Кисельные берега любимой родины

Нацпроект “Доступное жилье”: Великобритания, Германия, Франция

23 сентября 2007 в 17:24, просмотров: 813

Поговорка “Хорошо там, где нас нет” стала одной из частей менталитета российского обывателя не сегодня и даже не вчера.

Объяснить, почему огромное большинство наших сограждан считают, что все жизненные проблемы и сложности концентрируются только на территории их проживания и волшебным образом рассасываются за ее границами, наверное, невозможно. Бороться с такого рода предрассудками можно прямыми поставками, например, вожделенной импортной колбасы прямо в рот сомневающимся. Во рту вожделенная колбаса имеет резиновый привкус. (А как красиво ведь была упакована.) Все это мы уже проходили в начале 90-х годов. Метод, конечно, экстремальный, но действенный. Именно им был восстановлен “колбасный патриотизм” большинства сограждан.

А если без экстрима, то надо просто показать, что проблемы, волнующие нас тут, в России, может быть, меньше или больше, но тоже стоят перед гражданами даже самых “развитых-преразвитых” стран.

Например, почему-то считается, что за границей каждый “негр преклонных годов” живет в шикарном собственном доме. И только российская молодежь вынуждена более половины своих доходов тратить на съем жилья. Источник столь “правдивой” информации — голливудские фильмы, имеющие, впрочем, такое же отношение к реальности, как и фильмы Киностудии имени Довженко.

На самом деле около половины европейцев (где больше, где меньше — зависит от страны) живут в съемных домах и квартирах. И траты их на квартплату вполне соотносимы с отечественными. Ипотека тоже не всем и не всегда доступна и т.д. Мы решили поподробнее рассказать о том, как решается жилищный вопрос в некоторых европейских странах, где у “МК” есть свои собкоры.

Зачем? Конечно, уж не для того, чтобы решить, где лучше, где хуже. Просто необходимо понять, что везде, а не только у нас, государство просто не в состоянии решить все проблемы своих граждан за них или вместо них. Помочь может… Но работать самому все равно придется. Даже в Европе.

ГЕРМАНИЯ

В БЕРЛИНЕ КВАРТИРЫ ПОКУПАЮТ НЕ ЧАСТО

Почти каждая немецкая семья мечтает иметь собственный дом или квартиру. Таких “мечтателей”, по данным опросов, насчитывается аж 90 процентов. Однако мечта о своей крыше над головой сбывается не у всех и не сразу.

Это притом что ассортимент, предлагаемый германским рынком жилья, очень богат: от небольших комнаток до отдельных домов. К началу XXI века в Германии насчитывалось более 37 млн. квартир и более 270 тыс. домов.

На западе Германии на одного человека приходится примерно 36 кв. метров жилого пространства (значительно больше, чем в восточных землях).

Около 14% снимаемых в западных землях Германии квартир относятся к социальному жилью, их строительство финансируется государством. “Социальные” квартиры предназначены для малоимущих граждан, многодетных семей, пожилых людей и инвалидов. Однако эта практика год от года делалась весьма обременительной для бюджета. Характерный факт: в феврале 2003 г. сенат Берлина принял решение о прекращении дотирования строительства “социального жилья”. За три десятилетия практики дотирования возведения в Берлине “социальных домов” на это было израсходовано более 30 млрд. евро. Дальнейшее строительство с учетом накопившихся долгов грозило новыми тратами.

* * *

— Жилье за наличные деньги почти никто не покупает, — рассказывает 35-летняя Ирен Черны из западногерманской земли Рейнланд-Пфальц, живущая в двухэтажном сельском особняке с гаражом и садиком. — С кредитом на жилье проблем нет — если, конечно, есть хорошая работа. Кстати, очень большой процент переселенцев из бывшего СССР предпочитает все-таки не снимать, а покупать квартиру. Почему? А потому, что приходится платить чужому дяде — это получается примерно столько же, сколько платишь за кредит.  Мы взяли кредит на покупку или строительство жилья. Раньше дело обстояло так: государство выплачивало дотации на покупку жилья. Банк дает кредит на жилье, я покупаю, оформляю все документы, а государство постепенно возвращает деньги. Сейчас — года три, кажется, — такого уже нет, но, поскольку я покупала жилье до отмены этого положения, то дотации получаю до сих пор. В год это выходит 2600 евро, из которых 1600 за жилье и еще по 500 евро на каждого из моих детей. Было бы пять детей, платили бы больше. Но, повторяю, сейчас таких дотаций больше нет (для тех, кто не успел).

