Блондинка за рулем

Женщина права, даже если у нее нет прав

11 сентября 2007 в 13:03, просмотров: 1258

Осваивать премудрости дорожного движения в небольших подмосковных городках гораздо сподручнее, чем в столице. По одной простой причине: пробками у нас называют затор на светофоре, состоящий максимум из трех машин. А учиться водить четырехколесного друга по прямым загородным дорогам несравненно спокойнее, чем скользить, чертыхаясь, по причудливым московским развязкам в стиле сюр.
Корреспондент “МК” на личном опыте убедилась в этом. И даже умудрилась получить водительские права.

Учиться управлять автомобилем, как и выходить замуж, надо лет в девятнадцать, когда еще не понимаешь, что творишь. Годам к тридцати, если не произошло того или другого, приходят мучительные сомнения — а на фиг оно вообще надо? Но однажды мне надоело лицезреть подруг за рулем собственных авто, лицемерно уговаривающих меня саму забить на это дело…

Не последнюю роль сыграли и подогреваемые в обществе слухи, что очень скоро — чуть ли не со следующего квартала — постигать премудрости дорожного движения придется не три месяца, как сейчас, а полгода. Но стоить это будет чуть ли не в три раза дороже — 45 тысяч рэ против сегодняшних 15.

Тогда те, кто дорожит собственным временем, водительские права, наверное, просто купят. Хотя лично мне хотелось научиться водить честно!

“Туфля” на стекле

Моего первого инструктора звали Колей. У него было две особенности — он презирал женщин, которых сам же учил ездить, и начальство. Начальство больше, потому что оно заставляло его перерабатывать, катая по шесть учеников за день. Вместо положенных по технике безопасности четырех.

— Все от того, что инструкторов у нас не хватает, — жаловался Николай, периодически нажимая за меня на дублирующую педаль тормоза. — Один мой друган так ваще недавно инфаркт подхватил прямо на уроке — тяжело дамочек обучать. Нормальные-то водилы давно нашли частную практику… Эй, ты, не вылазь на встречку…
Я искренне пыталась понять, как можно научиться управлять авто, если ничего при этом не делать самой. Коля искренне пытался не влипнуть из-за меня в аварию.

Наши взаимоотношения можно было бы назвать единством и борьбой противоположностей, если бы раздолбанная учебная “девятка” еще при этом хоть куда-нибудь перемещалась. Но она классически глохла на протяжении двух часов занятий. Глохла на поворотах, глохла на светофоре.

Как положено по учебнику, я отпускала педаль сцепления, одновременно надавливая на газ, чтобы, как точку G, нежно и бережно отыскать в сложном автомобильном механизме так называемую точку зацепления — и тронуться. Машина издавала пронзительный стон, а затем виновато зависала в пространстве — программой в испорченном компьютере.

В чем дело, не могли понять ни я, ни Коля. “Ты, наверное, просто необучаемая”, — почесав затылок после третьего урока, придумал отмазку Николай.

— Ну, конечно, эти дуры в джипах на дорогах — обучаемые, а спецкор “МК” — нет, — разозлилась я.

Нет необучаемых водительниц — есть необучающие инструктора, очень хотелось добавить. Но вслух я ничего не сказала. Я вообще страшно воспитанная девушка, что меня, безусловно, портит. Так бы мы, вероятно, и маялись втроем до победного конца — я, Коля и строптивая “девятка”. Но тут презираемое Николаем начальство отправило его в отпуск за свой счет.

И в моей жизни появился Маратик.

Крутой вираж

Маратику был 21 год. Недавно он влип в аварию (о чем руководство курсов, принимая его на работу, разумеется, не знало), и ему нужно было расплачиваться за чужую побитую машину. Вот он и пошел временно в нашу автошколу. Потому что она находилась рядом с его домом.

— Как ты думаешь, в чем смысл жизни? — произнес новый инструктор на первом уроке, шурша оберткой от конфеты.

