Бесшоковая терапия

Что стоит за кадровыми перестановками в правительстве?

25 сентября 2007 в 18:36, просмотров: 593

В понедельник Россия получила новое правительство. Которое на самом деле очень мало отличается от старого. И это закономерно. Ожидать, что в кабинете появятся какие-то принципиально новые фигуры, будущие звезды, было практически невозможно. Впереди у Путина и его команды выборы, в которые можно брать с собой только испытанных и проверенных бойцов. На такой переправе меняют только исключительно загнанных коней. А остальных выжимают по полной. Как говорится, “В бой идут одни “старики”. Ведь даже новички, если присмотреться, хоть и впервые оказались “на передовой”, все прошлые годы исправно “подносили снаряды”.

Структура

Структура правительства в основе сохранена. Все разговоры о разделении министерств отодвинуты на будущее. Но то, что они не объявлены сейчас, еще не значит, что их не будет. Ведь несколько дней назад Путин объяснил, что “мы создали такую систему управления на уровне правительства, при которой тоже взяли кальку с некоторых государств, где министерства являются методическим центром, а ряд других структур занимается либо субстантивной работой, либо контрольными функциями. В течение последних трех с лишним лет стало ясно, что это для нашей действительности неэффективная модель”.

Вспомним, когда правительство Фрадкова начало работать в условиях административной реформы, автором которой был ставший позавчера главой Минрегионразвития Дмитрий Козак, деятельность чиновников была парализована на несколько месяцев. Они не могли ни разобраться со своими функциями, ни согласовать, кто за что отвечает, ни даже обеспечить должное финансирование бюджета. В период, когда страна на протяжении полугода должна пройти через двойные выборы (парламентские и президентские), причем на вторых выбирать нового главу государства, Путин не может рисковать и ослаблять управление.

Впрочем, определенные изменения все же произошли. В структуре кабинета появились подзабытые уже госкомитеты, которые должны сосредоточить свое внимание на вопросах, до которых у государства не доходили руки: на молодежи и на рыбе. Что делать комитетам, каковы их функции и права, пока не ясно: в прежней модели кабинета, подразумевавшей наличие трех видов органов исполнительной власти (министерств, федеральных служб и агентств), такие формирования не предусматривались.

Появился пятый вице-премьер, которым стал сохранивший пост министра финансов Алексей Кудрин. И это тоже понятно. Впереди исполнение трехлетнего бюджета, который кое-кто наверняка захочет перекроить. Главе Минфина нужен дополнительный вес, чтобы противостоять любым атакам. К тому же на Западе набирает силы финансовый кризис, который может прийти и в Россию. Кудрин тот человек, который не будет метаться, а станет проводить свою жесткую линию, будучи полностью уверен в своей правоте.

В общем, многое говорит за то, что нынешняя структура кабинета не застынет даже на пару лет, а скорее всего изменится после выборов-2008. Путин просто так ничего не делает. А пока он имеет и время, и возможность окончательно проверить, в чем порок самых узких и проблемных мест: в исполнителях или в конструктивных недостатках модели. И внести соответствующие коррективы. Как по структуре кабинета, так и по персонам. Если кое-кто опять “расслабится”.

“Расслабившиеся”

Интересно, что, предсказывая, кто из министров уйдет, а кто останется, большинство аналитиков не попали в точку. Многие “миллионеры” были обескуражены, читая некоторые деловые газеты и в конце концов обнаружив, что прогнозы оказались прямо противоположными реальности. Ведь “источники” называли неизбежной отставку Дмитрия Медведева, напророчили уход Виктора Христенко и Алексея Кудрина и, наоборот, говорили о том, что Герман Греф сохранит пост...

 Практически все, включая “МК”, ошиблись, предполагая, что уйдет министр культуры Александр Соколов. Но, по нашей информации, “виноват” в том, что это не сбылось, Сергей Ястржембский — ему предложили стать главой Минкульта, но он предпочел сохранить прежние позиции.

Судя по опять же недавней фразе Путина, из правительства убраны лишь те фигуры, что “сбавили рабочие обороты, начали подумывать о том, как будет складываться их личная судьба после выборов”. Одним словом, расслабились.

