Каких отберут в космонавты?

Глава Роскосмоса Анатолий ПЕРМИНОВ: “Летать к звездам не более опасно, чем быть шахтером”

12 сентября 2007 в 16:06, просмотров: 696

Как в наши дни стать космонавтом? Кто нас защитит от падающих астероидов? И какая вообще польза простому человеку от многомиллиардных космических исследований? На эти и многие другие вопросы, заданные читателями “МК” во время прямой линии, ответил руководитель Федерального космического агентства (Роскосмос) Анатолий ПЕРМИНОВ.

— Здравствуйте, меня зовут Дмитрий, я из Москвы. Скажите, как в наше время можно стать космонавтом? Существуют какие-то специальные учебные заведения?

— Конечно. Вы пишете заявление в Роскосмос о том, что хотите стать космонавтом. Мы вас проверяем по всем параметрам. Но перед этим вы должны представить нам диплом о высшем образовании. Есть оно у вас?

— Скоро заканчиваю МГТУ им. Баумана. Специальность — приборостроение.

— Ну тут вопросов нет. Если здоровье не подведет, считайте, что вы уже приняты. После окончания пишите заявление, и мы будем вас рассматривать на межведомственной комиссии. Затем пройдете медицинский отбор либо в Центре подготовки космонавтов, либо в Институте медико-биологических проблем РАН. И дальше, если пройдете общекосмическую подготовку (она длится где-то 1,5—2 года), будем вас направлять в РКК “Энергия”, у них есть свой отряд космонавтов.

— Раньше был “Буран”, его сломали и отдали детям на аттракционы, сейчас вроде опять начали делать очередной челнок. Будет ли в этом смысл?

— На сегодняшний день такой проект не рассматривается.

— То есть “Клипер” был, а потом забыли про него?

— Ну почему забыли? В мире существует очень много крылатых схем. К сожалению, ни один корабль, кроме “Шаттла” и “Бурана”, не полетел. Он для нас очень дорогой. У нас на всю российскую космическую программу выделено около миллиарда долларов. А тут на подготовку к полету всего одного корабля типа “Шаттл” требуется полмиллиарда долларов.

— Дешевле одноразовые получаются?

— Конечно. В десятки раз. Наша страна, да и США, отказались от челноков. Не в состоянии такие дорогостоящие вещи тянуть.

— Уважаемый Анатолий Николаевич, по телевизору говорят, что якобы ракеты-носители наносят экологический вред, когда их ступени падают на землю. И даже дети раком от них заболевают и умирают. А из другой передачи услышала, что после падения ступеней ракет картошка и клубника растут еще лучше. И ничего страшного. Как быть, кому верить?

— Что касается картошки, которая растет еще лучше после окисления почвы остатками компонентов ракетного топлива, то отчасти это правда. Вы же клубнику удобряете, подсыпая под нее опилки. А подобное удобрение окисляет почву.

Ступени ракет, отдельные баки горючего и окислителя, хвостовые отсеки, головные обтекатели действительно падают, но в специально отведенных и согласованных с администрациями субъектов Российской Федерации районах. С 2000 года наши специалисты делают все для обеспечения безопасности граждан, проживающих вблизи этих районов. По последним данным, в пробах воды и почвы отравляющих веществ не обнаружено, все крупные фрагменты ракет-носителей вывезены. Кстати, прямой связи между уровнем заболеваемости населения и последствиями ракетно-космической деятельности также не выявлено. Надо отметить, что граждане, проживающие вблизи районов падения, ранее подвергались воздействию выбросов и отходов с объектов химической и металлургической промышленности России и Казахстана, о которых СМИ почему-то забывают.

— Говорят, что полет к Марсу человечество осилит не раньше 2030 года. Но я думаю, разработки-то, связанные с полетом, и сейчас ведутся.

— Разработки как велись еще со времен Сергея Королева, так и ведутся.

— И каковы результаты?

— У корпорации “Энергия” уже существует проект корабля. Другое дело, что его реализовать в данной ситуации пока тяжело, поскольку там много технических проблем.

— А в чем основные проблемы?

— Во-первых, материалы. Во-вторых — защита от радиации. Третья проблема — это двигательные установки. Энергетика там должна быть мощная, чего пока у нас нет. А кроме технических есть медико-биологические проблемы. Вот в ИМБП РАН скоро пройдет испытание шести добровольцев. Им сымитируют условия настоящего полета на Марс, чтобы проверить, способна ли группа людей психологически и физически продержаться в течение 3 лет в замкнутом объеме.

— У меня вопрос практический. Могут космические технологии в быту, на даче пригодиться?

— Аналоги тех солнечных батарей, которые стоят на космических аппаратах, уже используются в быту. Вот можете поставить такую солнечную батарею и нагревать себе душ на даче. Также для дачных участков мы можем предложить ветровые электростанции, газовые отопители, установки для очистки природных сточных вод и даже соковыжималки.

— А цена, доступная у тех же солнечных батарей для дачи?

— Цена одного квадратного метра солнечных батарей — 600 долларов. Есть также разработка, которая может пригодиться для грибников. Прибор стоит всего 8 тысяч рублей, помогает определять местонахождение в лесу. Мы его на авиасалоне недавно представляли.

— Если бы наш президент, который испытал уже все виды транспорта, захотел попробовать себя в качестве космонавта, вы бы ему сделали какую-то привилегию? Все-таки он не долларовый миллионер у нас…

— Я думаю, этот вопрос даже не подлежит обсуждению и не решается таким образом. Если президент решит, ему будет нужна только техническая поддержка.

— И вы готовы ее обеспечить?

— Я думаю, мы всегда готовы ее обеспечить.

— А если у меня есть знакомый, который хочет полететь в космос. Что ему надо сделать для этого?

— Есть два варианта. Либо через компанию “Спейс Эдвенчурс”, либо написав напрямую в Роскосмос. Если личность вашего претендента нас удовлетворит с медицинской точки зрения, моральной, технической и, конечно же, материальной, — мы его возьмем.

— В последнее время в газетах, телепередачах много говорится о метеоритной опасности. Как Россия в случае чего сможет отразить угрозу из космоса?

— В России разрабатывается целая программа обеспечения кометно-астероидной безопасности. Это специальная целевая программа Института астрономии РАН, работы по которой ведутся уже около 3 лет. Существуют различные технические пути решения этой проблемы. Еще в советское время предлагалось взорвать движущийся на нас астероид ядерной бомбой. На сегодняшний день этот способ не сбрасывается со счетов. Но есть и другие варианты.

— И сколько вы этим еще будете заниматься?

— Я думаю, годика три.

— Мне 42 года, я помню, как восхваляли прежних космонавтов, но и современные — тоже герои, а о них практически ничего не известно. Где былой пафос?

— Я считаю, что вы правы. Ореол героизма у космонавтов действительно исчезает. Вот, например, во время одной из встреч с молодежью я услышал такую вещь — на сегодняшний день профессия шахтера более опасна, чем космонавта.

Но все же юноши тянутся к космосу. Не так, как во времена Гагарина, поменьше, но тянутся. Среди них, кстати, много детей наших богатых людей.



Партнеры