Валерий Сюткин не потащит дочь на эстраду

“Пропустить через эстрадный инкубатор и сделать поп-певицу можно из кого угодно”

23 сентября 2007 в 16:36, просмотров: 3255

Чаще всего во время нашего разговора Сюткин повторял одно и то же восклицание: “Вы знаете, это так трогательно!”.

Так может комментировать каждый поступок и проступок своей дочки только бесконечно влюбленный отец. Сюткин такой.

И это действительно очень трогательно — слушать, с каким восхищением он рассказывает о своей Виоле, которой совсем скоро, 28 сентября, исполнится 11 лет.

Это было “довным-довно”

Ровно год назад, на предыдущий день рождения, Валерий Сюткин подарил своей дочке необычный подарок — ее первую собственную книгу под названием “Фантазии и поэзии”. Так в 10 лет Виола-младшая стала настоящей опубликованной писательницей.

— Родителям свойственно гипертрофировать таланты своих детей, — соглашается певец, — но я вам скажу объективно: книжка получилась очень неплохой. Она состоит из маленьких рассказов, в которых есть ирония, что я особенно ценю.

Возможно, лет через 100—200 в учебниках русской литературы будет стоять: “Свое первое произведение знаменитая Виола Сюткина создала в пять с половиной лет, когда отдыхала на острове Маврикий…” Певец тогда просто подарил дочке блокнот, чтобы та развлекалась на пляже рисованием. А девочка подумала-подумала и неожиданно написала целый рассказ, который начинался со слов: “Довным-довно на земле жили динозавры, но они все умерли…”

— Когда я этот перл увидел, то чуть не умер со смеху, — вспоминает Валерий. — И даже когда книгу издавал, специально на поля вынес в качестве оформления все смешные ошибки. Сохранить орфографию и пунктуацию автора в оригинале не позволили стандарты Минпечати — ведь книжку-то мы издали по всем правилам.
Что это, баловство или причуда отца, который без ума от своей дочурки?

— Понимаете, мне хотелось, чтобы ребенок почувствовал, как это приятно, когда ты трудишься, а потом видишь результат своего труда. Шесть тысяч экземпляров плюс искреннее общественное признание — согласитесь, неплохо для 10-летней девочки. Она вдохновилась и взялась писать небольшую поэму.

Валерий это только одобрил:

— Мне очень нравится, что она умеет быть одна и заниматься при этом своим делом, а не пялиться по 24 часа в компьютер. Я очень люблю за ней наблюдать, когда она сидит, нога на ногу, и записывает в блокнот наброски своего очередного сочинения. Это так трогательно!

— Кто оказался среди первых читателей?

— Во-первых, одноклассники. Они все были приглашены на день рождения, и каждый получил в подарок персональный экземпляр. Так трогательно было смотреть, когда дочка мальчишкам автографы раздавала. А во-вторых, сборник с удовольствием прочитали мои знакомые — у дочки такой слог необычный, много оборотов, которые взрослым нравятся. Аркадий Арканов, Михаил Танич, Лариса Рубальская, Андрей Макаревич — все очень хвалили!

— Как говорится, чукча не читатель, чукча писатель. Современные дети редко что-то, кроме Гарри Поттера, читают…

— Ну Гарри Поттер, конечно, весь охвачен, но без фанатизма, к счастью. Не безнадежная, кстати, книга. Но надо отдать должное, Виола очень много читает. Все сказочное — Муми-тролль, Винни-Пух, Карлсон — уже давно прошло на ура. Из недавних открытий — “Таинственный остров” и “Капитан Немо”, обе книги растрогали ее до слез. Приходила ко мне со словами: “Пап, давай я тебе почитаю!”. Читает последнюю главу вслух, а сама ревет… Она у меня эмоциональная.

Скинь дочку с бортика

Сюткин, кстати, присутствовал при рождении дочки. Тогда, 11 лет назад, это не было так распространено, хотя и сейчас не каждый мужчина отважится на столь смелый поступок.

— Дело не в праздном любопытстве, это был очень ответственный момент в моей жизни, — вспоминает певец.

— Подвигом я бы это называть не стал. Просто я ответственный парень. Жена хотела, чтобы я был рядом, — я был. Сказала бы, что не надо, — я бы за дверью подождал.

— А почему дочку назвали именем жены? Неудобно же…

— Наоборот, удобно! Во-первых, когда сидишь между ними — можно загадывать желание. Самое интересное, что оно всегда сбывается. Во-вторых, когда зовешь по имени, приходят сразу обе. Тогда говоришь: “Ты — останься, а ты — свободна”. Очень удобно!

За порядок и дисциплину в доме отвечают жена и теща Сюткина. Самого же Валерия, как часто уезжающего на гастроли отца, на строгости не хватает — скорее на баловство. “За это я частенько подвергаюсь разумной критике домашних”, — признается он. А вообще певец считает, что лучший “рецепт” по выращиванию хорошего человека — не воспитывать ребенка, а дружить с ним.

Однажды Валерию пришлось-таки проявить твердость духа по отношению к дочери. Это было, когда 4-летняя Виола училась плавать в “Олимпийском”. Тренер сказал отцу: “С плаванием у вашей дочки все в порядке, все получается. Но вот беда! Она такая трусиха — боится прыгать с бортика. Вы, как отец, должны ее силой сбросить”.