Исходя из того, что в кабинете министров поменялось только несколько фигур, следует признать, что к оставшимся упрек президента в расслабленности не относится. И они держались бодрячками до конца. Все отмечают, что из правительства ушли только три персоны: Герман Греф, Владимир Яковлев и Михаил Зурабов.

Но есть и четвертая — бывший премьер-министр Михаил Фрадков. Которого трудно назвать расслабившимся.

Впрочем, про бывшего премьера можно сказать так: “Дал слабину”.

За время премьерства Фрадков не принял ни одного жесткого кадрового решения. И хотя периодически грозился “дать пенделя”, от слов к делу не перешел. Как в анекдоте про прапорщика, который грозит дневальному по роте нетрадиционной ориентации: “Иванов, еще раз будешь на тумбочке губы красить, я тебя…” — “Ах, товарищ прапорщик, вы все обещаете, обещаете”.

В ситуации с двумя потенциальными преемниками такая мягкотелость неизбежно приводила к тому, что министры стали в большей степени ориентироваться на одну из двух фигур преемников, а исполнительская дисциплина захромала на обе ноги. Новый премьер отличается тем, что “пенделя дает” одновременно с выволочкой, если не перед. Что должно привести всех в чувство. А загадочная фраза, что он не исключает для себя в будущем президентства, должна послужить гарантией того, что у министров глаза не начнут опять разбегаться по сторонам. Правда, чиновничий аппарат потихоньку начинает саботировать распоряжения премьера. Так, Зубков, например, распорядился с понедельника выписать командировку на Сахалин главе Департамента экономики и финансов правительства Дроздову, где он должен находиться, пока все пострадавшие от землетрясения не получат деньги. А по сведениям “МК”, господин Дроздов собирался вылететь к месту временной службы лишь во вторник, то есть вчера.

“Расслабился” Греф. Причем еще несколько лет назад, когда оценил удвоение ВВП в установленный период как нереальное. И хотя в последнее время он начал соглашаться с вероятностью удвоения, ему, похоже, “зачлось” прежнее упорство. Впрочем, бывший глава МЭРТа не раз и не два сам просился в отставку. Особенно последние пару лет, когда функции его министерства неуклонно сокращались, а из подчинения уводились те или иные ведомства. Вместе с тем назначение на место министра верного члена его команды Эльвиры Набиуллиной означает преемственность общей политики Минэкономразвития и отсутствие серьезных претензий к Грефу со стороны президента. Греф уже ясно дал понять, что намерен заняться бизнесом. И можно быть уверенным, что его там ждут с широко распростертыми объятиями.

Совсем другое дело — Яковлев. Вытащенный в федеральные министры после полпредства в Южном федеральном округе, он получил расстрельную должность главного по ЖКХ. И единственное, чем запомнился, так это фразой на заседании правительства, суть которой сводилась к тому, что ветхий фонд неистребим. Стратегия массового строительства, над которой работало его ведомство, так и осталась не рассмотренной правительством. А больше заслуг не нашлось.

На фоне вышеперечисленных отставников бывший глава Минздравсоцразвития Михаил Зурабов — настоящий ENFANT TERRIBLE. Вот уж кто на самом деле не расслаблялся ни на минуту. За годы в исполнительной власти руководимые им организации провели, наверное, столько реформ, сколько остальным министрам не снилось и в кошмарном сне. И все его начинания проходили по одному и тому же сценарию. Разработка модели, обеспечивающей только что не рай на земле, — жесткое внедрение модели, которая начинала давать сбои с первых оборотов, — массовые протесты населения — скандалы — обещания все исправить — новые скандалы — просьба потерпеть — перевод на другую работу, совпадающий с началом работы над новой реформой. Можно сказать, что категорий населения, не подпавших под действие реформаторского зуда Зурабова, в России к нынешнему моменту практически уже не осталось. За исключением, пожалуй, чиновников.

Так что его отставка одновременно может быть расценена и как шаг навстречу народным чаяниям, и как проявление инстинкта самосохранения у чиновников.

Оставшиеся и пришедшие

Итак, что в сухом остатке? Все четверо прежних вице-премьеров сохранили свои посты: Иванов, Медведев, Жуков и Нарышкин. Что оставляет прежнюю интригу с кандидатурой реального преемника. Пятый вице, министр финансов Алексей Кудрин, значительно повысил свой аппаратный вес. Помимо всего прочего бывшие подчиненный и начальник (нынешний премьер Виктор Зубков долгое время возглавлял курируемый Минфином Росфинмониторинг) сохранили прекрасные отношения. И Зубков готов положиться на Кудрина во всем, что касается финансов страны. Оппоненты Кудрина, доказывающие порочность вкладывания главной заначки страны — Стабфонда — в иностранные ценные бумаги, могут теперь долго сотрясать воздух.

