиметр — это много. Хотя я не сразу так решила для себя: ну, теперь буду бороться за второе место…

Нет, это было бы со стороны Лебедевой несерьезно. Ее натура такова, что когда решит сдаться без боя — значит, уйдет. Хотя расстроилась, конечно, в Осаке. Потому что у спортсменов такого уровня один лозунг на всех: если не победил — значит, проиграл.

— На батарейку смотришь: полная или неполная. Вот так и у меня: энергия вроде есть, но половинка. Все вроде делала технично, а свежести, отскока, чтобы меня вперед проносило, — не было. Тут до меня стало доходить, что я должна не за счет легкости что-то делать, а просто “давить” со всей дури. Стала рисковать, ставить ногу вперед. Думаю, или она у меня треснет, или меня “пробьет”. Получилось, но сейчас ноги так настучала, что у меня все болит…

Она все уже проанализировала. Ругает себя, что не приняла дополнительные меры после “золотой” длины для восстановления, а поехала в Киото гулять. Если уж, говорит, гулять — то надо было в аквапарк идти, чтобы мышцы расслабить. О Пекине говорит трезво, как будто смотрит на себя со стороны:

— Надо сначала просто дожить на Олимпиады. А ближе к ней я выберу, что буду прыгать. Это зависит от того, что будет у меня болеть. И насколько сильно. Конечно, я склоняюсь в пользу тройного. Хотя длина, как показывает статистика, у меня лучше получается. Поэтому, если будет что-то совсем беспокоить, лучше длину выбрать — чтобы защитить свой титул.

* * *

…Даже если растянуться в номере отеля на полу и смотреть в окно, неба все равно не увидишь. Дома — в нескольких метрах друг от друга, этажей — максимально много. Так что вид из окна — стена, еще стена. Гром гремит, дождь хлещет, а не видно не только неба, но и тротуаров с лужами. И все это как-то странно.

Наши ходоки-мужчины в Осаке тоже говорили про стену. Готовы были прекрасно, почему остались без медалей — понять не могут. Валерий Борчин, практически открывавший чемпионат мира, получил после первой половины дистанции на 20 км тепловой удар. Вопросов нет: жара. Но и в других, более щадящих погодных условиях, уже на дистанции 50 км, Владимир Канайкин сошел на 35-м километре, а чемпион мира Сергей Кирдяпкин — на 40-м…

— Я шел еле-еле, а после 20-го километра все лидеры прибавлять начали, а я уже не мог, — сказал Канайкин. — Полтинник — это такая дистанция, когда вся борьба начинается после 40-го километра, а я уже до этого так наелся... Перед чемпионатом все было нормально. Я думал, буду бороться в Осаке за медаль. Но не вышло.

Сергей Кирдяпкин, победивший два года назад на чемпионате мира, попытался сходу проанализировать, что случилось:

— Шел, боролся. Потом резко наступило такое состояние, будто стена впереди. Ты идешь и толкаешь ее. И не помогают ни обливание, ни поддержка зрителей. Не знаю, может быть, я после прошлого чемпионата мира не мог собраться? Готов был чуть хуже, чем к Хельсинки. Но не хочу сгоряча диагноз выносить: надо посидеть, подумать, с тренером посоветоваться. Не мне судить нашего тренера и не мне учить его тренировать. Виктор Чегин — заслуженный тренер России, поэтому рано говорить, что в подготовке к этому чемпионату были допущены ошибки. Может, погода? Она была, конечно, неважной. После утренней свежести солнце встало напрямую по трассе и начало печь. Вроде обливаешься водой, а высыхаешь через сотню метров. Пытаешься взять губку, пронести ее подальше, чтобы выжать на себя, — обычно меня вода очень взбадривает… Но при этом я не хочу все списывать на погоду. Если человек готов к старту, то он в любой ситуации докажет, что сильнее всех.

Денис Нижегородов до финиша все-таки дошел: четвертый результат. И повторил то же, что и другие: тяжело дышалось из-за жары, мышцы начали быстро уставать, их сводило. Четвертое место — не самое обидное. А как заметил кто-то, если бы судьи обратили внимание на технику ходьбы первого и второго призеров, то Денис мог закончить дистанцию и с медалью…

* * *

В японской ванной комнате все зеркало заволакивает паром, кроме квадрата для лица. Так и каждая страна-участница будет теперь смотреть в зеркало чемпионата на свое лицо. Хорошо ли оно в сравнении с другими?

Валентин Балахничев, президент ВФЛА, подвел предварительные итоги. “Кто был хорошо готов — выступил на своем уровне. Особенно стоит отметить тех, кто хоть и не выиграл медали, но превысил личные достижения (Игорь Павлов, Сергей Лукьяненко — шест, Алексей Дроздов — десятиборье). Были отдельные неудачи, отсутствовали Томашова, Погорелов. Настоящий провал у нас в Осаке был только в метаниях. Провалом мужскую ходьбу я бы не назвал. Посмотрите: 50 участников, из них половина не доходит, еще 15 падает в обморок, дойдя… Климат есть климат. Многие сетовали здесь на то, что не надо было ехать во Владивосток на сбор. Надо было! Но грубейшая ошибка руководства сборной — не обеспечили нормальные условия проживания. Спортсмены жили в одном отеле с китайскими туристами, которые вели себя на отдыхе так же, как и наши туристы… И перед Пекином мы обязательно отправим сборную в Иркутск, но все ошибки учтем. Сбор нужен, может быть, только не так, что все в строй, в Иркутск, под колючую проволоку, а оттуда — в Пекин, а делать это будем с головой, учитывая пожелания наших ведущих спортсменов. Еще хочу сказать, что все наши ребята отмечают: в Осаке чувствовался спортивный накал — отбивался ритм хороших результатов. Медальные цифры для нас в целом хорошие”.

* * *

А вот наши девчонки, Ольга Каниськина и Татьяна Шемякина, победившие в ходьбе на 20 км и трогательно благодарившие всех потом за поддержку и за то, что им приносили водичку, оказывается, даже не знали про призовые (60 тысяч евро — за первое место, 30 — за второе). И искренне удивились: а тут что — выдают? И добавили: это хорошо, что никто не сказал — с правильных мыслей не сбивались…

О правильных и неправильных мыслях будут теперь думать руководители российской легкой атлетики. Громом среди ясного неба Осаки российскую сборную не поразило. И это уже хорошо: потрясений перед началом чемпионата было достаточно. Но, как заметил Сергей Кирдяпкин, в спорте есть такие мелочи — не выспался, не поел… — от которых многое зависит.

А основное коварство заложено в пике формы: практически все западные лидеры сезона, в отличие от наших, подтвердили свои претензии на пьедестал. Пик формы невозможно угадать по ромашке — выйдет, не выйдет; его надо прогнозировать с точностью до дней. Ведь как не бывает побед на пустом месте, так не бывает и проигрышей.

Хотя, конечно, японский бог погоды мог бы европейцев и пощадить, сбавить десяток градусов. В женском марафоне, который открывал последний день чемпионата, врачи оказывали помощь еще одной россиянке: Галина Богомолова получила тепловой удар после отметки 35 км, была госпитализирована, ей сбили температуру, провели необходимые процедуры.

Из-за близости моря и многочисленных каналов Осаку называют “водной столицей” Японии. Один из самых известных мостов назван как раз в честь бога погоды — мост Тенжин-баши. Видимо, надо было организаторам мирового первенства перед чемпионатом хотя бы постоять на том мосту. Потому что, честно говоря, даже журналисты в последний день чувствуют здесь себя Кирдяпкиными…



Партнеры