Почем “ОУПЕН” для народа?

Наш специальный корреспондент Елена ШПИЗ передает с Открытого чемпионата США по теннису

9 сентября 2007 в 17:53, просмотров: 311

Второй год подряд россиянка в финале US Open. И второй год подряд в финале бельгийка Жюстин Энен. С той только разницей, что в прошлый раз она проиграла нашей теннисистке Марии Шараповой. А на этот раз оказалась сильнее, одолев в двух сетах Светлану Кузнецову. “Можно себе представить, как сейчас кусает локти отставной супруг Энен — месье Арденн! — гудели зрители. — Говорят, правда, ему удалось автомобильный салон в Монте-Карло у нее отнять после развода, а может, она и сама отдала. Ну и ладно. Главное, что она счастлива, она — суперзвезда, а о нем скоро все вообще забудут!”

— А я, несмотря на поражение, на самом деле все равно очень рада, что играла против первого номера мирового рейтинга — Жюстин Энен, — призналась российская теннисистка Светлана Кузнецова корреспонденту “МК” сразу после финального матча US Open-2007. — Конечно, могла сделать больше, но не получилось… Не всегда получается, что задумаешь, в конце концов — это был финал турнира Большого шлема.

— Однако не так давно ты обыграла Жюстин, значит, это в твоих силах. Вероятно, ты просто сама себя зомбировала тем, что постоянно прокручивала в голове: “Жюстин — первая ракетка, Жюстин — первая ракетка!” Этим ты как будто заранее поставила себя на второе место.

— Ну, может быть. Однако Жюстин — действительно лучшая, она вообще не ошибалась.

— Вероятно, дело не только в мастерстве, но и в психологии — у нее нервы просто стальные!

— На самом деле она вовсе не такая железная, как может показаться. Она именно профессионал высочайшего класса, и этим все сказано.

Самое интересное, что накануне этого матча соперница Светланы по полуфиналу — наша же соотечественница Анна Чакветадзе — сказала про Кузнецову такие же лестные слова, хотя сама страшно переживала поражение. Честно говоря, еще никогда не видела, чтобы девушка, достигшая в столь юном возрасте таких вершин, так жестко сама себя критиковала. Ни с кем не хотела разговаривать, даже ужинать в день поражения не пошла, осталась в номере, пытаясь осознать, что же все-таки помешало ей пробиться в финал.

— Я сама не знаю, что это было, — растерянно призналась Аня. — Я ничего не могла делать, все время ошибалась и прекрасно понимаю, что этот матч мало порадовал зрителей, — улыбнулась Аня со слезами на глазах. — Хотелось бы поскорей этот полуфинал вообще забыть! Здорово, конечно, что я до него дошла, но, пожалуй, это был один из худших матчей в моей жизни. А вот Светлана Кузнецова, которая меня обыграла, — молодец. Я считаю, она достойна того, чтобы быть в финале.

* * *

Хотелось надеяться, что и Николай Давыденко сумеет туда пробиться, однако накануне матча с Федерером он честно говорил, что пока еще не считает себя номером один.

И все-таки в день мужского финала нам было за кого поболеть. За россиянку Динару Сафину, которая пробилась в решающий парный женский матч вместе с француженкой Натали Деши.

— Признайся, ты горда, что финал будешь играть в воскресенье, непосредственно перед мужским решающим матчем?

— Даже не знаю, мне кажется, разрыв все-таки слишком большой. В четверг сыграть полуфинал и только через два дня финал. Но все равно я так рада.

— А как получилось, что ты стала играть с Деши?

— Ну, просто Татьяна Головин не смогла — и Натали предложила мне.

— Марат, наверное, в течение всего US Open тебя поддерживал?

— Ну, он сейчас в Москве, мама и папа тоже.

— Но ведь мама с самого начала была в Нью-Йорке с тобой?

— Уже улетела. Последнее время я часто езжу самостоятельно.

— А правда, что брат Марат собрался в горы?

— Куда? Ой, даже не знаю. По крайней мере ничего об этом не слышала.

— Зато тебе предстоит покорить новую вершину на этом турнире, так что будем завтра за тебя болеть!

