История выселенского масштаба

Фиктивные браки перерастают в коммунальные войны

9 сентября 2007 в 14:30, просмотров: 329

Москвички все чаще выходят замуж за мигрантов — таковы данные последних социологических исследований. Межнациональным является каждый четвертый союз. При этом если раньше жительницы столицы чаще всего отдавали руку, сердце и прописку украинцам, белорусам и евреям, то теперь времена изменились. Все чаще женихи приезжают из Грузии, Азербайджана и Армении. Но увы — такие браки нередко являются фиктивными. Женитьба для мигранта — легкий способ получить гражданство. А если повезет, то и квартиру в наследство. Вот только один из характерных случаев.

 На днях в доме 34, корпус 4, в Окружном проезде судебные приставы выселяли жильца. При поддержке спецназа.
История эта началась давно и имеет как минимум две версии. Согласно одной (официальной) Гагик Саркисян, выходец из Армении, заключил брачный союз с пожилой москвичкой (на тот момент Елене Михайловне Чураковой было за 80). Прописался в квартире, а затем фактически выжил из нее пенсионерку. В “однушке” вместе с Еленой Михайловной и Гагиком стали жить его бывшая жена и сын. По словам соседей, Чуракову откровенно притесняли. В итоге старушку приютили соседки, одной из которых она и завещала квартиру. В прошлом году пенсионерка умерла, и события стали развиваться по нарастающей.

Суд подтвердил право собственности. Но когда владелица попыталась проникнуть на теперь уже свою жилплощадь, Гагик встретил ее и судебного пристава с топором. Саркисяна осудили за угрозу убийством (с отсрочкой приговора), но он по-прежнему не допускал наследницу в ее владения. И вот финал. Вместе с приставами и спецназом службы судебных приставов мы стоим под дверью злополучной квартиры. Дверь железная и закрыта наглухо. Саркисян не открывает. Не отвечает он и на звонки. Приставы звонят в МЧС и вызывают специалиста, чтобы взломать дверь.

А я беседую с друзьями семьи Саркисян. Они излагают мне другую версию. Согласно ей Саркисян о старушке заботился, а нехорошая соседка подговорила бабушку отписать ей имущество. Происходящее друзья семьи называют захватом, а решение суда — пристрастным.

Приезжает сотрудник МЧС и довольно споро взламывает дверь. Спецназ и приставы в сопровождении понятых заходят внутрь. Из квартиры раздается истошный женский визг. Оказывается, там находится сам “виновник торжества”, его жена и сын-подросток. Спецназ просит Саркисяна занять кресло, его жена мечется по комнате, сын фотографирует происходящее “мыльницей”. В квартире начинается жаркий диалог. Пока глава семьи общается с приставами, его жена эмоционально разговаривает со спецназовцами, грозя им карой небесной. В квартиру между тем тихой сапой проникает одна из соседок и начинает громко требовать от Саркисяна и его семьи, чтобы они “убирались к себе в Армению”, так как “понаехали”. Жена Саркисяна кричит, что Россия — свободная страна, а они — уже давно ее граждане. Экстремистски настроенную соседку удаляют, но поднятая ею тема продолжает обсуждаться семьей Саркисян.

В конечном итоге приставы начинают опись имущества, чтобы в случае неисполнения решения суда передать его на ответственное хранение. Хотя Саркисян вроде бы обещает вещи вывезти. На этом активная часть событий заканчивается. В этой истории лично мне жалко не конфликтующие стороны и не судебных приставов, а покойную старушку Чуракову. Вот она-то последние годы жизни провела по-настоящему весело. Взлетевшая неимоверно цена за “квадрат” московской недвижимости для нее и ей подобных стариков практически не оставляет надежды на спокойную старость.



    Партнеры