Роковой асфальт

Российский автоспорт вспоминает погибших товарищей

25 сентября 2007 в 17:56, просмотров: 430

Каждый пилот, выходящий на гоночную трассу, знает, что не застрахован. В этом смысле его можно сравнить с летчиком-испытателем, пожарным... И у тех, и у других работа — постоянный экстрим. И тем более обидно, когда жизнь обрывается в тот момент, когда не ожидаешь подвоха. Такое произошло в декабре 2005 года на южном участке МКАД: в дорожной катастрофе погибли два талантливых российских пилота — Сергей Ромащенко и Владимир Черных. В трудных условиях их легковой автомобиль столкнулся со снегоуборочной машиной.

Самое трагическое в том, что Владимир и Сергей ехали с соревнований. В гоночное межсезонье принято поддерживать форму при помощи картинг-турниров. На сей раз этап проходил на совсем другом конце кольцевой дороги, там, где она пересекается с Рублевкой. Гонщики почти обогнули Москву, и до поворота им оставалось совсем чуть-чуть.

Старший товарищ, Владимир Черных, — один из патриархов московского автомобильного спорта. На сей раз он был прекрасным организатором соревнований, бескорыстным агентом по поиску молодых дарований. Команда, которой он руководил, постоянно пополняла свой стенд призами и кубками, часть из которых завоевал он в картинге и раллийных гонках.

Сергею Ромащенко в марте того злополучного года исполнилось всего 18 лет, но он уже носил титул чемпиона страны в набиравшем в то время обороты классе “Формула Русь”.

В отборочных соревнованиях Сергей выиграл разом 6 гонок. Потом еще три — и так состоялось досрочное чемпионство. На молодого парня из России стали посматривать мировые владельцы команд. Если бы не та роковая случайность.

— Я говорю даже не о том, что человек погиб. И даже не о том, что мы лишились будущей звезды мирового автоспорта, — вспоминает лучший друг Сергея, ныне отлично выступающий в европейских “Формулах” и “кузовах” Даниил Мове. — Ты себе даже представить не можешь, какое удовольствие было общаться с ним в жизни и на трассе. Я больше не знаю такого благородного соперника.

Даниил абсолютно прав. Пилот Ромащенко был из тех, кто лишен одного — врагов. После гонок он был одним из немногих, чья фамилия не фигурировала во время рассмотрения вороха протестов, коими славится наш родной автомобильный спорт. Гонщик не знал, что такое “включить звезду”: еще на старте своей карьеры он довольно долго привыкал к реалиям “кольца”, попадал в передряги и далеко не сразу, в отличие, к примеру, от нынешнего новичка “Формулы-1” Льюиса Хэмилтона, стал попадать в очки. “Обладал фантастической целеустремленностью”, — вспоминают гонщики “Формулы Русь”. Это касалось не только автоспорта, но и учебы: Сергей успешно получал высшее образование, увлекался программированием, музыкой. Его не заносило из стороны в сторону, как это бывает со многими молодыми людьми.

Когда автор этих строк подошел к Мове, за пять минут до этого получившему на подиуме французского Маньи-Кура свой первый европейский приз как лучший молодой гонщик, Даниил начал вот с чего: “Хочу посвятить этот кубок родителям своего погибшего друга”.

Каждый год в декабре пилоты посещают кладбища, общаются с родственниками погибших товарищей.

Вспоминают не по отдельности, а обоих. Иначе нельзя.



Партнеры