Чиновники потеряли взятку

Роскосмос мзду не давал, а арестованный инспектор Счетной палаты ее не получал

21 сентября 2007 в 18:12, просмотров: 720

В пятницу глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин дал разъяснения по поводу ареста начальника инспекции СП Юрия Гайдукова. Эту новость последние три дня активно обсуждают все средства массовой информации.

“МК” первым из российских СМИ сообщил о задержании сотрудника Счетной палаты Юрия Гайдукова. К сожалению, в материале была допущена ошибка — этот человек является не сотрудником ФСБ, а полковником Минобороны.

Сергей Степашин рассказал о фабуле дела.

До последнего времени Счетная палата проверкой всего, связанного с интеллектуальной собственностью (так называемыми нематериальными активами), занималась спорадически, потому что не было соответствующего законодательства. После того как закон появился, СП включила в план своей работы проверку крупнейших корпораций и объединений, имеющих ту самую интеллектуальную собственность. Для всех проверяемых (а среди них было несколько предприятий Роскосмоса, в том числе и НПО “Энергомаш”) это внове. Счетная палата сразу же наткнулась на сопротивление.

— Три месяца назад ко мне обратилось руководство предприятия с просьбой, мягко говоря, “аккуратнее подойти к этой теме”, а возможно, просто не проверять серьезные международные контракты, — заявил Сергей Степашин. — На что я ответил, что проверку мы будем осуществлять в рамках законодательства и наших полномочий. Когда проверки начались, аудитор Абрамов и тот сотрудник, против которого позже было возбуждено уголовное дело, информировали меня, что к ним начались так называемые “подходы” и давление. Я обратился к Николаю Патрушеву с тем, чтобы в состав комиссии были включены сотрудники ФСБ. Что и было сделано. Результатом явилось то, о чем я вам рассказал — та сложная комбинация, которой сейчас занимается следствие. Оно в том числе натолкнулось и на одного из наших сотрудников. Я хочу заметить, что работу мы продолжаем — на следующей неделе будет проведена коллегия СП непосредственно по этому предприятию.

Результаты ее очень интересны не только с точки зрения Роскосмоса, “Энергомаша”, но и в целом страны.

Поэтому о результатах будет доложено руководству страны и соответствующим компетентным органам. Там есть тема в том числе и для Следственного комитета. Арестованный сотрудник был начальником инспекции, он прикомандирован к нам от Минобороны. До этого в Минюсте руководил Федеральным агентством по интеллектуальной деятельности. Оттуда он ушел, там были разные обстоятельства, и ему даже предъявлялись обвинения, но они были все сняты. Я внимательно читал ту информацию, которая по нему была.

Что касается его участия в этом деле, для меня это большой вопрос: когда человек лично докладывает аудитору, что к нему есть “подходы”, когда к нему прикрепляются сотрудники правоохранительных органов… И в это время идти на взятку… ну, может, что-то снизошло сверху. Взятку он не получал. Обвинение ему инкриминировано в части того, что он выступал посредником в получении взятки. Но ее в Счетной палате не получал никто. Давайте дождемся суда. Если честно, мне самому интересно узнать.

Корреспондент “МК” задал Сергею Степашину несколько вопросов.

— Как Юрий Гайдуков, человек с пятном на репутации, мог попасть работать в Счетную палату?

— Если человеку предъявлено обвинение, значит, он получает срок. Если обвинение снято, то ведь есть термин “неподсуден”. Когда к нам на работу принимался Гайдуков, в соответствии с требованиями к сотрудникам Счетной палаты мы направили его дело в компетентные органы. И получили официальный ответ, что претензий к нему ни в ФСБ, ни в прокуратуре нет. Он чист как агнец. Теперь пусть следствие доказывает: агнец он или нет.

— Глава Роскосмоса Анатолий Перминов категорически отрицает причастность “Энергомаша” к “делу Гайдукова”.

— Я не видел интервью Анатолия Перминова. То, что они не давали взятки, слава богу. Тогда я не знаю, кто ее давал. С неба, что ли, она взялась? Элементы лукавства присутствуют — Анатолий Перминов был у меня на встрече. И руководство этого предприятия было — первый зам пришел с двумя бывшими очень высокопоставленными сотрудниками КГБ Советского Союза. Видимо, зная мое чекистское прошлое, они решили прийти такой серьезной тройкой, и мне было сказано: будьте поаккуратнее, может быть, вам вообще не лезть в эту тему. Так что разговор со мной был. После чего я и обратился в ФСБ.

— ФСБ заявило, что Юрий Гайдуков у них “не работал”.

— Как бывший директор ФСБ, я могу вам компетентно сказать, что никакого отношения к ведомству на Лубянке Гайдуков не имел и не имеет. Он действительно кадровый офицер Минобороны.

— Но ведь институт прикомандирования как таковой был отменен Сергеем Ивановым в его бытность министром обороны. То есть Юрий Гайдуков в настоящее время не может быть “прикомандированным сотрудником” Минобороны.

— Институт прикомандирования действительно прекратил существование, но закон обратной силы не имеет, он просто не пролонгировался. Кстати, сейчас Гайдуков откомандирован в Минобороны. Он уже не действующий резидент Счетной палаты. Тем более что я отстранил его от должности, как только получил информацию из Генпрокуратуры. Это было месяц назад.

— Какие именно серьезные финансовые нарушения были обнаружены на “Энергомаше”?

— Прошу прощения у журналистов, но этот материал у нас закрыт — он связан с двойными технологиями. Он будет секретным.



Партнеры