Мать-одиночка мать-героиня

“МК” нашел москвичку, воспитывающую семерых детей

5 сентября 2007 в 15:53, просмотров: 1197

Стать многодетной матерью Наталья Коробкова решила еще в 12-летнем возрасте, посмотрев фильм “20 лет спустя” с Натальей Гундаревой. И вот сегодня у Наташи настоящая “семь я” — семь очаровательных детей от 6 до 18. Плюс — две кошки, черная да белая. Даже живет семья на счастливом седьмом этаже.

— Я прекрасно отдаю себе отчет, что рожала не для государства, а для себя. Поэтому никогда ничего не прошу, — говорит глава многочисленного семейства.

Журналисты “МК” приехали в гости к Коробковым накануне 1 сентября, поэтому застали дома всех. С этого года у них не осталось дошколят: самый младший, Данила, пошел первый раз в первый класс.

Из-за двери показалась сначала сама Наташа, а потом — много-много белокурых голов, похожих друг на друга, как немецкие пупсы. Только старшая девочка, 18-летняя Зина, получилась “не в масть” — темненькой.

Семейство только что прибыло с отдыха из Сочи — туда их впервые в жизни отправила по путевкам местная управа. Да и вообще, в Год ребенка они смогли вздохнуть немного легче: размеры пособий для детей из многодетных семей резко выросли. “Кому-то и сырокопченая колбаса не в радость, а мы рады и картошке с огурцом”, — говорит Наталья. Отдыху в Сочи дети, конечно, тоже рады, но говорят, что лучше бы взяли стоимость путевок (по 25 тыс. рэ каждая) деньгами — они бы им пригодились больше.

…Коробковы живут на самом краю Москвы, в Южном Бутове, неподалеку от станции метро “Бунинская аллея”.

Квартиру (точнее, их две — совмещенные “двушка” и “трешка”) выделили им от правительства города по личному распоряжению Лужкова. Наташа говорит, что добивалась ее девять лет. Больше она ничего не просит. Не ходит по инстанциям, не трясет за грудки чиновников. Времени нет, да и натура не такая. Однако если сами дают — не отказывается.

До последнего времени Наташа пахала на работе от зари до зари (уходила к 8 утра, возвращалась после 10 вечера). При этом работает женщина обычной медсестрой у педиатра в поликлинике. Ни разу в жизни она не брала ни одного отпуска по уходу за ребенком — это ее принципиальная позиция. Причем чем больше появлялось детей (а все они — желанные и запланированные), тем больше и тяжелее она работала. Во-первых, чтобы обеспечить семью. Во-вторых, “жутко люблю свою работу, жить не могу без грудничков — я на них просто помешана. Да и мои детки — очень самостоятельные. Запросто могут убраться, что-то приготовить, погладить, постирать… Даже Иришка в свои 9 лет укладывает братикам ранцы и сама в состоянии приготовить большой обед. Я даю детям максимальную самостоятельность во всем”. Какое-то время им помогали бабушки, потом — молоденькая няня из деревни, а теперь вот старшие подросли и отлично справляются с младшими.

“Дома меня не было никогда”, — признается Наталья. Доходило до того, что ее дети составляли… график общения с матерью. Самые хитрые старшие укладывали малышей пораньше, часиков в восемь, чтобы насладиться вечерними разговорами с мамкой в индивидуальном порядке. “Каждый требует внимания отдельно, а не оптом. Даже в очередь выстраиваются, кто со мной будет спать. Иришка больше всего себе времени урывает”, — говорит Наташа.

Только вот последние полгода женщина не работает — говорит, решила сделать первый в своей рабочей жизни перерыв. Почему? “Старшие выросли — а я не увидела и не заметила как. Решила вот попробовать немного не работать. На самом деле это тяжело!”

На что же семья живет? С мужем Наташа в разводе уже с 2002 года. И, по ее словам, помогают ей в основном друзья. Да еще изредка — Миссионеры милосердия — общество матери Терезы. Друзья предоставляют многодетной семье дачу на все лето — везти туда детишек приходится на машине в две ходки. Машину семья купила на выделенную собесом сумму на ребенка-инвалида (8-летняя Лизавета страдает тяжелой формой ДЦП и не может ходить) и взятый кредит.

— Вот говорят: ах, у вас машина есть, да вы богатые! А как нам без машины? Лизу надо везде возить. Да и продукты приходится покупать мешками, — говорит Наташа.

Готовить ей тоже приходится ведрами — 10-литровая кастрюля борща уходит на раз. Если пекут пироги — то штук по двести, не меньше. Зато — в 16 рук. Как говорит Наташа, стираем мы по три раза в день, а готовим бесконечно — в промышленных масштабах (за последние 7 лет “полетело” три плиты).

