Евангелие от Матвея

Капитан сборной России по боксу Коробов: “У меня с детства цель — стать олимпийским чемпионом!”

26 сентября 2007 в 17:57, просмотров: 1346

Новому капитану сборной России по боксу — всего 24 года. Молод, горяч, амбициозен, но рассудителен... В общем, у Матвея Коробова есть все, что необходимо лидеру национальной российской команды. Именно — российской. Об Олимпиаде мечтает опять же... Правда, кто о ней из спортсменов не мечтает? Только вот одно очень уж настораживает: Коробов так хочет выиграть там, в Пекине, что поневоле закрадываются опасения — как бы молодой человек не перегорел к стартам в Китае.
Впрочем, надеюсь, у Матвея все будет хорошо.

Хотя бы потому, что молод, горяч, амбициозен, но рассудителен...

Матвей КОРОБОВ

родился 7 января 1983 года

Боксом занимается с 1991 года.

Заслуженный мастер спорта.

Чемпион мира-2005.

Обладатель Кубка мира-2005.

Чемпион Европы-2006.

Чемпион России-2003, 2004, 2006.

Учится в Российском государственном университете физической культуры, спорта и туризма.

“Увлекся книгами про Македонского, про царскую Россию…”


— Есть такая байка, что отец великого боксера Роя Джонса с колыбели готовил сына к рингу — поэтому очень сильно раскачивал люльку...

— Понял вопрос. Нет-нет, отец ни к чему меня не подталкивал, только советовал... Хотя вообще он сам когда-то занимался — и с детства (а я родился в Магаданской области, в поселке Оротукан) старался привлечь меня к спорту. Дома всегда были “лапы”, перчатки... В секцию я пошел, уже зная основы, некоторые азы, — и меня сразу взяли в старшую группу. Бокс как-то сразу пришелся мне по душе — вот и остался. А если бы родители запретили мне заниматься, я бы, наверное, учился. Но, честно говоря, у меня вряд ли бы что-то получилось. Хотя мама до сих пор переживает за мое образование.

— Обоснованно переживает?

— Моя бабушка по материнской линии была очень образованной женщиной. И с генами это передалось моей маме. Она и по сей день говорит, чтобы я больше читал, чем-то интересовался.

— А ты?

— Ну, на сборах я, конечно, много читаю. А в Москве — в основном прессу. Но мама все равно переживает и советует уделять внимание иностранным языкам, медицинской теме...

— А медицине-то зачем?

— Чтобы знать — какие таблетки в каких случаях принимают. И потом — мама у меня хорошо разбирается в народных средствах. А еще — в экономике, в финансах. Да и в спорте уже.

— А отца твое образование не беспокоит?

— Он в этом плане не давит на меня. Хотя я учился под его руководством два или три года играть на пианино. Потом — еще и на гитаре. Впрочем, папа говорит: “К тебе придет все это. Если не сейчас, то позже. Я вот сам никогда не думал, что буду рисовать”. Отец очень хорошо рисует. И готовит тоже.

Я уже периодически ловлю себя на мысли, что вот раньше мне было неинтересно читать политические газеты или смотреть новости — зато сейчас увлекся книгами о временах Александра Македонского, сталинских репрессий, о царской России...

— То есть — взрослеешь?

— Да, взрослею. Но все-таки — нельзя в 23 года становиться совсем серьезным. Я лишь по-другому смотрю на некоторые вещи.

— Когда ты последний раз радовался как ребенок?

— Трудно что-то выделить. Это и яркие победы, и встреча с любимой девушкой, когда мы признались друг другу в любви... Я был так счастлив!

“Лебзяк был и остается моим кумиром”

— Матвей, а когда ты перебрался в Москву?

— Там интересная ситуация получилась. Чемпионат России среди юношей проходил в столице, а потом у родителей был отпуск — и они тоже должны были прилететь в Москву. Поскольку с финансовой точки зрения перелеты Москва—Магадан и обратно — это, скажем так, проблематично, то я остался ждать их у знакомых земляков. Приехал отец, мы стали ждать маму. Он говорит: “Пойдем, сходим куда-нибудь, позанимаешься...”

Пришли в “Динамо”, мне там ни зал, ни атмосфера не понравились. И, как сейчас помню, отец нашел в газете объявление, что в ДС “Крылья Советов” проходит чемпионат Москвы. Поехали туда, отец договорился, что я приду тренироваться. Так я и попал к моему нынешнему тренеру, даже буквально второму отцу — Нагиму Хайрудиновичу Хуснутдинову. Он меня посмотрел и говорит: “Пускай с командой ЦСКА едет в лагерь на море, проявит себя как-то, а там посмотрим”. А уже по итогам этого сбора мне предложили остаться в армейском интернате. Конечно, я согласился — и отец тоже не возражал!

Я до этого видел Александра Борисовича Лебзяка только в журналах и газетах. Он был и остается моим кумиром. А тут — вот он, в зале, тренируется… Познакомился со многими ребятами, которые уже были мастерами спорта международного класса. Конечно, мне хотелось стать одним из них. Вообще, у меня с детства была цель — стать олимпийским чемпионом.

— Тяжело родителям было тебя оставлять в Москве?

