Привычка Поглощать

Малые предприятия все чаще становятся объектами для рейдерских атак

2 сентября 2007 в 14:43, просмотров: 410

В последнее время на рынке недружественных поглощений России наблюдается размежевание рейдерских группировок. Раньше рынок недружественных M&A представлял собой некий общий поток, куда вливались и правовые, и внеправовые методы борьбы за активы предприятий, но теперь все рейдерские группы можно разделить на участников рынка, которые стараются сохранить свой бизнес, не желая становиться фигурантами уголовных дел, и “черных” рейдеров. Последние — группировки, специализирующиеся на криминальных захватах предприятий. Под их удар в последнее время все чаще попадает средний и мелкий бизнес. Ведь стоимость услуг коррумпированного чиновничества значительно выросла (за последний год на 20—70%). А для поглощения парикмахерской или продуктового магазина данный ресурс часто просто не требуется.

Значительно сократилось число доступных для поглощения объектов. Наиболее привлекательные предприятия уже поделены: акционеры или участники сегодня стараются концентрировать все активы в одних руках.
Активизировали борьбу против захватов правоохранительные органы. Серия громких уголовных дел и арестов имела огромный резонанс и несколько остудила рейдерский пыл.

В Уголовном кодексе РФ нет статей, которые бы охватывали понятия “рейдерство” и “криминальный захват”, однако судебная практика последних лет показывает, что рейдеров можно серьезно наказывать. Главная проблема в уголовном преследовании рейдеров по-прежнему в сложности расследования подобных дел. Так, с 2004 года по настоящее время вынесено всего 19 обвинительных приговоров. Тем не менее широкомасштабная антирейдерская кампания начала приносить первые плоды. Правоохранительные органы выработали навыки борьбы с “черным” рейдерством, а судебные процессы по наиболее скандальным фактам захватов доказали неотвратимость наказания.

Потеря неприкасаемости привела к тому, что рейдеры были вынуждены пересмотреть свой арсенал средств. И хотя стандартный рейдерский набор приемов остался прежним, они стали более осторожно подходить к выбору способов атак на предприятие.

Самая востребованная рейдерская технология последнего времени — уголовное преследование владельцев предприятия-цели. Случаи, когда возбуждается уголовное дело для давления на директора, главного акционера или контрольного пайщика, встречаются в рейдерской практике все чаще. Еще одна тенденция последнего времени — переход рейдеров в гринмейлеры. В данном случае рейдеры используют корпоративный шантаж не только для получения отступных, но и для отчуждения значительного актива компании или, если повезет, для полного захвата предприятия. С гринмейлом сложно бороться: возбужденные дела по фактам шантажа практически не доходят до суда, хотя уголовное наказание за вымогательство и принуждение к сделке предусмотрено.В регионах рейдеры озабочены поиском более безопасных способов отъема собственности предприятий. На Урале особое распространение получили PR-войны, которые часто используются для разрушения репутации и скупки бизнеса конкурента по заниженной цене.

Для противоправного поглощения сейчас используется любой пробел в законодательстве, любой судебный прецедент. Преступники внимательно изучают правительственные проекты антирейдерского законодательства, которые рассматривает Госдума. Не служат исключением и решения Высшего арбитражного суда (в частности, это касается отказа признавать незаконным дарение долей в ООО без согласия других его участников).

Сегодня криминальные методы стали не только опаснее, но и дороже в исполнении. Уголовно-правовой и административный ресурсы по-прежнему востребованы на рынке противоправных поглощений, однако повышенное внимание правоохранительных органов к рейдерским захватам привело к увеличению стоимости коррупционных услуг. Cтоличные рейдеры, оттекая из обеих столиц, принимают самое активное участие в переделе собственности в российской глубинке. С конца 2006 года в лидеры высокой рейдерской активности выбился Приволжский федеральный округ, где рейдерским атакам уже подверглись свыше 40 предприятий.

Сейчас повсеместно при органах государственной власти создаются антирейдерские структуры, которые в первую очередь помогают предотвратить криминальные захваты предприятий. Они выполняют координационную роль, взаимодействуя со всеми заинтересованными ведомствами, в том числе и с правоохранительными органами, которые начинают активно использовать свои полномочия еще на стадии предупреждения и пресечения рейдерских преступлений.

