А вы, друзья, как ни следите…

Появление новой силовой структуры ничего не изменит для простых людей

5 сентября 2007 в 17:53, просмотров: 1523

С 7 сентября в стране начнет работу новая силовая структура — Следственный комитет при прокуратуре. Что он из себя представляет и как будет функционировать, разбирался “МК”. И оказалось, что вопросов до сих пор больше, чем ответов.

Идея разделить прокуратуру на надзор и следствие родилась в милицейских мозгах. Следователям МВД надоело обращаться к прокурору за постановлением всякий раз, когда нужно открывать уголовное дело. Они устали от прокурорского надзора. Их не устраивало, что прокурор может в любой момент затребовать уголовное дело и, просмотрев, закрыть его по надуманной причине.

Но больше всего их раздражало то, что прокуроры делают все это за деньги благодарных клиентов, переданные через адвокатов. И что возмутительно — не делятся со следователями!

А даже если делятся, следователю достается лишь часть выплаченной суммы. Хотя по справедливости должно доставаться все. Потому что это он пашет. Он ведет расследование. Следователь, а не прокурор.

Чтоб убрать прокурора от кормушки, надо было разделить прокуратуру на надзор и следствие, независимые друг от друга. Для этого и был создан Следственный комитет, неподконтрольный Генеральному прокурору, которому остался только надзор с сильно урезанными полномочиями.

Суть реформы Генеральной прокуратуры состоит в том, что у следователей теперь появляется возможность хорошо зарабатывать. У прокуроров, наоборот, такая возможность отнимается вместе с рычагами влияния.

Что касается граждан, являющихся потенциальными участниками уголовных процессов, как в качестве преступника, так и в роли жертвы, то для них — то есть для нас — ничего не меняется. Раньше адвокаты передавали деньги прокурорам, теперь будут передавать следователям, вот и вся разница.

Конечно, хотелось бы надеяться, что создание Следственного комитета позволит победить коррупцию, ангажированность, зависимость правоохранительных органов. Хотелось бы верить, что улучшится качество расследований и уголовные дела не будут открываться без достаточных оснований, показания не будут выбиваться, доказательства — фабриковаться, а невиновных не будут наказывать только потому, что за это заплатили их враги.

Но, к сожалению, так не получится. Разделение прокуратуры на надзор и следствие не создает системы “сдержек и противовесов”, которая могла бы обеспечить гражданам право на справедливое независимое расследование.

Это просто структурная внутриведомственная реформа. Она направляет финансовые потоки в новые русла, но не меняет основополагающих принципов.

Мы живем в такое время, когда абсолютно за всем стоят деньги — за любым нововведением, преобразованием, слиянием и разделением. Создание Следственного комитета никак не выбивается из общего ряда.

СЛЕДСТВИЕ ДОВЕДУТ ЗНАТОКИ

Как и зачем будет работать новая силовая структура

За что боролись

Собственно, реформа была затеяна для того, чтобы разграничить надзор за следствием и сами следственные действия. Дело в том, что прокуратура — единственный следственный орган в стране, за которым никто не надзирает. По мнению разработчиков Закона об СК, это неизбежно приводит к коррупции.

Теперь прокурор не сможет больше возбуждать или закрывать уголовные дела. Он будет направлять свои материалы по подследственности — например, в следственное управление территориального органа МВД. Если дело не возбуждают, ему придется обращаться в суд. То же самое ему придется делать, если он не согласен с возбуждением дела.

Вот тут и возникает первая проблема. Никаких сроков для ответа прокурору из суда не предусмотрено. То есть служители Фемиды могут ответить и через пару месяцев, когда уголовное дело уже будет закончено. Получается, что тот же СК сможет в принципе работать безнадзорно. Значит, за что боролись, на то и напоролись?

Кто эти люди

Возглавил СК, как известно, первый заместитель генпрокурора Александр Бастрыкин. Сам он обижается, когда про него в первую очередь говорят, что он — однокурсник Путина. На самом деле Бастрыкин — серьезный теоретик правоведения. И, по наблюдению его окружения, очень интеллигентный человек, практически лишенный навыков аппаратных интриг. Если он чего-то не знает, то не стесняется в этом признаться и спросить прямо.

В соответствии с положением о комитете главу СК назначает непосредственно президент. Это также сделано для того, чтобы у прокуратуры не было влияния на СК и Генпрокурор не мог “пропихнуть” на эту должность своего человека. У Бастрыкина будет 12 заместителей. В том числе один первый. Интересно, что, согласно положению, он получается… равен своему руководителю. В табели соответствия должностей так и записано, что первый заместитель председателя СК равен 1-му заместителю Генпрокурора. Напомним, что и глава СК — первый замгенпрокурора. Впрочем, табель применяется для установления материального и соцобеспечения работников СК. А зарплаты здесь обещают быть высокими. У председателя Следственного комитета она весьма прилична даже по московским меркам и исчисляется не одной тысячей долларов.

Всего в СК будут работать около 18 тысяч следователей. По признанию Александра Бастрыкина, отбирать сюда станут “сливки” прокуратуры. И это очень беспокоит работников, которых уже вывели за штат прокуратуры, но в Следственный комитет еще не взяли. Возможно, часть из них просто потеряет прежние должности. Ведь если их возьмут назад в прокуратуру, следователями они быть уже не смогут. А отбор в СК действительно идет жесткий.