— Очень тяжело. Я даже представить себе не могу — насколько. Отец до сих пор говорит, что больше переживал не из-за того, что у меня успехов не будет, а из-за того, что попаду в дурную компанию. Годы-то были нестабильные, нехорошие... Есть очень много примеров.

— Но ты соблазнам не поддался. Интересно, почему? Годы-то действительно были те еще — девяностые...

— Я просто очень люблю бокс, занимаюсь им с удовольствием. К тому же, как я уже сказал, у меня с детства цель — быть лучшим, побеждать!

“Папа — американский музыкант”

— Родители до сих пор в Магадане живут?

— Нет, они сейчас живут в США. С моим старшим братом.

— А почему уехали?

— Тяжелые были времена, 98-й год... Когда случился дефолт, отец подумал — и выбрал такой вариант. И оказался провидцем.

— Почему именно в США, родственники были какие-то?

— Нет, наверное, это тоже случайность. Просто отец так решил — и очень этому рад. Там тоже все нормально сложилось, хотя было нелегко. Сейчас у них есть работа: отец у меня музыкант, мама присматривает за домами. У брата, он пока нигде не работает, и его жены дочка родилась...

— Разносторонняя, смотрю, у тебя семья. А ты сам почему в России остался? Мыслей уехать не возникало?

— Нет. К тому же и я, и родители доверяют моему тренеру, который всегда говорил: у меня есть все, чтобы стать чемпионом страны, мира, Европы, Олимпийских игр... Последнее еще предстоит, но потихонечку мы к этому движемся.

— А вообще часто ездишь к родителям в Америку?

— Пока еще не ездил. В ближайшее время собираюсь.

— С 98-года ни разу не был?!

— Некогда было. Все время — боксу... Хотя, конечно, я вовсе не отшельник, у меня есть друзья. И девушка Аня, которую я очень сильно люблю, в будущем хочу, чтобы у нас была семья…

— Ты так и остался в ЦСКА — считаешь себя армейцем?

— Да, потому что этот клуб воспитал меня. Я, конечно, и до ЦСКА занимался 5—6 лет боксом, но как личность вырос именно здесь. И поэтому в душе я армеец.

— За ЦСКА в других видах спорта ходишь болеть?

— Раньше, когда не было такого количества разъездов, ходил на футбол. Сейчас, увы, реже получается…

— Финал Кубка УЕФА, когда ЦСКА выиграл, где, интересно, смотрел?

— На сборах, причем показывали поздно, так что я невольно нарушил режим. Потом долго не мог уснуть... Очень переживал за ребят и радовался!

Мне вот даже иногда говорят: да ты про футбол понимаешь больше, чем некоторые футболисты. Потому что когда приехал сюда, то спортивную прессу просто поглощал. Опять же — поселился в спортивном интернате…

Там было много ребят из разных видов спорта, все общались, делились новостями. Кто-то интересовался футболом и хоккеем, кто-то — боксом...

“Олимпиада” — само слово какое-то волшебное...”

— Что будет, если ты не выиграешь Олимпийские игры?

— Ой... Даже не представляю! Это моя давняя мечта. Я шел к ней через многое: разлуку с родителями, труд, кровь, боль, травмы... Поэтому, даст Бог, все будет хорошо. А если не выиграю — что ж, значит, не судьба...

— Ты в Бога веришь?

— Верю. И крещеный, и в церковь хожу...

— Это от родителей или сам пришел?

— Скорее — от бабушки. С детства она прививала веру, учила молитве, читала ее перед сном. А вообще не хотелось бы развивать эту тему... Давайте лучше вернемся к Олимпиаде.

— Хорошо, скажи тогда: что тебе даст победа в Пекине? Деньги, слава…

— Нет-нет! Слава и деньги — немаловажные вещи, но все же… Понимаешь, дело в том, что когда я стал заниматься спортом, все время обращал внимание на слезы счастливых людей на пьедестале. Да само слово “Олимпиада”... В нем есть что-то такое сверхъестественное, волшебное. То, ради чего уже стоит ехать туда. И выигрывать!

ЧТО СВЕТИТ НАШИМ БОКСЕРАМ В ПЕКИНЕ?

Первые олимпийские лицензии на Игры-2008 будут разыграны на чемпионате мира в американском Чикаго с 23 октября по 3 ноября. По словам главного тренера сборной России Александра Лебзяка, наши боксеры постараются выполнить задачу-максимум, а именно — завоевать все 11 путевок в Пекин. Это тем более реально, потому что основные и принципиальные соперники россиян — кубинцы — не приедут на первенство планеты из-за запрета национальной федерации после попытки бегства двух боксеров.

Основной состав команды России будет оглашен Лебзяком в середине октября после тренировочных сборов на базе в Чехове. Конкуренция за места в сборной ожидается нешуточная: два, а в некоторых весовых категориях — и три человека на место! Да, уже сейчас названы два лидера, которые претендуют на “золото” и в Пекине: это Роман Романчук (до 91 кг) и Ислам Тимурзиев (супертяжелый вес), но даже им билеты в Чикаго не гарантированы. А вообще на Олимпиаде-2008 выстрелить у нас способен каждый!



Партнеры