Купить однокомнатную квартиру в наших краях стоит от 40 тысяч евро, зато дома не очень дорогие — от 100—150 тысяч евро. Мой дом стоит порядка 140—150 тысяч. Когда мы оформляли несколько лет назад кредит, то это было под 6% годовых, сейчас можно взять кредит и под 4%. По кредиту я ежемесячно выплачиваю 890 евро. Плюс, конечно, приходится платить немаленькие деньги за разные коммунальные услуги.

— Ну а если вдруг лишитесь работы — всякое в жизни бывает — и не сможете осилить кредит, что тогда?

— Мой муж, который считается главным плательщиком по кредиту, застрахован на сумму, равную сумме кредита. И если по какой-то причине (ну, например, он останется без работы) мы не сможем платить, то страховая компания будет платить нужную сумму каждый месяц. Если же человек, не приведи бог, умирает, то тогда эта сумма выплачивается полностью...

* * *

А вот что думает о ситуации с жильем житель довольно крупного города.

— Я квартиру снимаю, — рассказывает 34-летний отец семейства из баварского Регенсбурга Рупрехт фон Вальденфельс. — Люди в больших городах обычно жилье не покупают. Есть еще вариант, когда в городе квартиру снимают, зато за городом имеется свой собственный дом. Но это зависит от конкретных условий.

Насколько мне известно, в Берлине где-то 80% народу снимает жилье, а здесь, вокруг Регенсбурга, в маленьких городках и деревнях, думаю, 80% населения имеет собственное жилье. На Западе больше покупают, а в Восточной Германии — снимают. Правда, ситуация здесь может меняться. Но иметь собственное жилье в плиточных многоэтажках, как у вас, в России, — у нас такое бывает редко. Почему предпочитают снимать, а не покупать жилье? Потому что денег нет. Можно купить под ипотеку, но это должно быть всерьез и надолго. Здесь у нас, в Германии, люди более подвижны. Если приходится часто менять место жительства, то лучше, конечно, снимать. Или покупать где-то жилье в собственность, сдавать его, а самому опять-таки снимать. Это одна сторона проблемы. К тому же не скажешь, что покупка через ипотеку — это так выгодно. Размер кредита зависит от того, сколько зарабатываешь. Если, конечно, получаешь тысяч пять в месяц и кажется, что это так и будет в дальнейшем, то с кредитом проблем нет. Я, к примеру, не столько зарабатываю. В общем, получить кредит под квартиру не так просто. Плачу я в месяц за съем квартиры 850 евро — но это со всеми удобствами и коммунальными расходами (собственно за квартиру это где-то 600 евро). Квартира может стоить 250—300 тысяч евро, пусть даже 200 тысяч. Если б я выплачивал такой кредит за свое жилье, то был бы вынужден купить квартиру гораздо меньшую по площади, чем снимаю сейчас.

ФРАНЦИЯ

КЛАСС ВЕЧНЫХ АРЕНДАТОРОВ


Во Франции свой нацпроект: доступное жилье внаем — почти половина съемных квартир относится к категории “социального” жилья.

Если же судить по сухим статотчетам, больше половины французских семей — около 56% — могут гордо называть себя “собственниками” жилья. Против 39% граждан, которые свои апартаменты пока снимают.

Впрочем, сами французы к такой бравой статистике относятся довольно скептически. Для жителя крупного города, любят повторять они, собственные апартаменты становятся доступными только после смерти родителей. Или после выплаты кредита, что по срокам совпадает с выходом на пенсию (взять 20—30-летнюю ссуду могут только работающие на постоянном контракте, что достигается только годам к 30 — выпускников вузов берут только на временные).

 Вариант “накопил — купил” здесь не проходит. Покупают за наличные в основном богатые русские (итальянцы и т.д), для которых “домик” в прованской деревне или на Ривьере — как подмосковная дача. У молодых (и не очень) французов денег патологически нет. Зарплаты не такие уж высокие — после уплаты всевозможных налогов-страховок они приближаются к СМИКу (минимальному размеру оплаты труда — “чистыми” чуть больше тысячи евро). А связываться с банками рискуют далеко не многие.

— Чтобы получить в долг 100 тысяч евро на 25 лет, ежемесячно выплачивать банку придется 600 евро, — рассказывает “МК” независимый брокер по ипотечным кредитам Мэтт Фрост. — 200 тысяч евро обойдутся в ежемесячные 1200 евро. При этом главное условие банкиров — чтобы получивший кредит выплачивал по нему не более 30% своих доходов. Выходит, у претендента на ссуду в 200 тысяч заработок должен быть никак не ниже 3600 евро. Большинство французов о таких деньгах могут только мечтать. Да и на 100—200 тысяч евро здесь не сильно разгуляешься. Хорошая студия в Париже или Ницце обойдется никак не меньше 100—150 тысяч евро!