Например, проверяется соответствие зарплаты уровню благополучия. Так, на работу не принимают тех, кто ездит на слишком дорогих иномарках, пусть даже владельцами этих авто числятся родственники-бизнесмены.

Как поделят кресла

Раздел прокуратуры на два ведомства — как развод в семье. Неизбежно встает вопрос о дележе имущества. Следователей нужно обеспечить помещениями, оргтехникой, транспортом, связью. Тем более что “по наследству” СК достанется порядка 60 тысяч уголовных дел, в том числе самые громкие дела последнего времени.

Пока этот вопрос решен полюбовно. Проще говоря, все остаются на своих местах. Например, в Москве Следственный комитет разместится в Техническом переулке — там, где находится следственное управление Генпрокуратуры.

Утрясать хозяйственные и денежные вопросы два ведомства будут до конца года. По указу президента СК получит право быть распорядителем средств федерального бюджета с 1 января 2008 года. Но для этого еще должны быть подготовлены соответствующие постановления на правительственном уровне.

Да и сам Следственный комитет на первых порах может погрязнуть в бюрократии. Придется по новой выпускать массу инструкций, приказов, разъяснений и прочих документов — ведь в госструктуре должно быть регламентировано абсолютно все. Есть, конечно, нормы УПК, но все равно должна быть, например, инструкция о порядке работы с заявлениями граждан. Сколько на это уйдет времени — предсказать сложно. Впрочем, можно надеяться, что эти документы скопируют с уже выпущенных когда-то Генпрокуратурой. Яблочко, как говорится, от яблони…

А КАК У НИХ?

В Соединенных Штатах Министерство юстиции, возглавляемое Генеральным прокурором, призвано приводить в силу закон и защищать интересы государства, а также обеспечивать справедливое и беспристрастное отправление правосудия для всех американских граждан.

ФБР — главное следственное учреждение министерства юстиции США, выполняет функции как федерального органа, занимающегося уголовным расследованием, так и внутреннего разведывательного управления.

В настоящее время к следственной юрисдикции ФБР относятся более 200 категорий преступлений, что делает Федеральное бюро расследований фактически главным правительственным ведомством, обеспечивающим правопорядок на федеральном уровне.

На уровне штатов действуют Бюро расследования штата (State Bureau of Investigation). Эти бюро расследуют дела, порученные им законами данного штата, и отчитываются перед Генпрокурором штата (а в некоторых случаях и перед губернатором штата).

В Великобритании Генеральный прокурор Англии и Уэльса представляет королеву и правительство в суде и имеет контрольные полномочия над предъявлениями исков, которые составляют обязанность Директора публичных преследований и Службы уголовного преследования.

Служба уголовного преследования (Crown Prosecution Service) ответственна за уголовные дела после расследования, проводимого полицией. Уголовным розыском занимается Criminal Investigation Department.

Своего рода аналогом американского ФБР в Великобритании часто называют созданное в 2006 г. Агентство по борьбе с организованной преступностью (Serious Organised Crime Agency).

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

Насколько необходимо было создание Следственного комитета и что это даст?

Генри РЕЗНИК, президент Адвокатской палаты Москвы, член Общественной палаты РФ:

— Сейчас появление СК даст головную боль всей Генеральной прокуратуре и всем гражданам, которые вовлекаются в орбиту следствия. Уровень защищенности граждан снизится.

Вот если будет создан единый следственный комитет — это пойдет на пользу всем. А промежуточный шаг выделения следствия из прокуратуры я не считаю необходимым.

Геннадий ГУДКОВ, член Комитета Госдумы по обороне (“Справедливая Россия”):

— Как мне говорили компетентные люди, господин Быстрыкин — профессионал своего дела. Но в одиночку он ничего сделать не сможет. Если мы разберем капот на “Жигулях”, он ведь от этого не станет “Мерседесом”. Я подозреваю, что качественный уровень работы следствия не изменится, а останется на прежнем уровне.

Откровенные структурные реформы в этой системе одному человеку не потянуть. Это зависит от многих факторов: зарплата, профессиональная подготовка, утраченная, к сожалению, школа ведения следствия. Я даже, когда обсуждалось рождение этого Следственного комитета, говорил и теперь говорю, что без парламентского контроля следствию не сдвинуться с мертвой точки.

Борис НЕМЦОВ, член политсовета СПС:

— Если бы в нашей стране система правосудия работала точно и четко, как часы, руководствуясь лишь фактами, то я первый поднял бы руку в защиту этого Следственного комитета. Но сейчас я бы не стал обольщаться, потому что в нашей стране следствие отрабатывает лишь политические заказы. Все наше современное правосудие заточено на решение политических задач, которые спускают сверху. Я не уверен, что Следственный комитет каким-то образом защитит граждан от произвола. Боюсь, все будет как раз наоборот.

Лев ПОНОМАРЕВ, лидер движения “За права человека”:

— Я уверен, что в этом Следственном комитете есть профессионалы своего дела. И работать они будут нормально до тех пор, пока в дело не вмешается политика. Я уже не говорю про политику высшей пробы — и на районном уровне могут быть заоблачные злоупотребления, прямая фальсификация и подстава. Дело дошло до того, что мы, правозащитники, иной раз вынуждены защищать милиционеров от прокурорского произвола.

Конечно, я очень надеюсь, что недавно созданный комитет будет разительно отличаться от той системы, которую развели прокурорские. Но следить за ними мы, безусловно, будем.



Партнеры