Зло замочили в сатире

Руками двух Резников и Юрия Шерлинга

11 сентября 2007 в 15:35, просмотров: 3167

Два Резника — отец и сын — стали авторами музыкального спектакля “Черная уздечка белой кобылицы”. Новое — это хорошо забытое старое. Илья Резник одноименную пьесу написал еще в 78-м, его сын Максим спустя почти 30 лет помог знаменитому отцу ее осовременить. Получилась громкая премьера. Которой и открыл новый сезон Театр сатиры.

Борьба добра со злом, змей-искуситель против праведника — старо и вечно как мир.

“Бедность к лицу еврею, как черная уздечка — белой кобылице”, — строка из талмуда дала название этой музыкальной притче. Евреи провинциальной Миражни устали от  нищеты. И тут в городке появляется реб Беньомин — эдакий Мефистофель, который вводит людей в искушение. Взамен богатства, сытости, праздности он предлагает главе многодетного семейства Шолом-беру отказаться от печалей, от горестных раздумий, от переживаний. И самое главное — от старшей дочери, красавицы Зелды. Город уже накрыла тьма, люди поверили обманщику. Городской сумасшедший по прозвищу Агиц ин Паровоз, — единственный, кто противостоит злу…

— В конце 70-х сложилась такая политическая ситуация — нужно было представить еврейский театр, — рассказывает знаменитый поэт Илья Резник. — Худрук Юрий Шерлинг обращался ко многим драматургам: к Алешину, к Зорину — все в кусты. Так же и с композиторами: Фрадкин, Фельцман, Френкель — никто не хотел связываться. А я человек куражистый, там, где нельзя, — мне интересно…

В конце 70-х, пьеса Резника на музыку Шерлинга произвела фурор. Несмотря на то, что спектакль шел на идиш, а репетировавшие свои партии Лариса Долина и Вэл Родд (бывший муж Ирины Понаровской) ушли за три месяца до премьеры. Другое дело — свежая постановка. Роскошные костюмы от дочери “майора Томина” — Натальи Каневской, сценография из Израиля от Александра Лисянского, музыка Юрия Шерлинга в исполнении Государственного оркестра кинематографии Владимира Понькина. И прима Юрий Васильев — в главной роли обаятельного злодея.

— Все получилось так неожиданно, — говорит Илья Резник. — Вдруг звонит Ширвиндт: Илюша, говорит, а что, если сделать новую редакцию на русском языке? Мы год работали с Максимом, перекраивали старую пьесу. Очень рад, что получилось. Вера Васильева, легенда Театра сатиры, например, на худсовете сказала: я считаю, это явление в нашем искусстве…



    Партнеры