— И вот я взял это существо в резиновой шапочке на руки и стал медленно двигаться к бортику, — вспоминает Сюткин. — А дочка обняла меня за шею и шепчет в ухо: “Папочка, друг мой сердечный, всем сердцем тебя прошу, не бросай меня туда! Я этого тебе никогда не прощу!” Я — хоть и сквозь слезы! — но так смеялся… То есть (резко перебивает сам себя) я ее, конечно, сбросил! Зато на следующий день она уже гордо пыталась научить нырять меня. Есть у нее такая черта: когда что-то получается, она тут же берется преподавать другим, как это нужно делать.

— На кого Виола сейчас похожа?

— Светловолосая и красивая — в маму. А чувство юмора, наверное, мое. Оно у меня вроде не безнадежное…

Ребенок закулисья

Звездным детям, как правило, выпадает по жизни звездный путь. По проторенной родительской дорожке.

Сюткин гордится тем, что его дочка звездной болезнью не страдает:

— Виола ведет себя очень достойно. Я не люблю людей, которые живут так, как будто мир вращается вокруг них.

Хотя “зазвездить” есть с чего. За плечами 11-летней девочки и торжественная презентация собственной книги, и несколько выходов на подиум, и даже сценический опыт. Виола читала стихотворения со сцены и исполняла дуэтом с папой “Черного кота”. Не зря же она в музыкальной школе сразу по двум классам учится — по фортепиано и по вокалу.

— Она у меня очень музыкальная, — признает Валерий. — Но инструментальщик из нее, думаю, не выйдет — у Виолы, так же, как и у меня, не хватает упорства в одной линии. Она больше человек “на синтезе искусств”, то есть певица из нее получиться может, а пианистка — вряд ли.

Однако к карьере эстрадной певицы Валерий Сюткин относится настороженно:

— Пропустить через этот эстрадный “инкубатор” и сделать очередную поп-певицу можно из кого угодно. А у хорошей певицы должен быть за плечами непростой жизненный опыт, чтобы она понимала, о чем поет. Ведь многие молодые исполнители сегодня выходят на сцену — вроде и голос есть, и интонируют мощно, — а в глазах пустота. И песня в таком ремесленническом исполнении души не затронет. Мне нравится, когда исполняют собственные песни, как Земфира, к примеру, — такие песни через сердце пропущены. Так что протаскивать дочку на эстраду я не буду. Окажется действительно талантливой — помогу. А нет — пусть лучше другой профессии обучается. Это моя жесткая и принципиальная позиция.

Вспоминая, что Виола уже в седьмой класс ходит, Валерий прибавляет: “Ужас!”. Дети быстро растут. Каковы же успехи юной писательницы в школе?

— Ну особых математических талантов, мягко говоря, не наблюдается, — признается певец. — Так что круглой отличницы из Виолы не получилось, но она старается нас с мамой не огорчать и учиться без “троек”.

— За плохие оценки ругаете?

— Да нет. Я скорее расстраиваюсь, если они по лени или по “легкому обману”. Знаете, “нам сегодня ничего не задали”, а потом — бабах! — “трояк”.

Виола, кстати, учится не в простой школе, а вместе с другими детьми творческих людей: Александра Любимова, Федора Бондарчука, Андрея Разбаша, Андриса Лиепы.

Сюткин радуется тому, что у дочки дружный класс:

— Мальчишки там такие галантные… Она с ними уже вовсю дружит. Сейчас же акселерация.

Талант общения — это наследственное

Еще одного ребенка Валерий с Виолой-старшей не планируют.

— На отца многодетного семейства я не тяну — по нравственным и моральным качествам, — шутит Сюткин.

Марине, его старшей дочери от первого брака, сейчас 27 лет. Она современная и самостоятельная девушка, из тех, что называют “селф-мейд-вумен”. Без всякой помощи отца благодаря хорошему образованию стала ведущим специалистом одной из крупнейших британско-американских компаний.

Кстати, могла бы сделать уже известного певца дедушкой, но пока еще не замужем.

— К счастью, моя старшая дочка — очень разборчивый человек, — рассказывает Валерий. — Это в наше время девушки выскакивали замуж за первого встречного, а потом быстро разводились. У Марины есть какие-то ухажеры, но пока как будущего жениха она мне никого из них не представляла. Первое, что я сказал: все, что угодно, но замуж надо выходить за того человека, которого ты считаешь опорой. Она говорит, что таких не встречала пока.

— Сводные сестры похожи?

— Совсем нет, они ведь от разных женщин. Единственное, что их объединяет, — невероятные коммуникабельные способности. Обе очень общительные и удивительно легко находят общий язык с абсолютно любым человеком, даже очень сложным.

А 11-летняя Виола даже на короткой ноге со всеми папиными музыкантами. Она ведь закулисный ребенок, часто бывает вместе с Сюткиным на концертах. Причем времени на них даром не теряет. Пока папа отдувается на сцене, Виола не прочь сыграть партию-другую в шахматы с директором Сюткина. Причем сражаются они абсолютно на равных!

Еще Виола большой спец в вопросах домино, карт, скраббла — модной сейчас игры по составлению слов — и компьютерных игр. Кстати, вместе с тиражом своей книги на прошлый день рождения она получила от родителей и новенький компьютер. Что поделаешь, современный ребенок.

— Компьютер, к сожалению, занимает у нее много времени, — признается отец, — но я стараюсь лимитировать, особенно что касается Интернета. Если что-то про Александра Невского, скажем, нужно узнать — это пожалуйста. А общаться лучше с живыми людьми.



Партнеры