Что осталось за кадром?

На вопрос, кем он будет после выборов, Путин ответил: “Еще не знаю”

16 сентября 2007 в 19:13, просмотров: 185

Среди членов клуба “Валдай” был швейцарский журналист Эрик Хёсли. На сайте газеты “Трибюн де Женев” он описал пятничное общение с Путиным.

“На прошлых встречах с клубом “Валдай” Владимир Владимирович держался гораздо более скованно, чем сейчас, — сказал г-н Хёсли “МК”. — Мы говорили три с половиной часа. Под конец Путин пригласил нас выпить чаю — на террасе в окружении пальм и сосен, с видом на Черное море.

Кстати, до того, как приехать в “Бочаров ручей”, мы встречались и с первым вице-премьером Ивановым. Это было сразу после того, как стало известно имя нового премьера. У меня сложилось впечатление, что Иванов не знал заранее о назначении Зубкова. В начале нашей встречи г-н Иванов слишком много и слишком нервно смеялся. Мне показалось, что так он скрывает свой шок...”

Вот как Эрик Хёсли описал самые интересные моменты разговора с ВВП в Сочи (возможны незначительные несовпадения цитат с дословными высказываниями Путина — мы приводим их в обратном переводе с французского).

ТРЕТИЙ СРОК. “В марте Владимир Путин видит окончание своего срока, но многие русские считают: изменение Конституции в последнюю минуту могло бы разрешить ему остаться на посту. Мнения самих экспертов клуба “Валдай” разделились. “Большинство из нас думает, что вы должны уйти в срок в интересах русской демократии, — сказал один из приглашенных на встречу. — А меньшинство считает: в интересах экономической стабильности — чтобы вы остались на посту”. “Ну что же, обе стороны правы!” — ответил, смеясь, Владимир Путин. Но затем в очередной раз подтвердил невозможность “третьего срока”: “Я принял это решение (уйти в срок. — “МК”) уже давно, с самого начала”. Но тут же уточнил, что не собирается покидать “сцену”: “Я не буду обычным гражданином, это очевидно. Будет ли моя функция политической или нет? Я еще не знаю...”

ПРЕЕМНИК. “Но каким окажется поле для маневра у нового президента, если Владимир Путин останется в тени? Может ли следующий глава государства стать “техническим”, чтобы затем на выборах Путин снова мог триумфально вернуться к власти?

Путин опроверг эту гипотезу: “Не для того я столько лет пахал, чтобы пришел слабый президент. Сильная Россия — это сильный президент. Мы должны понимать друг друга, но я дам ему свободу действий”. Будущий глава России должен быть “компетентным, самостоятельным, способным нести ответственность за свои поступки”.

КОСОВО. “По поводу декларации о независимости Косово Путин заявил: “Только поддержка Запада сделала бы это возможным. Но в таком случае Запад сам будет нести всю ответственность за последствия”. Могла бы Россия по аналогии признать независимость Абхазии? “Увидите”, — ответил Путин с загадочной улыбкой”.

ПАРТИИ. “В Думе, где доминируют единороссы, принятие законов превратилось лишь в административную формальность. Но президент считает, что иначе “мы бы никогда не смогли осуществлять прагматичную политику и за несколько лет принять массу законов, необходимых для проведения реформ”. На вопрос, почему власть плодит новые партии, если она уже располагает таким сильным большинством, Путин сказал, что “появление, например, современного левого крыла, социал-демократического и ответственного”, было необходимо, чтобы препятствовать коммунистам. Президент заявил, что поддерживает усилия официальной оппозиции, которая формируется в рамках “Справедливой России”, и выразил пожелание, чтобы в новой Думе были представлены все политические течения. “Рано или поздно “Единая Россия” может совершить ошибки. Я надеюсь, что через какое-то время себя проявят другие партии”.

По словам Эрика Хёсли, Путин обратил внимание на СПС — сказав, что не до конца уверен в законности финансирования правых”.

ДЕМОКРАТИЯ. “Президент Путин заверил, что, с его точки зрения, “демократия и многопартийность остаются единственными гарантиями реальной долгосрочной стабильности в России”. “Это единственный инструмент, который позволит избежать возврата к аморфности общества” и ограничить аппетиты или злоупотребления “человека или небольшой группы у власти”.

Отдавая должное диссидентам советской эпохи, “чья моральная сила оказалась сильнее тогдашней власти”, и назвав большевиков 1917 года “укравшими землю, свободу и заводы”, Владимир Путин заявил, что будущее России сегодня — в крестьянах и том среднем классе, который “первым воспользовался ипотекой, умеет считать, ищет новые пути честных доходов и верит в экономическую стабильность” режима. Демократия должна быть инструментом этой стабильности, ее строительство должно стать приоритетом будущего президента, которого Путин, вероятно, рассчитывает назвать и впоследствии ему помогать. И это будет только одним из этапов. Установление в России многопартийности, уточнил Владимир Путин, чтобы развеять иллюзии иностранцев, займет “еще многие десятилетия”.



Партнеры