Колобок стал квадратным?

Куда катится современное иллюстраторское искусство

2 сентября 2007 в 15:40, просмотров: 473

Картинки к книжкам, прочитанным в детстве, могут стать не менее ярким воспоминанием, чем прочие детские впечатления. У каждого из нас в памяти хранится какая-нибудь книжная иллюстрация — печальные глаза заточенной в башню принцессы или иссиня-черное море с барашками.
Но книжки советского времени редко перепечатываются... Есть ли сегодня у мальчиков и девочек возможность вклеить в память какую-нибудь такую картинку? Какие они — нынешние книжные детские иллюстрации?

В последнее время все больше выходит книг без иллюстраций вообще. А как говорила Алиса из Страны чудес, что толку в книжке без картинок и без разговоров? Издатели поступают просто: набросать на обложку побольше ярких фигурок — и нормально. Книжные серии без картинок и с плохой бумагой стоят гораздо дешевле. Но даже в дорогих, подарочных изданиях картинки чаще всего топорные, аляповатые, негармоничные. Какая картинка к детской книжке плоха, а какая хороша, вместе с корреспондентом “МК” выясняли психологи, художники и издатели.

Главный редактор одного из крупных издательств детской литературы Ольга Муравьева согласна, что ситуация с детской книжной иллюстрацией не лучшая:

— Если в прежние времена оформление дорогих изданий старались отдавать в руки мастерам достаточно высокого класса, то сейчас дороговизна книги ни в коей мере не гарантирует ее художественное качество или хотя бы профессиональный уровень.

— Как же определить этот профессиональный уровень?

— А вот как определить, что хорошо, что плохо, — это, увы, извечная проблема, особенно для всего, что связано с искусством. Тем более если речь идет о многотиражной продукции. Ведь по неумолимым законам рынка ее производителю не выгоден слишком требовательный покупатель. Невольно приходится рассчитывать на невзыскательную публику и вдобавок следить за тем, чтобы планка ее культурных потребностей не поднималась выше, чем надо. Ведь отечественная книжная иллюстрация (особенно детская) всегда считалась лучшей в мире; за границей всегда поражались количеству и разнообразию наших высококлассных графиков. К счастью, многие из них поныне здравствуют и полны сил. Но они, как правило, не хотят подстраиваться “под прилавок”, к тому же работают медленно, компьютером не пользуются.

— Насколько важна для ребенка картинка в книжке?

— Чем младше ребенок, тем больше значения имеет картинка, — говорит детский психолог Ирина Млодик. — Чаще всего через образ воспринимают мир мальчики. Иллюстрации укрепляют и развивают воображение, помогают ярче интерпретировать образ в книге. Особенно полезны иллюстрации тем детям, которым сложно начать читать, для которых чтение — это мучение, нудное занятие.

— А как быть со страшными картинками? На которые и взрослым-то смотреть жутковато. Они вредны?

— Русская культура славится обилием страшных сказок. К ним иногда делают очень мрачные картинки, которые могут повлиять негативно и лишь усилить страх от сказки. Лучше, когда проиллюстрированы промежуточные моменты сюжета, например, когда Красная Шапочка только встретила волка, а не когда он на нее набрасывается.

Билибин — он и в Финляндии Билибин

Линда Бондестам — популярный и в родной Финляндии, и в других странах книжный художник. Проиллюстрированная ею история про Великолепного господина Весельчака вызывает восторг у маленьких читателей. Ее рисунки — простые и бесхитростные, яркие, но не кричащие.

— Линда, какая картинка из увиденных в детстве вам больше всего запомнилась?

— Когда я была маленькая, моя бабушка подарила мне книжку с русскими народными сказками, иллюстрированную Иваном Билибиным. На меня она произвела огромное впечатление!

— Какая техника рисунка сейчас самая популярная у европейских иллюстраторов?

— Часто — компьютерная графика, но многие художники рисуют от руки. Завершающая стадия работы обычно проводится на компьютере. Я люблю использовать разные техники, мне нравится коллаж.

Еще о картинках, запомнившихся с детства, мы решили спросить создателя бессмертного образа кота Леопольда Вячеслава Михайловича Назарука. Оказалось, что и в его памяти остались иллюстрации к русским народным сказкам: “Мой учитель в графике, рисунки которого меня пленили, — петербургский художник Кочергин, иллюстратор русских народных сказок”.

Стало быть, очень важно посвятить качественным изданиям народных сказок отдельную полку в своей домашней библиотеке.

Живописное обжорство

Один из самых популярных сегодня в России иллюстраторов, Владислав Ерко, живет… в Киеве. Им сделаны иллюстрации к “Снежной королеве”, “Сказкам туманного Альбиона”, “Алисе в Стране чудес”, книгам Пауло Коэльо, а сейчас идет работа над “Маленьким принцем”.

