Наташа Гулькина нашла мужа дочери

“Яна взяла и плюнула Сергею в лицо, смачно так”

2 сентября 2007 в 15:38, просмотров: 1889

Голос Натальи Гулькиной покорил сердца советских слушателей в 80-е. Она была солисткой суперпопулярных в те годы групп “Мираж” и “Звезды”. Потом звезда Гулькиной-певицы закатилась и вновь воскресла несколько лет назад, когда Наташа вместе с Маргаритой Суханкиной стряхнули пыль с нетленок и стали дуэтом “Просто мираж”. Но как бы ни складывалась творческая жизнь Гулькиной, на первом месте для нее всегда остаются дети. Сыну Наташи Алексею уже 23 года, а дочке Яночке — всего 8.

— Наташа, своего сына вы родили в 19 лет, сейчас Алексею 23, и вы уже давно не живете с его отцом. Как так вышло?

— За Колю Гулькина я вышла замуж в 18 лет. Через год родился Алешка. Мне кажется, редко такое бывает, что люди женятся по молодости и потом живут долго и счастливо. Как правило, в этом возрасте выходят замуж только для того, чтобы надеть платье и фату. Так было и со мной. Но я не жалею. Мы жили на улице Обручева, а рядом был клуб, где я стала заниматься в вокальном ансамбле. Именно здесь я познакомилась со Светкой Разиной, она уже притащила Андрея Летягина, и закрутилась вся эта история с “Миражом” и “Звездами”.

— А почему развелись?

— Меня поставили перед выбором: сцена или семья. Я с детства мечтала петь и не собиралась отказываться от своей мечты. Я выбрала сцену. Взяла ребенка и уехала к маме.

— С отцом Яны таких проблем не было?

— Нет, он ведь сам танцор. Но с ним мы тоже разошлись. Так уж бывает. Правда, с Яночкой они часто видятся.

— Сейчас вы в четвертый раз замужем. Говорят, встреча с Сергеем произошла благодаря дочке Яночке?

— Дело было так: заболела дочь, и друзья посоветовали мне обратиться в платную службу. Я позвонила. Приехал Сергей. Яна — очень спокойный ребенок, а тут взяла и плюнула ему в лицо, смачно так, от души. Я просто обалдела. А Сережа совершенно спокойно отреагировал: он ездил в богатые дома на Рублевке и привык лечить избалованных детей новых русских. Потом я стала приглядываться к нему. Знаете, с годами понимаешь, что главное в человеческих отношениях — забота, взаимовыручка, понимание.

— После того как вы с Маргаритой Суханкиной собрали группу “Просто мираж”, наверное, много гастролируете и мало видитесь с детьми?

— Это точно. Даже не смогла быть на торжественной линейке в прошлом году, когда моя дочь пошла первый раз в первый класс. Только видеозапись видела, где она с папой и бабушкой стоит такая красивая под большим зонтом. В этот день шел дождь.

— Как компенсируете дочери производственные отлучки?

— У нас есть традиция. Каждое лето мы вдвоем ездим в Турцию на ее день рождения. Я четко осознаю, как мало времени провожу с дочкой. Часто бываю на гастролях, но даже когда нахожусь в Москве, почти всегда занята. Съемки, концерты, домой только спать приезжаю. Сын-то уже взрослый, ему мама не настолько нужна.

— Ладно уж так кручиниться, вы же все-таки неплохая мама?

— Нет, наверное нет.

— Яна ласковый ребенок?

— Еще какой! Когда я дома, Яна приходит ко мне спать, зацелует всю с ног до головы, повторяя: “Мамочка, как я тебя люблю!” Мальчики более сдержанны.

— То есть с Алексеем нет такой теплоты отношений?

— Напротив. Мы очень близки. Я даже не припомню, когда мы по-настоящему ругались. У нас нет запретных тем, нет табу, как это ни странно звучит. Я родила Лешу, когда была довольно молода. Мы почти сразу же разошлись с его отцом. И, казалось бы, должны были пережить не один кризис взаимоотношений. Но как-то обошлось. Был период, когда Леша стал закатывать какие-то неоправданные истерики, пошли слезы. Это как раз пришлось на тот самый переходный возраст. Я выбрала открытую политику — никаких молчанок. Прямо задавала ему вопросы, он стал со мной говорить, открываться, думаю, я просто нашла те струны его души, на которых могу играть. Не себе во благо, а нам обоим на пользу. Я научилась его понимать. Мы оба одинаково сентиментальны. Знаете, я помню, как мы как-то повздорили и уже через несколько минут вдруг оба как разревемся: “Как я тебя люблю!” Сидим обнявшись и рыдаем.

