Надежда Бабкина родилась одновременно с сыном

“Главное в воспитании — успеть заложить фундамент до пяти лет”

16 сентября 2007 в 17:55, просмотров: 4276

Душа русской эстрады и мама взрослого сына Надежда Бабкина по жизни просто искрит и тоннами разбрасывает флюиды положительной энергии. Ее хватает на все: на песни, на театр, на любовь и на сына. Как рос ее Данила, по какому “рецепту” воспитывала его певица и каким в результате он стал — об этом Бабкина-мать рассказала в интервью “МК”.

И сын, и мама влюблены

— Росло-росло мое чадо и выросло, — говорит про своего единственного и любимого 32-летнего сына Данилу Надежда Бабкина.

Говорит неспроста. Совсем скоро у чада произойдет важное жизненное событие — свадьба. Причем в мамином, то есть русском, стиле. Свадебные костюмы уже почти пошиты — у невесты вместо классического платья будет сарафан, а вместо фаты — небольшой стилизованный кокошник. В том, что это будет суперстильно, сомнений нет. Ведь невеста — обладательница не только отличного вкуса, но и собственного салона красоты. У жениха же будет темный костюм с лампасами и красной жилеткой.

— Все будет без пафоса, но с изюминкой, — с удовольствием предвкушает Бабкина.

В качестве одной из изюминок Данила задумал проехаться от Манежа до “Метрополя” на тарантасах, запряженных лошадьми. “С конфетами, с ряжеными, с гармошками — в общем, по-русски! — буквально захлебывается от восторга будущая свекровь. — Ну, выкуп невесты, сваты, мое благословение — это все будет как полагается”.

Бабкина утверждает, что нисколько не настаивала на таком сценарии: “Они сами захотели этот день устроить по русским традициям. И это так трогательно! Я все планы сына одобрила, мне это очень понравилось”.

Сейчас певица относится к будущей невестке с большой нежностью, хотя первое впечатление повергло ее в легкий шок.

— Я увидела Таню впервые на Новый год. К моему дому подъехал огромный 12-метровый лимузин с компанией парней и девушек, среди которых оказался и сын. Они заехали поздравить меня, попросили выйти на улицу. Из лимузина вылезли четверо мальчиков в костюмах с бабочками и какие-то полуголые девицы, по виду модели. И вдруг я поняла, что одна из них — девушка Данилы. Мне стало дурно. “Мальчик мой, где ты их взял? Это дорогое удовольствие!” А он в ответ: “Мама, что ты подумала?!! Это оч-ч-чень порядочные девушки”. Ага, я вижу — “порядочные”! Все мои друзья во главе с Женей (Евгений Гор. — Авт.) просто развернулись и ушли. Сын открыл шампанское: “С Новым годом!” Какой тут на фиг Новый год!

Бабкина успокоилась, лишь когда познакомилась поближе. По ее словам, избранница сына — очень умная девушка с хорошим образованием. “Она относится к Даниле очень трепетно. Мне нравятся их взаимоотношения”.

Кому, как не маме, понять сейчас состояние сына! Ее собственный роман еще “молодой” — с Евгением Гором они вместе только четыре года.

— Знаете, он постоянно звонит и говорит: “Я тебе позвонил просто, чтобы сказать, что я тебя люблю”. Это так трогательно! — нежно улыбается Бабкина. — Конечно, у нас бывают серьезные столкновения по разным поводам. Ведь я бываю всякой, иногда вспылить могу. Но Женя молодец, он понимает, что это не от спеси и не от дури, а просто иногда такое безумство сконцентрируется внутри — поди совладай с собой…

Бабкины внуки


— Как вы познакомили Данилу с Женей? Они же одного возраста…

— Это было так гармонично, что я даже не помню, как это произошло. Само собой. Данила просто видел, что мама теперь не одинока и маме хорошо. Он радовался и не задавал никаких вопросов.

— Наверняка в душе все-таки ревновал?

— Думаю, нет. Он искренне радовался за меня и сказал мне такую фразу: “Мама, твоей любви хватит не только для меня, но для очень многих”. А Женя — он вообще на все очень адекватно реагирует… Так что проблем никаких не было.

— В 32 года Данила для вас еще ребенок?

— Конечно. Ему и голову иногда хочется притулить мне на плечо, и покапризничать. Я для своей мамы тоже до сих пор маленькая. В каждом взрослом человеке живет ребенок, который из него не улетучивается никогда. А с Данилой мы друзья. Мы можем общаться на любые темы. Он приходит: “Мам, мне надо поговорить с тобой”, рассказывает о той или иной проблеме и спрашивает мое мнение. Данила, кстати, хороший критик. Когда у меня новая постановка, я всегда прислушиваюсь к его советам.

— Какой подарок сына вам дорог больше всего?

— Он подарил мне звезду! Самую настоящую. Приобрел сертификат, так что теперь в Галактике есть звезда имени Надежды Бабкиной.

Данила, еще когда сам был ребенком, любил посюсюкаться с малышами. И сейчас с очарованием смотрит на маленьких детей. “Смотри, Данила, — подбадривает его мама, — у всех твоих друзей-сверстников уже первенцы родились”. “Я тоже уже готов к этому, — уверенно отвечает сын, — причем, вот увидишь, у меня будет не один и не два, а как минимум три! Мне нравится, когда семья большая”.

— Вы внуков ждете?

— Я никого специально не жду. Если у Тани с Данилой будут дети — замечательно. Ну, появится — тогда как-то среагирую.

— А бабушкой становиться не страшно?

— Так у меня ж фамилия Бабкина!!! Чего мне бояться-то! Бабушка — это чудесно, а когда уж такая взаимосвязь фамилии с бабушкой!.. И с деньгами еще. А еще есть бабкин сундук — залезь туда и почерпни. Бабушки всегда мудрые.

