В России построят суверенную теократию?

Светский строй страны — под угрозой

11 сентября 2007 в 15:30, просмотров: 802

Недавно в рамках таинственного Всемирного Русского народного собора была проведена презентация внушительного тома под названием “Русская доктрина”. 800-страничный том презентовали два  зама председателя ВРНС — митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) и председатель одного из Союзов писателей Валерий Ганичев. Том был представлен митрополитом как некая “надстройка” над неким “базисом”, что сразу напомнило присутствующим набившую оскомину марксистскую фразеологию. Вообще-то подобными доктринами забит Интернет, и можно было бы не обращать внимания на очередной опус. Если бы он не был озвучен со столь высокой трибуны.

Авторский коллектив, среди которого, к сожалению, мы не нашли ни известных экономистов, ни философов, ни политологов, ни историков, бойко излагают свои взгляды на происходящее в России и за ее рубежами. Сенсационная откровенность авторов доктрины — в том, что, наверное, впервые на столь высоком церковном уровне (митрополит Кирилл все-таки не последний человек в РПЦ) заявлена “возможность перехода (России. — “МК”) из режима светского государства в режим государства конфессионального (по примеру Израиля, Таиланда, Мавритании, Иордании)”. “Приоритетными партнерами государства” в деле построения теократии должны стать три “организации, представляющие три традиции — православное христианство, ислам и буддизм”. Особенно умиляет в этом тексте, что три мировые религии просто названы “организациями”. Слава Богу (во всех смыслах), что хоть “в настоящий момент следует признать целесообразным режим светского государства”.

Авторы смело прибегают к словотворчеству, как-то не утруждая себя лишними усилиями, чтобы объяснить читателю, что они вкладывают в тот или иной термин. Читателю предоставлена возможность самому трактовать столь необычные, к примеру, термины, как “смыслократия” или “сетевая Святая Русь”. Вообще, чтение “Русской доктрины” — занятие чрезвычайно увлекательное, поскольку авторы совершают едва ли не на каждой странице какое-нибудь сногсшибательное открытие. Вот, к примеру: “Россия — это система стропил, поддерживающих свод над всеми народами мира, дарующая мировому целому равновесие и стабильность”. Если вдруг произойдет развал России, то авторы доктрины считают, что “в полном соответствии с нынешней Конституцией единственно верным решением является объявление режима национального самовосстановления, вплоть до партизанской войны”. Причем не утруждают себя ссылками на соответствующие места Основного закона России.

Нынешняя власть в течение 8 лет выстраивала “вертикаль власти”. Но авторы считают, что цель доктрины — “не снос нынешнего хаосократического государства, а его смыслократическое преобразование”. Стало быть, сегодняшняя Россия — государство “хаосократическое”. В переводе на русский язык — в России сегодня властвует хаос. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Весьма воинственно. Это отражается даже в названии глав: “Нужна официальная история”, “Мирской фронт Православия”, “Принципы рекрутирования правящего слоя”, “Сверхновые русские как “атакующий класс” технореволюции”. Российским реформаторам прошлых веков и не снились такие горизонты, которые разворачивают авторы доктрины. Основная ее цель — “создание протогосударства, основанного на идеологии национального возрождения”. Причем, по замыслу авторов, это протогосударство будет поначалу сосуществовать с нынешним “хаосократическим” государством, постепенно врастая в него.

При всей новизне и необычности идей марксистские догмы, как родимые пятна, с головой выдают происхождение авторов: “Власть — путем скачка — обратится к идеологии, отвечающей традиционным, проверенным веками принципам русской цивилизации”. А чтобы не было споров, что считать “истинными принципами”, авторы предлагают “свое видение национальной истории” и считают необходимым “принять непротиворечивую официальную концепцию истории Отечества”. Это бесхитростное предложение уж больно напоминает грубоватую сентенцию полковника Скалозуба, который предлагал шибко умным российским дворянам “фельдфебеля в Вольтеры дать”.

Немало места в доктрине уделено самой запутанной проблеме — национализму. Отбрасывая чуждые нам национализмы, авторы смело определяют: “Наш национализм совсем другого рода: ценна не нация сама по себе, а национальная традиция в ней; нужно позаботиться о том, чтобы нация, даже изменяясь и развиваясь во времени, не изменяла самой себе. В истории России государство-нация выступает не как отдельное племя, а как сиротский приют, усыновляющий племена. Многие иноплеменники по мере осознания ими своего подданства Русскому государству стали называть себя русскими”. Авторы запамятовали, что с петровских времен наша страна именовалась Российской империей. Даже православная церковь вплоть до 1918 года была не Русской, а Российской. И это обозначало многонациональный характер империи и Церкви.

Кстати, к составлению доктрины были приглашены и новорусские богословы. Они утверждают: “Россия явила долгожданный в истории синтез духовно-политической империи и интерконфессионального сверхгосударства, то есть “римской” и “греческой” форм Катехона — “Удерживающего” (термин апостола Павла во 2-м послании к фессалонникийцам). России удалось добиться небывалого в истории гармонического синтеза культур и племен, мирной христианизации и ассимиляции, создания сверхнациональных и сверхконфессиональных коалиций и союзов… Россия как тип своеобразной “правильной” империи представляет собой исключительное государство…” Даже славянофилам позапрошлого столетия такие дифирамбы своей Отчизне и не снились.

Авторы доктрины свободно обращаются не только с терминами, но и с цифрами. Они утверждают, что с “русским православием отождествляют себя около 129—125 миллионов жителей России (порядка 85% населения) и десятки миллионов соотечественников за рубежом”. В другом месте они заявляют, что “великороссов в России более 80%, славян — более 85%”. А куда делись 20 миллионов российских мусульман? Где 30% атеистов?