— Спасибо, постараюсь справиться.

* * *

Что и говорить, турнир Большого шлема по теннису — это маленькая жизнь. И пока она продолжается, каждый ставит перед собой разные приятные задачи вне теннисных баталий. Увы, моя мечта позавтракать в Централ-парке не сбылась. Зато удалось выпить там стаканчик холодного чая и увидеть, как по заросшему озеру довольно резво плывет маленькая черепашка, которая потом выбралась на огромный валун, вытянула морщинистую головку и с наслаждением застыла в солнечной прохладе…

Зато ужинать мы отправились в индийский ресторан. И после очередного острого блюда довольный официант сообщил, что в первые дни US Open в этом самом заведении была сама Мария Шарапова и ему даже удалось с ней сфотографироваться.

— Это реально круто, — порадовались мы.

Вообще наши теннисистки пользуются в Штатах завидной популярностью. К примеру, знаменитая темнокожая актриса Грейс Джонс, которая играла одну из подружек Джеймса Бонда — роскошную злодейку, буквально прописалась на любимой лужайке участников US Open. И можете себе представить — даже не скрывала, что болеет за нашу Кузнецову. Причем, как только Света пришла немного отдышаться после победного четвертьфинала, Грейс тут же кинулась к ней с фотоаппаратом, а потом еще часа два о чем-то с ней беседовала. Наверное, желала удачи в предстоящих матчах.

* * *

Зато белорусскому дуэту, Виктории Азаренко и Максиму Мирному, успех, можно сказать, улыбнулся досрочно. Уже в четверг они стали победителями US Open-2007 в миксте и сразу же дали интервью “МК”. В тот момент глаза Максима просто светились от счастья:

— Наконец-то я выиграл, причем такой турнир! — признался он, даже не пытаясь сдерживать эмоции. Зато его молодая партнерша Виктория находилась в шоке и поначалу даже показалась грустной.

— Вика, что с тобой, ты почему не радуешься?

— Я просто не могу никак осознать, что произошло.

— А у меня такие победы ассоциируются с родами, — неожиданно заметил Мирный. — Потому что финал был очень тяжелым, и, хотя мы победили в двух сетах, это ни о чем не говорит. Потому что во второй партии был тай-брейк и ситуация могла повернуться совсем в другую сторону.

— Странное у вас, однако, Максим, сравнение — с родами. Вы ведь не можете знать, что это такое.

— Могу, потому что, слава богу, уже два раза этот процесс наблюдал.

— А что вы можете сказать о Вике как о партнерше?

— Она — молодец. Я ведь играл раньше с другими девушками, даже с Машей Шараповой, но таких результатов у нас не было.

— С Машей Шараповой? Когда? Она ведь всегда позиционировала себя как исключительно одиночный игрок.

— Несколько лет назад. Однако Вика для меня человек особый. Знаю ее с самого детства, мы родились в одном городе, тренировались в одном клубе. Мы — земляки, и то, что мы выиграли как команда, — приятно вдвойне.

— Представляю, какой прием вам готовит ваш президент Лукашенко, который теннис, как известно, просто обожает.

— Ну не знаю, не знаю. При случае потом обязательно вам все расскажу.

Хочу отметить, что после нынешнего US Open нью-йоркские магазины изрядно опустеют. Потому как теннисисты и их супруги, не говоря уже об иностранных зрителях, исходили Манхэттен вдоль и поперек, не пропустив ни единого бутика. Продавцы не успевали прокатывать в кассовых аппаратах золотые кредитки. Наиболее проторенным маршрутом, естественно, была Пятая авеню с излюбленными остановками в Prada, Nine West, Гуччи, Луи Витон, а периодически в разговорах упоминался магазин Сары Джессики Паркер в районе Сохо. В результате было скуплено столько сумок, сапог и туфель из кожи питонов и крокодилов, что даже главная героиня “Секса в большом городе” разочаровалась бы в своей многоярусной обувной коллекции.

— Но всего все равно не купишь, — с улыбкой заметила Динара Сафина. И трудно было с ней не согласиться.



    Партнеры