Самый большой опыт по защите предприятий от незаконных поглощений накоплен в Москве и Санкт-Петербурге. “На общем фоне снижения количества обращений по вопросам, связанным с корпоративными конфликтами, число запросов в Москве в сфере малого бизнеса как раз растет“, — заявил и.о. начальника Управления правительства Москвы по экономической безопасности города Александр Корсак. В 2003 году на малые предприятия приходилось 64 обращения (42% от общего количества), в 2004 году – 72 (41%), в 2005 году – 44 (38%), в 2006 году – 38 (45%), в текущем году – 27 (52%). Увеличение доли малого бизнеса в объектах рейдерских захватов Корсак назвал “очень опасной“. По его словам, рейдеры рассчитывают “на доверчивость малых предприятий, расположенных в центре города“. Вместе с тем, отметил Корсак, необходимо как можно быстрее принять мощное “антирейдерское законодательство“, без которого трудно побороть это явление. Но в регионах тоже почувствовали необходимость в объединении и координации усилий по борьбе с криминальным переделом. Администрация Ивановской области создала межведомственную комиссию по вопросам банкротства и недружественных поглощений предприятий. Подобный орган действует и в Омской области.

Особенно жесткую позицию в отношении недружественных поглощений предприятий занимает Поволжье.

Антирейдерские структуры уже есть в Республике Мордовия и Удмуртской Республике, Саратовской, Нижегородской и Самарской областях. В Башкирии, где значительная часть активов принадлежит государству, в июне 2006 года при Министерстве имущественных отношений республики был создан специальный отдел по экономической безопасности. Подобные структуры помогают оперативно реагировать на попытки недружественных захватов предприятий, используя административные возможности.

Межведомственная комиссия по экономической безопасности при правительстве Санкт-Петербурга фактически имеет неформальную возможность “притормозить” ситуацию (например, приостановить переход права на активы, задержать исполнение заведомо незаконного “входного” определения суда), что лишает рейдера главных преимуществ — скорости перевода активов на “добросовестного” приобретателя и внезапности перехвата управления предприятием-целью. По образцу комиссии ТПП РФ в большинстве случаев рассмотрение проходит не на состязательной основе, а на основе позиции настоящих собственников предприятия, поскольку рейдеры, как правило, не любят открывать свое лицо и предпочитают действовать через подставных лиц.

Несмотря на очевидные достижения правоохранительных органов, рейдеры не спешат сдаваться, расширяя географию своей деятельности и изобретая все новые способы захватов. Остановить данную тенденцию мешает отсутствие четкой законодательной базы и федеральной системы борьбы с криминальными захватами предприятий. Не в последнюю очередь рейдерство поощряет “серый” капитал — инвестиционные ресурсы, которые не находят прибыльного применения в легальной сфере. Однако рост прозрачности российского рынка M&A и развитие российской экономики делают рейдерство все менее выгодным занятием.

Пробелы В Законах Играют Рейдерам На Руку


 

Михаил Красавин, исполнительный директор консультационного центра “Стратегия  защиты”.

Правительство Москвы поправки и изменения в федеральное законодательство вносить не может. Но это не значит, что мэрия не защищает своих предпринимателей всеми доступными и, самое главное, законными способами. В июле 2002 года при правительстве г. Москвы было создано Управление по экономической безопасности. Москва стала первым городом в России, где в структуре исполнительной власти было создано подразделение по борьбе с незаконными захватами собственности. Со временем опыт работы УЭБа стали перенимать и другие регионы, в которых в последнее время стали возникать похожие структуры.

Управление занимается решением широкого спектра вопросов экономической безопасности — от обеспечения информационной безопасности, инвестиционной деятельности, вложения бюджетных средств, осуществления контроля в сфере размещения госзаказов до разрешения корпоративных конфликтов и предотвращения незаконных захватов собственности. Но все же приоритетным направлением работы управления является именно защита московских предприятий от недружественных поглощений.

В первую очередь управление защищает интересы предприятий, где есть доля участия Москвы или государства. Но в связи с тем, что с начала 2000 года проблема рейдерства захлестнула столицу, управление стало рассматривать заявления и от московских предпринимателей.

Механизм работы управления с заявлениями о попытке захвата достаточно простой. При поступлении обращения УЭБ фиксирует признаки незаконных действий и отправляет письма в ГУВД и прокуратуру г. Москвы с просьбой обратить на указанные факты более пристальное внимание, а также рассылает уведомления в налоговые органы, службу судебных приставов, где предлагается проверить достоверность предоставленных документов, если такие поступят на конкретные компании. Еще одним методом УЭБа по разрешению корпоративных конфликтов является медиация в форме проведения трехсторонних переговоров (конфликтующие стороны и УЭБ). УЭБ имеет соглашения о сотрудничестве с рядом частных и общественных структур, специализирующихся на защите прав собственности, среди которых выделяется “Федерация защиты предпринимателей”. В рамках профилактики незаконных захватов собственности управление ведет активную просветительскую деятельность: проводит различные “круглые столы” и конференции, посвященные тематике слияний и поглощений, защите от недружественных слияний.



    Партнеры