Дисциплина для бутузика

Когда Данила был маленьким, с ним было нелегко.

Просто так получилось, что они с мамой родились… одновременно.

— Момент моего роста совпал, к сожалению, с ростом Данилы. Я родила сына, а через полгода “родила” коллектив. И стала многодетной мамой сразу. Я разрывалась между ребенком и коллективом. Но вырастила обоих!

— Многие звездные дети растут практически беспризорниками…

— Я не могу сказать, что воспитывала Данилу правильно. Я не была домохозяйкой, не занималась с ним с утра до ночи уроками, не водила по всевозможным секциям. Я не была курочкой, которая не выпускает птенца из-под своего крыла. Ведь у меня были гастроли, поездки.

— Ему не хватало маминого внимания?

— Конечно, не хватало. Он капризничал, когда я уезжала, но очень радовался моему возвращению. А вообще Данила рос благодарным ребенком и прощал мне мой сумасшедший режим. Ну и я, конечно, не матерью-кукушкой была, и в бассейн его водила, и в музыкальную школу. Мне кажется, что вообще воспитание детей происходит до пяти лет. До этого возраста нужно вложить в ребенка все что можно, и переборщить тут нельзя.

Любви и внимания много не бывает. Дальше мы получаем то, что вложили. Мой сын вырос очень хорошим.
Нянчиться с Данилой было некому. Мама — все время на гастролях. Ее родители жили в провинции. Родители мужа постоянно работали.

— Но он все равно был очень активным ребенком, — вспоминает Надежда, — потому что на его глазах происходило мое становление — как руководителя творческого коллектива. Ведь все происходило у нас в доме: приходили девчонки, мы пели песни, репетировали, пили чай.

При этом Бабкина умудрялась воспитывать ребенка в строгости. Дома была дисциплина. Еда и сон — по часам.

В промежутках мама, начинающая звезда, успевала переделывать кучу домашних дел и бегать в институт, оставляя Данилу под присмотром соседки, тети Тони.

— Да, это было тяжело, — признается она, — и помощи ждать было неоткуда. Пеленочки-то стирать надо было ручками и хозяйственным мылом. Мало того, как только я пошла в институт, у меня закончилось молоко, и Данилу кормить было нечем. Хорошо, однокурсница выручала — она родила одновременно со мной и сцеживала молоко на Данилину долю. Потом я кефир сама научилась делать, витаминчики давала, так что все хорошо было, Данила у меня бутузиком рос.

Непременным атрибутом этого режима была передача “Спокойной ночи, малыши!”.

— Что бы ни случалось, когда приходило время, Данила бежал и включал мультики, — рассказывает Бабкина. — Самое интересное, что любит их до сих пор. Взрослый мужик, а все выпуски “Ну, погоди!” наизусть знает.
 

Пластилиновых дел мастер

— Какое вы по тем временам немодное имя выбрали! Почему?

— Вот и в загсе меня ругали на чем свет стоит: мол, что же вы, мамаша, делаете, жизнь ребенку уродуете! Отговаривали. Говорили, назови ребенка по-человечески: Васей или Сережей. Но я настояла на своем. Данила — это же мастер всех дел самых важных! Я рада до смерти, что у сына настоящее русское имя. Он меня, кстати, ни разу не упрекнул, ему его имя нравится. Даня, Данечка… Если бы родилась девочка, она была бы или Варварой, или Дарьей.

— Почему Данила не пошел по маминым стопам?

— Конечно, сначала я отдала его в музыкальную школу. Он даже проучился там пять лет, но ему не очень нравилось. Зато когда он музыку бросил, у нас дома началась пластилиновая жизнь. Вся квартира была в пластилине. Данила лепил без остановки: города, дома, маленьких человечков, деревца, травку. Бабушка, мама мужа, работала оформителем витрин и привозила ему всякие сопутствующие материалы. И он с утра до ночи конструировал. Вы себе не представляете, у нас дома залеплено было все! Но я была спокойна. Я могла в это время делать все что угодно. Данила буквально жил в пластилиновом мире: разговаривал со своими поделками, рассказывал им басни, читал стихи. В его пластилиновых городах разворачивались целые исторические события!

Но скульптором, как и музыкантом, сын Надежды Бабкиной не стал. Хотя мамин талант передался.

— Играл он потрясающе, — вспоминает певица. — Все педагоги восхищались им! Я ему показывала — он выучивал практически “с рук”. Ему, кстати, безумно нравилось выступать. Он надевал белую рубашку, брюки, обязательно бабочку, его объявляли, он выходил на сцену концертного зала, что был при школе, и сразу кланялся. А уж потом только начинал играть. Играл роскошно, исполнял сложные, длинные произведения наизусть — но потом тут же их забывал!

Сейчас Бабкина считает, что напрасно не проявила жесткость и разрешила бросить музыку — “поддалась на его нытье: неохота, мол”. Да и сам Данила жалеет, что не довел в свое время дело до конца. Сейчас он не играет, но иногда поет — правда, только для себя.

— Как вы наказывали ребенка?

— Как положено — по попке-то шлепала! Вот говорят, что нельзя детей бить. Но шлепнуть — это ведь не побои!

Не зря же на Руси была традиция по субботам порки устраивать. Это же просто дурную кровь гоняли. Дури-то у человека достаточно! Конечно, когда я Данилу шлепала, он начинал плакать — не от боли, разумеется, а от обиды, что его наказывали. И меня тоже в детстве по попке били, причем как следует! И ничего, ведь выросла приличная, надеюсь. И Данила у меня вон какой — талантливый, благородный и добрый!



Партнеры