Небезынтересным будет вспомнить и то обстоятельство, что Алексей Леонидович, пожалуй, чуть ли не единственный из старых и новых членов кабинета, кто не раз и не два выступал оппонентом президента. Причем делал это очень тонко. Если Греф публично сомневался в самой идее удвоения ВВП, то министр финансов всегда идеи Путина сначала одобрял, но потом почти неизменно корректировал. Или под предлогом нехватки средств у государства. Или как с идеей последнего президентского послания о дополнительных взносах со стороны государства участникам добровольной пенсионной системы, ограничивая суммы, которые может выделить на это благое дело.

На место главы Минэкономразвития под многообещающее заявление Путина, что это будет несколько иной МЭРТ, чем при Грефе, пришла работавшая вместе с Германом Оскаровичем Эльвира Набиуллина. Стратег и аналитик, которая вряд ли станет ввязываться в жесткие схватки с оппонентами. Впрочем, если считать, что МЭРТ — это правительственный штаб, то по аналогии с войсками дело начальника штаба не поднимать бойцов в атаку, а составлять план операции.

Регионами и ЖКХ теперь рулит Дмитрий Козак. Бывший полпред президента по “горячему” Южному федеральному округу. Интересно, что Козак словно ниточка за иголочкой следует по пути Владимира Яковлева.

Сначала сменил его на посту полпреда в ЮФО, теперь назначен на “яковлевское” министерство в Москве.

Видимо, президент не намерен мириться с “вечной ветхостью” российского ЖКХ. И потому бросает в последний и решительный проверенные кадры. К тому же значительно укрепляет Козака “резервами главного командования”. У Минрегионразвития согласно указу президента теперь расширены и полномочия. Ему переданы функции “по предоставлению государственной поддержки за счет средств Инвестиционного фонда РФ, согласованию федеральных целевых программ и ведомственных целевых программ в части, касающейся комплексного территориального развития, а также функции по осуществлению прав государственного заказчика федеральных целевых программ, связанных с экономическим развитием регионов”. Кроме этого Минрегионразвития теперь станет координировать работу госкорпорации “Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства”.

Самое интересное в новых назначениях, что теперь семейственность перестала считаться камнем преткновения для занятия высших государственных должностей. Мало того что на своем посту оставлен нынешний глава Минобороны Сердюков, являющийся зятем Зубкова, так еще и в кресло главы Минздравсоцразвития усажена очаровательная женщина, жена другого члена кабинета министров (главы Минпромэнерго Виктора Христенко), Татьяна Голикова. Бывшая до вчерашнего дня заместителем министра финансов Алексея Кудрина.

Татьяна Голикова не просто дама чрезвычайно симпатичная и приятная во всех отношениях. Периодически волновавшая и министров, и журналистов, являясь на заседания правительства в полупрозрачных блузках, она использовала свое обаяние исключительно в деловых целях. И всегда оставалась чрезвычайно жесткой особой, которая отстаивала солидарную со своим шефом позицию (которую вкратце можно свести к формуле “денег не дадим, даже если есть!”) с такой силой, что ни у коллег по кабинету, ни даже у оппозиционных депутатов не находилось аргументов, заставивших ее усомниться в собственной правоте. Ну а о ее феноменальной памяти по властным коридорам вообще легенды ходят.

Неизвестно, вспомнят ли вскоре Зурабова добрым словом пенсионеры, инвалиды и прочие льготники, но что на них не прольется дождь государственных щедрот — к гадалке не ходи. Кстати, повышение Голиковой — еще один плюс для усиления аппаратного веса Кудрина. Алексею Леонидовичу при такой тенденции не грех задуматься и о будущем премьерстве после президентских выборов.

Что же касается федеральных ведомств второго эшелона (агентств и служб, подчиненных правительству), то в их коридорах пока царят тишина и спокойствие. Чиновники полагаются на волю премьера и надеются, что судьба в его лице окажется к ним благосклонной.



Партнеры