— Сына должен понимать и воспитывать еще и отец, вам не кажется?

— У Леши есть отец. Они общаются. Но Гулькин далеко, а Гулькина близко. К тому же у его папы довольно резкая позиция. Он не признает всяких “уси-пуси”. Он считает, что мужик должен работать и зарабатывать.

— А что, 23-летний Алексей не работает?

— Леша в творческом поиске. Он выучился на экономиста, но сейчас его неожиданно увлекла клубная музыка. Он может сутками напролет сидеть и делать аранжировки. Хотя я понимаю, как трудно пробиться в нашей стране, а тем более в этой сфере.

— Кстати, о деньгах. Ваш сын уже взрослый юноша. Как вам кажется, до какого возраста родители должны помогать своим деткам финансово?

— Пока я могу помочь, пока могу подбросить копеечку — буду помогать. Когда увижу, что Леша уже сам себя самостоятельно обеспечивает и ему действительно хватает не только на черный хлеб и воду, тогда перестану. Может быть, это неправильно. Может быть, надо бросить, как котенка в воду, пусть выкарабкивается, как знает.

Может быть, я своими материнскими заботами не даю ему научиться самостоятельно справляться с трудностями. Но я вот такая. Мне моя мама до сих пор очень сильно помогает. Пусть не деньгами, но если бы не она, мне было бы очень тяжело. Время все расставит на свои места. Придет время, и Леша будет покупать мне модную куртку, а не я ему!

— Вы сказали, что музыка его увлекла неожиданно. Это при такой-то маме…

— Леша класса до 3—4-го вообще стеснялся кому-то говорить, что его мама поет в группе “Мираж”. Потом стал брать диски с моим автографом и раздавать одноклассникам. Но все равно ему не очень нравилось то, что я делаю. Он как будто бы специально слушал совсем другую музыку — металл, рок-н-ролл, “Нирвану”. Вот, мол, ты, мать, попса, а я — другой. Моим фанатом он не был никогда. Но став постарше, вдруг пришел ко мне и попросил записать ему все песни, написанные мной или для меня. Прослушал, зауважал и попросил разрешения сделать для них обработки. Однажды сказал: “Знаешь, мама, я так тобой горжусь”.

— Сын и мать все-таки редко бывают откровенны, как вам это удалось?

— Не знаю. Был случай, когда я поняла, что вот оно — настоящее. Я была на гастролях, и вдруг раздается звонок: “Мама, помоги, спаси, что делать”. Сын был с девушкой, случились у них там какие-то шуры-муры, и сынуля стал переживать, не стану ли я преждевременно бабушкой. (Смеется.) Но обошлось.

— Наташа, с группой “Мираж” было связано немало малоприятных историй. Помню, что вы даже судились с бывшими продюсерами за право петь старые песни. Знал ли ваш сын об этих скандалах и как на них реагировал?

— Сын, конечно, знал. Он всегда, надо отдать ему должное, был на моей стороне. Может быть, именно потому, что у меня никогда не было от него секретов.

— Что мы все о сыне да о сыне, давайте о маленькой Яночке.

— Давайте. Яна долгожданный ребенок, даже запланированный. Когда я была беременна Янкой, сидела в ванной, гладила себя по огромному животу и мечтала. Родится, думала, у меня доченька, голубоглазая, белокурая, как ангелочек. Все сбылось, как в сказке.

— Какие способности за ребенком замечаете?

— Генетика берет верх. Яна очень музыкальная. Но пока больше тяготеет к танцам. Папа ее в известной танцевальной команде пляшет, правда, сейчас все больше преподавательской работой занимается. Вот и Яну взял к себе в коллектив. Теперь Янка и с отцом видится чаще, и еще вдобавок танцами занимается.

— А как же музыка?

— Купили пианино, позвали педагога. Как-то пока не очень нам дается нотная грамота. Усидчивости, видимо, не хватает. Она очень активный ребенок. Танцевать вот может с утра до вечера. Включает какую-нибудь музыку и целые танцевальные номера ставит. Чувствует ритм, пластику движений. Одно слово — актриса!



Партнеры