Захромала собака? Бегите к онкологу!

Профессор Владимир Митин: “Мы лечим животных, как людей”

26 сентября 2007 в 15:26, просмотров: 697

“На операции”, — уже в который раз отвечают в регистратуре. Профессор Митин около пяти часов оперировал тигрицу Джину. Экзотические пациенты — все-таки редкость, но собаки в клинике чуть ли не на потоке.

— У нас на стенде в анатомическом музее есть экспонат — рак желудка. Этот случай зарегистрирован в мировой практике за номером 39, а сейчас оперируем такую опухоль каждую неделю, так же, как и рак легких, — констатирует руководитель клиники экспериментальной терапии Российского онкологического научного центра Владимир Никифорович Митин. — Увеличилась продолжительность жизни кошек и собак, а с возрастом число раковых заболеваний возрастает. Огромную роль играет окружающая среда. У четвероногих обнаруживаются те же раковые заболевания, что и у человека. Сегодня будем оперировать поражение пищевода у собаки. Вот только у животных болезнь прогрессирует намного быстрее. Быстрорастущие опухоли развиваются за один-два месяца. Злокачественное новообразование само не пройдет, поэтому владельцы не должны тянуть время. Это может стоить животному жизни.

Онкологические заболевания протекают по одному сценарию: опухоль дает метастазы, и организм, напичканный смертоносными очагами, сгорает, как на костре инквизиции. Вот только о собачьей беде мы, как правило, узнаем слишком поздно.

— На что надо обратить внимание, чтобы не опоздать?

— Очень часто собака попадает в клинику с огромной опухолью, которая локализована на молочной железе или на лапе. А ведь все начиналось с маленького уплотнения, с которым справиться было намного проще. Отказ от пищи, тошнота, появление прожилок крови в рвотных массах, внезапная хромота — симптомы серьезного, возможно, онкологического заболевания. Иногда ветеринарные врачи советуют владельцам собак подождать, пока опухоль подрастет. Это неправильная позиция.

— Очень важно вовремя поставить диагноз. Не всякую опухоль можно увидеть глазом, не всякую удается прощупать…

— Когда я начинал работать, на всю Москву был один рентгеновский аппарат на улице Юннатов и один доктор, который на нем работал. Почти полвека назад первый директор Всесоюзного онкологического научного центра создал зооонкологическую клинику, которая занялась проблемой сравнительной онкологии. Это направление изучает причины возникновения рака у человека и животных, обитающих в одной среде. Основные факторы появления злокачественных опухолей известны, и сейчас мы занимаемся новыми совершенными методами лечения раковых новообразований. Сегодня в нашем арсенале все средства современной диагностики опухолевых заболеваний.

— Замечено, что определенные породы собак предрасположены к конкретным формам рака. Например, золотистый ретривер подвержен лимфоме, ротвейлер — раку кости, чау-чау — раку желудка. У колли чаще встречается опухоль носовой полости, у скотчтерьера — мочевого пузыря, а боксеры заболевают раком мозга. Как это объяснить?

— Действительно, возникновение опухоли у собак зависит не только от возраста, но и от породы. В процессе выведения пород произошло расщепление гена: одним досталось одно, другим — другое. Зная это обстоятельство, ветеринарным врачам легче ставить диагноз. В результате племенного разведения ротвейлерам достался ген остеосаркомы, и сейчас это в большой степени наследуемое заболевание мы наблюдаем у собак крупных пород: овчарок, ньюфаундлендов, сенбернаров.

— В таких случаях раньше прибегали только к такому радикальному методу, как ампутация.

— Опухоль кости причиняет животному большую боль, поэтому хирурги принимали решение отнять пораженную конечность. В то же время сама по себе ампутация ускоряет развитие метастазов.

В целом мы лечим животных, как людей, но есть нюансы. Например, мы не развиваем направление только химиотерапии. Если человеку 2—3 курса помогли, ему продолжают такое же лечение. Мы же пытаемся химиотерапию сочетать с иммунотерапией. Есть интересные наблюдения.

— У людей после “химии” и облучения выпадают волосы. Собаки тоже лысеют?

— Нет, у них не выпадает шерсть. В то же время они хуже переносят эту терапию.

— Еще несколько лет назад диагноз “остеосаркома” — рак кости — был равносилен приговору. Пораженную конечность ампутировали, назначали практически бесполезный курс химиотерапии, но мучительное лечение заканчивалось смертью. Есть ли сегодня случаи полного выздоровления?

— Сенбернару по кличке Ника поставили диагноз: опухоль лучевой кости. Было предпринято комплексное лечение. Собаке сделали пересадку костного мозга и провели ампутацию конечности. Ника прожила 6 лет, несмотря на то что впоследствии ей пришлось еще дважды лечь на хирургический стол в связи с другими заболеваниями: воспалением матки и заворотом желудка. Когда Ника умерла, хозяйка привезла ее в нашу клинику на вскрытие, которое показало: метастазов нет, от рака не осталось и следа.

Нашей пациенткой была такса со злокачественной опухолью на мягком небе. Новообразование росло, закрывая пищеварительный и дыхательный тракт. Собаке грозила мучительная смерть. Мы провели лечение путем нейтрон-захватной терапии. Опухоль исчезла. Три сеанса подарили таксе 3 года жизни. Недавно удалось сохранить лапу бордоскому догу, страдающему остеосаркомой. Он уже и полноценно ходит.



Партнеры