Маратик пытался бросить курить и поэтому поедал тонны шоколада, чем страшно меня злил — тоже хотелось сладкого.
Я принялась философствовать. Маратик натужно вздыхал, шоколадка таяла в его рту, а не в руках.

— Че машина-то твоя глохнет? — осознал он наконец, что мы никуда не трогаемся.

— Не знаю…

Пять минут инструктор сосредоточенно изучал авто. Потом меня. Потом он вытер руки и произнес поучительно: “Разувайся давай!” Я вытаращила на него глаза, а он в ответ невозмутимо добавил: “У тебя нога какого размера?”

— 35-го. А что?

— Да у моей девушки, ну типа герлфренды, она тоже маленькая. У вас носок со сцепления постоянно соскальзывает — и от этого проблемы. Вы с ней просто карлики. Тебе нужно что-нибудь подложить под конечность, чтобы дотягивать до педали, и все будет тип-топ.

Сгоняв домой за толстенной телефонной книгой, мы сунули ее под резиновый коврик — и я сразу же поехала сама.

Маратик оказался именно тем инструктором, который и был мне нужен. Потому что он, занятый шоколадками, разрешал творить на дорогах все, что я захочу. К концу занятий, когда Маратик понимал, что вообще не рулит ситуацией, нервы его сдавали. На спидометре тем временем было где-то в районе 80 км в час при разрешенной для учеников скорости в 40 км, каюсь.

“Эй, Маратик, давай махнем к киоску за сигаретами — достали уже твои шоколадки!”

В общем, я плохо на него влияла. Дымим, припарковавшись, в тесном проеме между двумя машинами. А потом я выползаю оттуда на спор, что не стукну ни одну, ни другую.

— Не сдашь ведь экзамен без денег, — пугал меня мой учитель.

— Вот как возьму и сдам и никому ничего не заплачу.

— Самонадеянная. Нельзя быть девушке такой самонадеянной в жестоком мире мужчин, — вздыхал Маратик. А я в ответ презрительно фыркала.

В остальное время, когда мы с ним не выясняли, кто в нашем тандеме главный и можно ли получить права в ГИБДД даром, то таскались по чужим дворам, где учебная езда категорически запрещена. Но у моего инструктора там было назначено свидание с дамой сердца 35-го размера — и я его отвозила.

Под конец мы с Маратиком разругались вдрызг. Он сказал, что ненавидит женщин с маленьким размером стопы и нам, таким нестандартным, надо пересесть на трехколесные велосипеды.

Теперь-то я понимаю, что он просто поругался со своей пассией и что с моей стороны было ошибкой не учиться ездить, а вступать с преподавателем в личные, тем более антагонистические отношения. Но тогда я достала из-под резинового коврика телефонный справочник, что есть сил шваркнула им Маратика по голове и хлопнула дверью раздолбанной “девятки”. Прямо на перекрестке. Маратик перебежал на водительское сиденье, сообщая при этом всем окружающим, что я хотела угнать бесценную учебную колымагу...

Под сочувственный перезвон водителей, наблюдавших за нашей перепалкой на трассе, я отправилась в школу пешком. И когда добралась до директора, там уже сидел вероломный Маратик, естественно, доехавший первым.

— Женщина, к тому же блондинка, ну вы же понимаете, — виновато опустил он голову.

Что я могла сказать в ответ? Директор автошколы, по несчастью, был мужчиной. И лысым.

А через неделю после случившегося Маратика все-таки уволили. За неуставные отношения с еще одной блондинкой, которая нажаловалась на его хамство сразу.

Мне почему-то стало его жалко. Как будто я сама его испортила.

…Но я знаю точно, что настоящие инструктора по вождению в этой жизни все-таки встречаются. На последнем занятии мне попался Валентин Петрович. Он был как капитан дальнего плавания — со шкиперской бородкой, надежный и спокойный. Он не рассуждал по мелочам, не чавкал шоколадками и не интересовался смыслом бытия. Он просто учил.