К тому же не исключено, что в банке вас опять начнут “разводить” на деньги. И настойчиво предлагать всяческие дополнительные страховки (самая популярная — от потери работы), “забывая” рассказать, сколько эти удовольствия стоят. Многие соглашаются, а в итоге ежемесячно платят процентов на 10—15 больше. И при этом — самое грустное — при действительной потере работы страховщик оказывается в стороне: банки составляют контракты таким образом, что потеря работы не является “страховым случаем”…

— Мы вечные арендаторы, — не унывает жизнерадостная Кристин. У них с мужем — небольшая булочная прямо в центре Канн. — Мы из Нормандии. Северяне. На юге живем четвертый год и понимаем, что ничего купить здесь не сможем (как, впрочем, и в Париже). Со всеми своими бизнес-потрохами в банке мы сможем получить максимум 200 тысяч евро кредита. В Нормандии (а также в Бургундии, Бретани и т.д.) на эти деньги можно купить нормальный дом. А на южном побережье или в большом городе — в лучшем случае однокомнатную квартиру. И как нам с двумя детьми-школьниками там размещаться?

Простая арифметика. За аренду хорошей 3-комнатной квартиры каждый месяц мы выкладываем 850 евро. И это нам еще сильно повезло (в Ницце или Каннах это стоит от 1000 евро. — Н.Ш.). Если бы согласились ввязаться в кредитную историю, выплаты бы составили 1200 евро ежемесячно. В течение 25 лет. А где гарантия, что через пару лет мы не соберемся и не уедем куда-нибудь еще?

— А как же помощь государства?

— Рассчитывать мы можем только на себя. Максимум помощи от правительства — это дополнительные 20 тысяч евро. Или — в переводе на “квадраты” — 4—6 кв. м.

По сравнению с Россией цена кредитного вопроса во Франции не так уж и велика. Средняя ставка по 20-летнему кредиту — 4,6% (можно найти меньше). При условии, что каждый месяц проценты по кредиту начисляются на оставшуюся сумму, за квартиру стоимостью 100 тысяч евро придется заплатить 153 100 евро. Но! У ипотеки здесь есть свои подводные камни. В крупных городах, где нет проблем с работой, недвижимость только дорожает. Но где гарантии, что так будет всегда?

— Я купил квартиру в Париже в 1990 году, — рассказывает фармацевт Жан-Пьер. — А через шесть лет потерял работу, и пришлось ее продавать. Ссуду я брал на 20 лет примерно под 10—11% годовых (тогда были такие ставки). Таким образом в 1996 году я оказался должен банку около 85 тысяч евро. Квартира же за этот период стала стоить около 65 000 (квадратный метр упал в цене с 3500 на 2300). Так что, даже продав ее, я не мог расплатиться по долгу. Правда, во Франции законы все же с человеческим лицом. И они предусматривают, что, когда продажа не покрывает долг полностью, суд или спецкомиссия по задолженностям может списать проценты при условии, что речь идет о месте постоянного проживания…

Что для француза не беда (снимать так снимать, тем более что государство помогает в этом нелегком деле), то для русского во Франции — смерть. Наши люди предпочитают все же иметь собственные апартаменты. Маленькие, но свои.

— Мы, как и все, поначалу снимали квартиру, но мне быстро это надоело, и я начала подталкивать моего француза на покупку квартиры, — рассказывает Ольга из Парижа. — Однажды, проходя мимо почты, я увидела, что там какой-то день открытых дверей по кредитам на недвижимость. Я затащила туда своего француза, и, к всеобщему удивлению, нам предложили 140 000 евро кредита. Мы взяли всю сумму (без первоначального взноса), а из своих денег расплатились только за услуги нотариуса. Сегодня я очень рада, что решилась: за несколько лет стоимость нашей квартиры выросла в 2 раза, и это еще не предел, так как в ближайшие 10 лет должны к нам провести метро…

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

СЭКОНОМИШЬ НА ЖИЛЬЕ — ПОТЕРЯЕШЬ НА ТРАНСПОРТЕ

С молодыми лондонцами Трейси и Тимом я познакомился около года назад... в очереди к зубному врачу. У Трейси ужасно болел зуб, и муж пришел поддержать ее перед встречей с бормашиной. Ждать пришлось довольно долго, и мы разговорились. Выяснилось, что они давно уже дружат, а некоторое время назад решили пожениться.

— Все хорошо, одна только проблема, — грустно улыбнулся Тим, — жилье. Сейчас снимаем студию (так в Британии называют самые маленькие квартиры, в которых одна-единственная комната служит одновременно спальней, столовой и кухней) недалеко от моей работы. Для двоих это куда ни шло, но с ребенком там уже не поместишься. А нам так хочется детей!