— Дети у меня целый день едят, и получаса не проходит, чтоб кто-то есть не запросил, — говорит Наташа. И, как бы в подтверждение ее слов, на кухню прибегают 8-летний Алешка — за компотом и Данька — за тарелкой супа…

Иришка, девятилетняя, печет изумительные блинчики, а 15-летний Павел — специалист по шарлотке. Талантов у Коробковых — немало. Они и поют, и пляшут. Ирочка занимается хореографией и поет. 16-летняя Анюта очень хорошо шьет — все шторы дома и все покрывала сделаны с ее помощью. “Зина у нас вся в науке, помешана на истории, школу на все “пятерки” закончила”, — говорит мать. 18-летняя Зина учится в педуниверситете на истфаке и уже работает в школе (руководит музеем военной медицины). “А мальчишки… Мальчишки только балуются! С девчонками значительно легче”, — признается Наташа.

Впрочем, возможно, мальчишки и рады были бы ходить в спортивные секции. Но — увы. Большинство из них этой большой семье не по карману. “Все очень дорого, даже в ДК все секции платные, скидки многодетным дают, только если по два ребенка в одну секцию. Даже бассейн не могу осилить”, — говорит Наташа.

Что касается одежды, то она часто переходит детям по наследству. Раз в квартал помогает районный Центр помощи семье и детям (дает продуктовые заказы и одежду). А вообще Наташа говорит: “Мы стараемся свои проблемы решать сами — некогда мне бегать по чиновникам. Но иногда бывает обидно. Мои дети тут увидели по телевизору сюжет, что мэр наградил 100 лучших матерей Москвы часами. А мой сын меня спросил: “Мам, а ты что — худшая?” Нет, я просто работаю, мне некогда. А вот кто определяет, какие матери лучшие? Как это можно определить? Я знаю семьи алкоголиков, которым постоянно дают какие-то подарки, пособия. А если ты работаешь — все, ты никому не нужен. Вертись сам”.

Правда, об одной проблеме Наташа нам все-таки сообщила. Перед учебным годом неожиданно выяснилось, что все южнобутовские многодетные матери (около тысячи человек) имеют подтверждающие их многодетный статус удостоверения старого образца. Вместо “города Москвы” там написано “г. Москвы”. Поменять удостоверения в управе обещают не скоро (на бланки нет денег) — даст Бог, к ноябрю. А по старым “корочкам” женщинам не выдают причитающиеся им деньги на школьную форму (льгота правительства Москвы для многодетных) — по 5 тысяч рублей на ребенка.

Зато свою школу №2014 дети обожают: учителя к ним относятся замечательно. Еще бы — они и дружные, и учатся неплохо. Конечно, между детьми бывает всякое — могут и поссориться, и подраться. Но когда кого-то из них обижают люди со стороны — друг за друга горой стоят. За Лизонькой все нежно и трепетно ухаживают.

Кстати, в ближайшее время Лизе требуется операция по вживлению имплантата в спинной мозг (с ним девочка сможет ходить). Стоит она 70 тысяч рублей, но даже это не главное. Главное — что хотя бы в первые полгода после операции Лизе будет требоваться постоянный уход (“батарейку”, которую ей вживят в спину, нужно будет подзаряжать три раза в день). “А кто будет работать?” — вздыхает Наталья.

Впрочем, бывают в жизни Натальи и удивительно счастливые моменты. Например, на каждый ее день рождения дети устраивают ей разные, но запоминающиеся и трогательные до слез сюрпризы. Например, в этом году встали раньше ее (а Наташа встает ни свет ни заря). И когда мама проснулась, увидела коридор, освещенный свечками. По этому коридору она попала на кухню, где Аллегрова громко пела песню “С днем рождения!”. А на кухне… Стояли семь ее заспанных детей с трусах и ночнушках — возле стола с тортом. На котором было 18 традиционных свечей — столько дети ставят в ее день рождения всегда. “Я всегда в свой день рождения реву от счастья. И концерты они мне устраивают, и поют, и сценки разыгрывают”, — говорит мать семейства.

На вопрос, хочет ли Наташа еще детей, она отвечает: “Я свой план выполнила. Теперь вот жду внуков”.

— Да, она очень хочет внуков, — подхватывает серьезная Зина. — А мне некогда. Надо получить образование, защитить кандидатскую. А уж потом и о семье можно подумать.

Зато теперь каждый Наташин отпрыск требует себе по индивидуальному котенку — ну куда деваться!

…Звание “мать-героиня” нашей стране отменили еще в 90-х годах. “Мы вообще сейчас никто. Нас называют если только… ненормальными. “Сколько детей — семеро?! Да вы с ума сошли!” — такое я слышу чаще всего. А почему — сумасшедшая? У нас все хорошо!” — рассуждает Наташа. И добавляет: “Мы оптимисты — и на все смотрим с улыбкой. Тяжело — ничего. Все равно идем дальше”.

И глядя на нее понимаешь, что такое настоящее счастье. Наташа уже точно нашла семь своих чудес света.



Партнеры