— Да нормально ты водишь, — сказал Валентин Петрович напоследок. — Я бы даже сказал — по-мужски. А вот сдашь ли сама экзамен? Это как лотерея! Процентов семьдесят женщин с первого раза не сдают, не потому, что они глупее мужиков, просто у вас образ мышления другой, вы слишком непредсказуемые — блондинки ли, брюнетки, рыжие...

Дорожный цветник

“Опять одни бабы заниматься пришли, последние три группы — и ни одного приличного человека!” — услышала я, попивая растворимый кофе из автомата на первом этаже нашей районной автошколы, которую должна была посещать в течение трех ближайших месяцев. Каждый день — с восьми до десяти утра.

Добро пожаловать в общество резвых мустангов, девочки! 27 пар глаз, подведенных черной тушью, не мигая глядят на молоденького препода по теории.

Вечером, отмахав по пробкам в маршрутном такси, я прилежно усаживалась дома за компьютер, чтобы решать дорожные задачки. “Из пункта “А” в пункт “Б” выехали два автомобиля. Как им разъехаться без аварий, если помеха справа — гужевая повозка с лошадью — не может плестись свыше 20 километров в час?”

К концу периода обучения тех, кто выдюжил этот кошмар, можно было сосчитать по головам. Раз-два-три-четыре…

Юля — хочет и будет водить, решительная, характер нордический, в прошлом году окончила финансовый институт. У нее дубленка за три “штуки” и поддельные швейцарские часы. Пока живет с родителями, но скоро переберется в Москву. И уже сейчас Юле не с руки добираться до столицы на “Газели”.

У Веры глаза больного олененка, муж и двое детей. Ей 36, но выглядит на 37,5. Говорит, что хочет рулить, потому что страшно возвращаться домой из гостей на подвыпившем муже. Лучше уж как-нибудь самой, а его — завалить на заднее сиденье.

Гастарбайтерша Яна, у нее “семерка”, на которой они с супругом ездят по клиентам — евроремонтировать. Самая большая проблема Яны — как по окончании автошколы получить права, ведь у нее нет постоянной подмосковной регистрации, а делать запрос на Украину — сплошная морока.

У единственного парня, который вписался в наш женский коллектив, было редкое имя Остап и еще одна отличительная черта — у нас он числился для галочки, так как был племянником директора автошколы, и его никто не увидел на занятиях вплоть до выпускного экзамена.

Создавалось впечатление, что прочие особи мужского пола уже родились с умением резво переключать скорости и подрезать “чайников” на поворотах — учиться им вовсе необязательно.

“Как-то попробовала на даче сесть за руль нашей “шестерки”, так меня муж обозвал “жирной коровой”, и я назло ему решила сюда записаться, — причитала 47-летняя Ираида Ивановна, бухгалтер малого предприятия, в детстве, как выяснилось, не сумевшая освоить даже велосипед. — Не могу понять, девчата, хоть убейте, как я буду этой махиной управлять, если я даже собственным Колькой управлять не в силах!”

Но было уже не до философских рассуждений — приближался день главного испытания. Вернее, сразу трех! Теория. Маневрирование на площадке. Езда по городу.

Тупиковый эффект

— Эй, девушки, кто умеет быстро печатать на компьютере, надо составить список экзаменующихся, а то у нас некому, — вышел на крыльцо по жизни уставший старший лейтенант ГИБДД, полный усатый дядька.

Набить столь необходимые гаишникам наши фамилии вызвалась я. Профессиональное любопытство. Как оказалось, в нашей группе учились не 27 барышень и один племянник директора автокурсов, а 32 человека. Четыре лишних гражданина (все мужчины) были мне незнакомы. Зато их, похоже, прекрасно знало руководство автошколы, раз допустило к экзаменам вовсе без учебы.