— Как получилось, что вы стали иллюстратором?

— Я был иллюстратором, когда еще им и не был. С раннего детства не сомневался в том, что весь мир собран в книге. Одной из первых моих книг был альбом по искусству, там я впервые увидел и Ренуара, и Рубенса, и Леонардо и был уверен, что все это нарисовано специально для моей книги. А потом оказалось, что эти картины разбросаны по всему миру, что-то в Лувре, что-то в Прадо, в Третьяковке… Расстроился, помню, ужасно, для меня мысль о том, что книги выходят огромными тиражами, — это был момент потери эксклюзивности. А потом мне в руки попал Жюль Верн с прижизненными иллюстрациями. Роскошные, тонко сделанные гравюры. Потом “Дон Кихот”. Несмотря на непроходимость текста в 8-летнем возрасте, иллюстрации Доре меня просто завораживали.

— Как происходит создание того или иного вашего героя?

— Рождение персонажа всегда происходит из какой-то мелочи. Например, иллюстрация “Замок Снежной королевы” — захотелось нарисовать разбросанные по огромному ледяному залу приметы цивилизации — сфинкса или пирамиду. А потом уже я усадил туда Кая и Герду. Ощущение этого зала связалось с атрибутами вечности — ведь именно это слово Кай должен был выложить из льдинок. Мне захотелось эту вечность как-то материализовать с помощью сфинкса, пирамид…

— А как вы рисуете? Это ручная работа или компьютер?

— Темпера, акварель, гуашь, акрил. Все, что разводится водой. Я работаю или только на бумаге, или сначала на бумаге, а недоработки дорисовываю на компьютере. “Сказки туманного Альбиона” — это 60% ручной работы и 40% доработки на компьютере. “Маленький принц”, которого я сейчас делаю, полностью рисую на бумаге.

Машинка — она и в Африке машинка. Рисунки не должны быть идеальными, все достоинства иллюстраций в их же недостатках. Иллюстрация должна быть живой — где-то осталось пятнышко, клякса. Я художник недисциплинированный, неакадемичный. Постфактум мне кажется, что все мои книги — один сплошной промах.

Основной кайф я получаю в процессе работы. Если мне хочется нарисовать какую-то деталь или фигуру, явно лишнюю в композиции, я не отказываю себе в этом удовольствии и рисую, а потом жалею. Это можно сравнить с обжорством. Сажусь за огромную миску борща, вареников и с чавканьем начинаю поедать. А потом выясняется, что я капитально объелся.

Символы и эмблемы

Хорошо или плохо, когда рисунки для ребенка слишком сложны? Вот что говорят специалисты о том, какими должны быть рисунки для детских книг.

Художник Владислав Ерко:

— Мне очень нравится взрослый подход к иллюстрации, но он не очень порядочен по отношению к детям: когда иллюстратор воплощает все постигнутые опытом образы, формы, фактуру. Это замечательно выглядит в глазах профессионального художника, да и вообще взрослого человека, но вряд ли дети это понимают. Признаюсь, в “Сказках туманного Альбиона” я напихал столько сложных символов, что, наверное, детей это оставит равнодушными.

С другой стороны, картинка, в которой есть загадка, заставляет работать воображение. Главное — не перегибать палку.

Психолог Ирина Млодик:

— Художнику важно опираться на уровень ребенка. Если он нарисует Колобка в стиле импрессионистов или кубистов, ребенок, конечно, этого не поймет. Важно не личное эксцентричное самовыражение, а достижение цели. А цель — донести до ребенка образ.

Художник Линда Бондестам:

— Хороший иллюстратор должен чем-то дополнять историю, рассказанную в тексте. Плохо, когда иллюстратор рабски следует сюжету, ничего не добавляя от себя.

Выбирать книги, сидя на корточках

Осталось понять: как выбрать книги, которые взволнуют ребенка и станут толчком для фантазии?

— Нужно смотреть детскими глазами на книжки, — советует Владислав Ерко. — Сесть на корточки, еле доставать носом до прилавка и только в таком состоянии выбирать книжки. Ребенка надо уважать. А большинство современных книг — презрение к ребенку, упрощение, уплощение. Каждый раз поражаюсь, как столько разных людей могли так одинаково нарисовать этих всех головастиков с идиотскими большими глазами… Впечатление, что Дисней болезненно преобразился в головах наших издателей или художников.

А Вячеслав Назарук, папа кота Леопольда, считает, что большинство современных детских иллюстраций оказывает очень сильное воздействие на психику:

— Как молотком гвоздь в мозги вбивают. Надо быть чутким и проникновенным к тексту. Рисунок должен быть увлекательным и добрым.



    Партнеры