Не по чину идешь

Мы стали чаще попадать под колеса служебных автомобилей

26 сентября 2007 в 15:42, просмотров: 1076

Хроники дорожно-транспортных происшествий с участием высокопоставленных государственных чиновников и рядовых сотрудников милиции, которые по понятным причинам не охватывают полный набор дорожных трагедий, даже в сокращенном виде заставляют содрогнуться: за последние пару месяцев государственные мужи на пару со своей шоферской братией и милицейским сопровождением вступили на дороге в необъявленную войну с верноподданными.

Как, впрочем, и сами с собой.

С гражданских водителей взятки гладки: они не обещали исполнять закон. Но не гладки для тех, кто клялся на верность милицейской присяге…

Обмоем клятву за трезвую службу!

С этим приходится мириться: Правила дорожного движения снисходительно позволяют плевать на самих себя транспортным средствам, не только разукрашенным под милицейские, медицинские или пожарные, но и всем прочим, которые просто взревели сиреной и засверкали маячком. Самый главный российский суд — Верховный — намедни признал, что требование ПДД уступать дорогу даже таким автомобилям, нарушающим эти самые правила, очень правильное, и главное — очень законное требование. Они нарушают, а ты, мол, тварь дрожащая, не мешай им нарушать. Чиновнику у нас везде дорога, а электорату зато — почет.

Не учел суд (а, впрочем, и не мог учесть, ибо мыслит лишь правовыми, но не нравственными категориями), что любой награжденный правом “ездить как хочу” (даже номера такие специально вешают “екх”), пересаживаясь после работы со служебного “льготного” на личный обыкновенный автомобиль, все еще чувствует себя чрезвычайно важной персоной. Трудно ему, понимаешь, так вот сразу, походя, опуститься до тех масс, из которых вышел.

Посмотрите, как едет со службы на личном автомобиле только что сдавший смену гаишник. Да так же, как и на службе.

Не случайно же личному составу всех подразделений ГИБДД периодически выдается бланк “торжественного обещания”, не подписав который придорожный милиционер может быть запросто отлучен от хлебного места на дороге. Среди прочих “библейских заповедей”, которые инспектор ДПС клянется неукоснительно выполнять, содержится и “добровольно-принудительно” взятое на себя обязательство в свободное от несения службы время не нарушать ПДД, и в частности не выезжать на дорогу после бурно отмеченного дня рождения тещи.

Мол, устная присяга верно служить Отчизне и соблюдать законы — фигня. Ты поклянись начальнику письменно и лично!

И никого не смущает, что подписанные “обязательства” (впрочем, не обязывающие ровным счетом ни к чему) выглядят столь же нелепо, как выглядело бы, например, письменное обещание следователя по особо важным делам во время допроса не убивать подозреваемых.

В одном из столичных подразделений ГИБДД, обслуживающих спецтрассу, его начальник после сбора подобных обещаний отправлял по “такому случаю” гонца (впрочем, делал он это и без повода) за бутылочкой “винца”.

После чего некоторая часть личного состава разбредалась по домам с явными признаками невыполнения только что данной клятвы.

То ли от обиды на обманщиков, то ли потому, что водка была несвежая, но этот начальник (весьма еще, следует заметить, молодой…) дал однажды дуба аккурат после завершения клятвенной процедуры.

…Рост количества милицейских обещаний “соблюдать”, как выяснила недавно Генеральная прокуратура, обрушившись с проверкой на ГИБДД, оказался пропорционален росту нежелания их выполнять.

К мандату почтение… есть!

Впрочем, подавляющее большинство нарушений всякого рода (не только, совершенных гаишниками по пьяной лавочке) учету не поддается. В сводку происшествий подобные деяния попадают (и то — не всегда) лишь в том случае, если при помощи милиционера организовалось ДТП и нет никакой возможности на глазах изумленных пострадавших вывести лиходея из игры. Но даже если “дядя Степа”, вне всяких сомнений, виноват еще и в организации двух трупов и трех покалеченных, из органов его уволят задним числом. Чтоб не порочил светлейшую репутацию и как непорочную барыню не портил статистику.

Во всех остальных случаях практически любой, даже не находящийся при исполнении милиционер неуязвим… Безнаказанность расслабляет. И чем дальше, тем преступно больше.

А потому со всей пролетарской ответственностью можно смело заявить: если бы учитывались все дорожные прегрешения милиционеров и работников аналогичных структур, самый наиболее часто, дерзко и без крайней необходимости нарушающий ПДД контингент — это личный состав правоохранительной системы.  Кто на гражданском автомобиле проехал на красный, выехал на встречную или демонстративно превысил скорость прямо на глазах у сотрудника ГИБДД? Токарь Иванов? Вот еще, чай, не дурак законченный… Лейтенант Петров! Ибо никакой сержант (а даже и майор!) не позволит себе, увидев подобное своему служебное удостоверение, привлечь коллегу. Посчитайте, водители какого количества автомобилей без мигалок и кричалок умудряются безнаказанно проехать по Кутузовскому проспекту аккурат по разделительной полосе, отделавшись предъявлением служебного удостоверения? И поймете, что в России-матери каждый второй — милиционер, каждый третий — чекист, каждый четвертый — прокурор.

Искренне жаль денег американских налогоплательщиков: они кормят ЦРУ, которое бездумно выбрасывает миллионы долларов на пополнение и обновление списка сотрудников российских спецслужб. А зачем? Если внедрить в ГАИ обыкновенного инспектора ДПС, сносно ботающего по фене, умеющего непринужденно брать взятки и стелиться перед начальством (чтобы не отличался от себе подобных), в центре столицы и на Рублевском шоссе эдак за полгодика он сумеет выявить весь костяк российских спецслужб! Да что там выявить — секретные агенты сами о себе по-военному четко докладывать будут!

Проехал на красный — к стенке!

А вот теперь пора сделать два чрезвычайно важных вывода.

Первый. Ответственность за нарушение закона должностным лицом, призванным по долгу службы этот закон охранять, должно караться в троекратном размере. Токарю Иванову — два года лишения, милиционеру Петрову — шесть. Ибо по статусу социальная ответственность последнего вообще неизмеримо выше!

Вывод второй. В былые времена возвращаться со службы в милицейской форме было делом почетным: одни мамаши детей на ручки поднимали, смотри, мол, Васенька, вырастешь и будешь таким же суперменом. Другие мамаши детей милиционерами пугали.

Теперь же милиционерам по окончании службы принято переодеваться, ибо подросший и напуганный Васенька запросто может милиционеру в троллейбусе и морду набить.

Конспирироваться сотрудники милиции научились по-хитрому. Когда не надо — я, мол, не милиционер. Видишь, мол, на мне штаны гражданские. А когда надо, ксиву — к чужому носу с задиранием носа собственного: я — милиционер заслуженный.

А значит, столь мощное оружие, отпускающее грехи получше всякой там индульгенции, необходимо заставить в приказном порядке после смены сдавать. Вернул табельное оружие — верни в дежурную часть и ксиву. До следующего дежурства. И домой возвращайся не по встречной, а как все.

Заодно и понятно станет, зачем Петров пришел на службу в органы: порядок навести или льгот приобрести…



Партнеры