Авторы доктрины делают сногсшибательный вывод: “По официальной методике ООН, это мононациональное государство, в котором есть национальные меньшинства”. Что это за таинственная методика? Если учесть, что в последней российской переписи отсутствовали две графы — национальность и вероисповедание, то непонятно, откуда взяты эти цифры? Это очень важно выяснить, поскольку авторы намереваются строить в России теократическое государство и даже указывают, каким образом необходимо это сделать: “Русская Доктрина провозглашает несомненным условием будущего возрождения и усиления России — союз государства с Церковью, и с другой стороны, теснейший союз Церкви с обществом. Государство должно подхватить инициативу Церкви, поддержать курс на духовную, моральную и политическую консолидацию народа. Русская вера (еще один новый термин! — С.Б.) всегда включала в себя задачи построения земной, посюсторонней социальной системы, не бегства от мира, но его преображения и, как результат, миродержавия (созидание духовно-политической цитадели против разрушительных сил)”. Что авторы забыли постановление Архиерейского собора РПЦ, запретившего священнослужителям принимать участие в политической деятельности?

На пути создания теократического государства, похоже, придется отказаться от многих ненужных излишеств. “Средства массовой информации нигде в мире не доказали, что могут обходиться без цензуры, не скатываясь в информационное насилие и нравственную беспринципность. Свобода слова не должна автоматически считаться правом на общедоступность к выражению своего частного мнения перед массовой аудиторией”. Авторы доктрины не могут не понимать, что это процесс непростой, и придется прибегнуть к репрессиям. Однако, успокаивают они, “когда мы говорим о репрессиях, мы имеем в виду не столь жесткие меры, которые использовались Сталиным или Иваном Грозным. На этот раз они должны носить скорее идейно-политический характер и ограничиваться лишением статуса и в (ряде случаев) конфискацией имущества”. Придется прибегнуть и к национализации: “придется национализировать активы, являющиеся объектом хищнической эксплуатации, активы ТЭК и отраслей, важных для безопасности государства, систему винно-водочной торговли, все латифундии”. Понятно, что для этого нужны особые люди. Авторы доктрины предусмотрели и это: “для реализации этих амбициозных целей нам нужен атакующий класс, предпринимательский и управленческий (иерархически-сетевой), “мотор” нового развития, “спецназ истории”. Чтобы вырастить его, авторы предлагают создать Государственный комитет жизнеспособности народа и “объявить в России режим Чрезвычайного демографического положения на 5 лет”. Видимо, в течение этих пяти лет россиянки должны рожать ежегодно, и желательно по два-три ребенка сразу.

Авторы предлагают радикальные меры для оздоровления России. Оказывается, мешает Конституция. Они считают, что “действующая Конституция страдает множеством пороков. В этой связи Русская доктрина допускает и рассматривает два варианта конституционных преобразований (принятие Конституции новым Учредительным собранием, ликвидацию Основного закона как правового излишества)”. Среди врагов грядущих преобразований — США, Европа, сторонники Киотского протокола, “зеленые” и правозащитные международные организации. И, конечно же, нацмены: “Только в 2002 году выходцы из трех закавказских республик вывезли из московского региона на свою родину около 10 млрд. долл. США, что составляет примерно 1/10 российского федерального бюджета. И лишь единицы из них легально платят налоги в российскую казну”. Сегодняшние российские политики, по мнению авторов доктрины, ничего не могут сделать, ибо “современная политическая элита России — трусливая и наглая, она по существу своего положения и происхождения не может и не желает исполнять функции правящего слоя суверенной державы. Необходимы железная воля и разумное смирение, чтобы сообщить нашей государственной системе новую сложность”. Эти качества явит новая “аристократия, благородное воинское сословие в разных культурах. Это образ воинствующей цивилизации справедливости и милосердия”.

Расширенная презентация “Русской доктрины” произойдет в начале ноября, незадолго до думских выборов. Интересно, что доктрина вырабатывалась в недрах Всемирного русского народного собора, главой которого является Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Впервые Доктрина была представлена в храме Христа Спасителя, где обычно проходят съезды ВНРС. Этот странный Собор зарегистрирован в Минюсте как общественная организация. Настораживает то, что сам ВНРС, являясь общественной организацией, располагается на территории Свято-Данилова монастыря. Неужели Русская Церковь, посредством некой общественной организации, предлагает государству перреписать Конституцию, распустить правительство, национализировать предприятия ТЭК и провести для порядка “не столь жесткие” репрессии?

Ловко оперируя давно забытыми марксистскими терминами, владыка Кирилл на презентации популярно объяснил, что “Русская доктрина” — это не “базис, а надстройка”. Если перевести это “плетение словес”, что получается: ОВЦС претендует на то, чтобы стать Идеологическим отделом при несуществующем ЦК КПСС? Как тут не вспомнить труженика пробирной палаты Козьму Пруткова, создавшего бессмертную пьесу под названием “Фантазия”. Именно так зовут в пьесе хозяйскую собачку, которая постоянно теряется. Персонажи ищут ее с криками: “Фантазия! Фантазия потерялась!” Похоже, в ОВЦС считают, что в России потерялась идеология и долг православных граждан состоит в том, чтобы помочь согражданам обрести ее.

Предусматривает ли Устав Русской Церкви подобные маневры? В нем ясно сказано, что на патриархе лежит обязанность печалования перед властями за своих прихожан, когда государство перестает видеть в них людей. Но ни слова нет о том, что Церковь должна заниматься политиканством. Ее цель — миссионерство, благотворительность, духовное просвещение народа. Неужели православным пастырям нечем заняться в стране, которая страдает от наркомании, пьянства и в которой более миллиона беспризорных детей?



Партнеры