Кроме группы 45А в тот день в районном ГИБДД сдавали на права еще человек сто, пришедших индивидуально.
Стоим в тесном предбаннике перед кабинетом, где принимают теорию, переживаем и потеем. Кондиционер выключен, туалета нет. Отхожее место на улице, за углом. Бесплатное. Но подойти к нему нельзя, просто потому, что там годами складировались фекалии и они воняют. В другой стороне еще один сортир, за деньги. Вполне себе приличный. Как только я увидела, как символично в ГИБДД выглядят два этих заведения, так сразу поняла, что зря была такой самоуверенной.

“Сама на права я не сдам!” Мудрые девчонки из нашей группы осознали эту истину гораздо раньше. В то время как я препиралась с Маратиком, они заранее сбросились по 600 рублей каждая и разузнали у водителей, кому и как надо вручить общую сумму, чтоб уж точно не являться сюда во второй раз.

— Экзамен вы не прошли, жду сюда же на следующей неделе, — отчеканил молоденький капитан ГИБДД и посмотрел на меня с суровым выражением лица.

Я получила целых пять штрафных баллов. Припарковавшись параллельно почти без единой помарки. Въехав с первого раза на эстакаду. И вырулив из узкого псевдогаражного пространства.

Но лейтенант поставил мне “незачет”. За что? Просто так… Надо было учиться играть по правилам. А не строить из себя невесть что.

Из-за забора за сдачей наблюдал уволенный Маратик. Слава богу, он так и не понял, что я провалилась. “Ты проехала лучше всех, — подбежал Маратик ко мне, когда я со слезами на глазах попыталась без лишних объяснений проскочить мимо. — Извини, что так себя по-дурацки повел, настроение тогда было хреновое, а ты не стукнула на меня, молодец…”

— Да пошел ты, Маратик, — закусила я губу и убежала звонить своему первому инструктору Николаю, который, уходя в отпуск, участливо предупредил: “Если что — завсегда обращайся!”

— Я же говорил, что ты необучаемая, — хмыкнул Коля. — Ладно, с тебя 6 тысяч рэ, и просто вовремя в следующий раз явись на площадку. По часам хоть разумеешь?

Я пришла на экзамен вовремя, решив, что раз терять мне теперь все равно нечего — поэтому буду играть по правилам. Хотели глупую блондинку — получите. Я надела туфли на самом высоком каблуке и самую короткую юбку. Нацепила на лицо самую идиотскую улыбку, которую только отыскала в своем арсенале. И, самое главное, я забыла дома толстый телефонный справочник — без которого, как без ключа зажигания, трогаться не умела.

Но даже притворяться не пришлось — мне дали “шестерку” 96-го года выпуска. До этого машину с задним приводом я не опробовала ни разу. Наивно улыбнувшись, я обернулась к гаишнику, который сидел справа, и попросила показать, где находится руль. Посмотрев в зеркало, неспешно накрасила губы. И с шестого раза наконец завелась — 35-й размер не подвел.

— Небось хочешь поменять свою “Ниву” на что-то более приличное? Значит, терпи, Вася, — с горьким вздохом произнес экзаменатор номер два, сидевший сзади. И выразительно взглянул на своего товарища.

— А вы знаете, с завтрашнего дня я буду ездить на 220-м “Мерседесе” с собственным инструктором. Да-да, со скоростью 110 километров в час. И все — благодаря вам, ведь вы такие добренькие дядечки, вы не дадите мне сегодня уйти домой несолоно хлебавши, — лучезарно улыбаясь, заканючила я. И нечаянно, но экстренно надавила на педаль тормоза.

Тут заскрипели зубами оба экзаменатора.

Не доезжая до поста ГИБДД, где нас ждала группа поддержки, — те, кто тоже сдавал экзамен не по первому разу, — гаишники попросили меня выйти вон и дальше порулили уже сами. От греха подальше.
А я, как и было обещано, отправилась за честно выстраданными правами.



Партнеры