— Собираетесь купить жилье попросторнее? — поинтересовался я.

— Если бы, — тяжело вздохнул Тим, — цены-то какие! Нам они совсем не по карману...

Он рассказал, что после школы кончил курсы электриков и уже несколько лет работает в небольшой компании по ремонту сетей. Вместе с женой-медсестрой после вычета налогов они зарабатывают в год 30 тысяч фунтов (60 тыс. долл.). А скромные двухспальные (по-нашему, трехкомнатные) квартиры даже на окраинах Лондона начинаются с 200 тысяч (400 тыс. долл.). Не говоря уже о том, что за небольшой дом с садиком, о котором мечтает Трейси, придется выложить в полтора раза больше.

Конечно, супруги, наверное, могли бы взять 20-летний ипотечный кредит на 95 процентов этой суммы. Однако ежемесячные взносы при ставке 6,2 процента составят более 1400 фунтов, то есть около 17 тысяч в год. А ведь еще придется платить муниципальный налог на недвижимость (в среднем от 100 до 140 фунтов в месяц).

Кроме того, надо будет одеваться, есть, тратить немалые деньги на содержание ребенка.

Можно, правда, попробовать получить кредит, по которому надо платить только проценты со взятой суммы.

Этот вид кредита, запущенный много лет назад одним из британских банков, а теперь очень популярный и в США, требует от должника ежемесячно погашать набегающие проценты, не трогая при этом основную сумму долга. Если, скажем, вы одолжили у банка 100 тысяч под те же 6,2 процента, то в течение 20 лет вносите только те деньги, которые начисляются сверх 100 тысяч. Но после окончания срока кредита должнику придется вернуть банку и всю сумму. Это означает, что в конце концов квартиру придется продать. А удастся ли потом купить что-нибудь другое — большой вопрос.

— Короче говоря, приход никак не сходится с расходом, — заключил тогда Тим.

Совсем недавно молодожены были у нас дома. Уже с трехмесячной Джуди. Я осторожно поинтересовался: как дела с покупкой квартиры? Но Тим только покачал головой: все по-прежнему.

“Доступность собственного жилья — большая проблема современной Британии и в частности такого мегаполиса, как Лондон, — сказал “МК” директор общественной организации по защите прав потребителей Гарри Стиллетт. — Особенно трудно приходится молодым семьям. Причина простая: на юго-востоке Англии почти не осталось земель под застройку. Поэтому на тех землях, которые девелоперам удается заполучить, они строят дорогие современные комплексы. На такой продукт большой спрос среди обеспеченных покупателей, которых в Британии сегодня немало”.

По мнению Стиллетта, правительство должно энергичнее вмешаться в возникшее положение, выделить новые земли под строительство и заставить девелоперов строить экономичное жилье.

Новый премьер-министр Гордон Браун уже обещал сделать строительство доступного жилья одной из главных задач своего правительства. В графствах Кент и Эссекс уже намечены к выделению крупные участки земли, ранее находившиеся в распоряжении министерства обороны.

Однако специалисты сомневаются, что подобные действия правительства позволят раз и навсегда решить проблему. “Все дело в том, что, даже если министрам удастся обеспечить ситуацию, при которой молодая семья купит недвижимость по относительно недорогой цене, — сказал “МК” ведущий эксперт одного из крупнейших лондонских риэлторских агентств Питер Брукнер, — она в будущем реализует ее по рыночной стоимости. То есть дешевое жилье будет немедленно изъято из обращения”.

Более всего от нынешнего подорожания жилья страдают госслужащие: учителя, медицинские работники, социальные служащие, полицейские. Тем из них, кто работает в центральной части Лондона, приходится селиться в отдаленных районах. А это не только удлиняет время на проезд в общественном транспорте до 1,5—2 часов в один конец. Кроме того, приходится брать в расчет необычайно высокие цены на билеты. Трейси, жене Тима, которая работает в больнице недалеко от парламента, годовой проездной на все виды общественного транспорта обошелся в 1600 фунтов (более 3200 долл.)! Иными словами, экономишь на жилье — теряешь на транспорте.

Тем временем цены на недвижимость в Лондоне продолжают расти. Особенно быстро идет вверх стоимость элитного жилья в центре. Трехкомнатная квартира с консьержем и хорошим видом может обойтись покупателю в 1,5—2 миллиона фунтов (2—3 млн. долл.). Большинству британцев такие цены не по зубам, но благодаря богатым иностранцам (в том числе и россиянам) рынок продолжает поступательное движение.



Партнеры