По-русски это наезд

ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ

2 сентября 2007 в 14:49, просмотров: 455

“Наезд” — это строго юридический термин, который впервые был употреблен в Новгородской судной грамоте в 1471 году. При наезде, или по-современному рейдерстве, захватывают недвижимость и выгоняют оттуда хозяина. Отечественные рейдеры уже обращают свой взор отнюдь не на корпорации, а на обычные магазинчики и ресторанчики малых предпринимателей. Что надо знать, чтобы не оказаться на крючке у рейдеров?

Как захватывают?

Например, кому-то понадобилось помещение пиццерии под ювелирный салон, а ее хозяин ничего другого не умеет делать и не собирается расставаться с этим занятием. Рейдеры ставят рядом две передвижные пиццерии и начинают работать по себестоимости. Это цивилизованный западный подход.

Отечественные рейдеры захватывать собственность могут благодаря введенной с 1 января конфискации имущества у физических и юридических лиц. Также возникла возможность ликвидации юридического лица, например “если от имени организации” или под ее прикрытием совершены преступления, отнесенные к числу террористических. Опять же с конфискацией! По существу против подобной санкции нет возражений. Но “взяткоемкость” нового законодательства дает фантастические возможности для злоупотреблений, напоминает тридцатые годы прошлого века, когда арестовывали хозяина приглянувшейся квартиры.

Забавно, что конфискацию из УК вычеркнули совсем недавно, в 2003 году. Долго всем объясняли, какая это победа здравого смысла. И вот сегодня вновь можно конфисковать имущество. Причем не только “нажитое преступным путем”, но и то, в которое, по мнению следователя или заявителя, конвертировалось нечестно нажитое. И иногда даже то, что было приобретено до совершения преступления.

Чем непрозрачнее бизнес, чем больше в нем правонарушений, тем легче его захватить. Уголовные или административные дела, ангажированные рейдерами, госорганы редко возбуждают на пустом месте. Другое дело, что без “заказа” именно в эту фирму проверяющие не пришли бы или судебное решение было бы иным.

Что свидетельствует о начале захвата предприятия?

Как-то в одной компании произошла ночная кража, разгромили все помещение, но унесли какую-то мелочь. Первое, что я спросил: “А реестр?”. Директор спокойно так отвечает: “Его унесли. Бог с ним! У меня копия есть”.

Так вот за этим же и приходили! Реестры не должны храниться ни в офисе, ни дома. Реестры, если они в бумажном виде, должны находиться исключительно в банковской ячейке. Это единственное место, откуда его нельзя украсть или получить “посмотреть” при “плановой проверке хозяйственной деятельности” без судебного решения. С реестра недопустимо делать копии, а если они уже сделаны, то хранить их следует в другой ячейке.

Именно с реестра (я говорю о небольших акционерных обществах, где реестр — это книга) начинается захват любого предприятия. Если акции еще распылены, обладая информацией, их можно скупить. Другой способ подготовки к захвату — “работа” с недовольными, особенно с бывшими акционерами. За небольшие деньги захватчик сможет убедить старушку, что ей дали мало денег за акцию в 1998 году, а стоила она миллион… “А вот мы тут бумажечку подготовили в милицию, черкните, что вас обманули”. Когда возбуждено уголовное дело — ползахвата уже произошло. Уже можно начинать торговаться с мажоритариями.

Какие проблемы могут быть с судами?

Тут я приведу давний, но классический пример захвата известного на всю страну подмосковного клуба “Водник” и его школы олимпийского резерва. Более трех лет назад Михаил Панкин, генеральный директор и владелец 75-процентной доли клуба, от явившихся в кабинет граждан вдруг узнает, что он уже и не владелец, и не генеральный директор. Районный судья Негода в Краснодарском крае исключил его из состава участников общества “как лицо, мешающее его развитию”. Бывший директор клуба подал иск об исключении не только Панкина, но и не имеющего к клубу никакого отношения Рамазанова. А Рамазанов — житель юга. Договорились бы преступники на Дальнем Востоке, ответчиком оказался бы чукча. В таких случаях рейдеры используют ангажированный суд. Этот суд установил непричастность Рамазанова и в иске к нему отказал, но при этом исключил из ООО владельца квалифицированного контрольного пакета. И решение было вынесено мгновенно!

Конечно, южный суд не должен был рассматривать это дело. Существуют ведь правила “территориальной подсудности”. Кроме того, судья, “забыв” известить о заседании Панкина, обратил решение к немедленному исполнению. Иначе говоря, лишил ответчика даже шанса на судебную защиту в кассационной инстанции. Все решения судьи давно отменены, а он преспокойно продолжает судить. И такие истории не редкость.

О чем надо помнить всегда владельцу предприятия, которое потенциально может стать объектом захвата?

Помните и о том, что не всегда рейдеры действительно хотят захватить предприятие-жертву. Что дальше делать с этим хозяйством, бизнесом? Лучше получить “отступные” и идти грабить дальше — такое развитие событий ими тоже рассматривается.

Главный совет — надо повседневно следить за своим бизнесом, за кредиторской и дебиторской задолженностью, за миноритариями, за своим имуществом. И помните: если вас не хотят поглотить, значит, ваш бизнес не так уж и успешен.




Партнеры