Михаил Швыдкой: “Цена на коллекцию завышена”

Богатства Ростроповича и Вишневской уедут в Питер

1 октября 2007 в 19:37, просмотров: 405

Приближается к концу чудесная история с коллекцией Ростроповича—Вишневской, возникшая — как проблема — буквально из воздуха этим летом, усиленно пережевываемая всеми кто во что горазд, а теперь — как новость — постепенно сходящая с высоких рейтингов на нет… Причем о сути — самом содержимом “сладкого бочонка” — мало кто говорит. Какой там Репин, Билибин!.. Нас ими не удивишь. Куда интереснее поиграться жареным: “Вишневская распродает”, “Усманову приказал Кремль” и проч. Теперь все точки расставлены: коллекция окончательно и бесповоротно передана г-ном Усмановым государству.

Содержимое застраховано до конца года, недели уйдут на лицензирование, потом семь дней — на переезд из Англии, и примерно к Рождеству в Константиновском дворце под Питером “русское наследие Ростроповича—Вишневской” будет открыто… для всех.

…Уже в начале пресс-конференции Алишер Усманов выразил удивление таким вниманием СМИ к “его очередному проекту”. Давка неимоверная. “За сколько купили? Правда, что за 80 миллионов?” — раздавались вскрики; но Усманов пообещал назвать общую сумму (покупка, перевоз, страховка), только когда коллекция (всего 850 предметов) окажется в стенах дворца. Пока же она на английском складе (где поддерживаются температура в 20 градусов и влажность в 50 процентов), Усманов рассказывает о высоких целях и задачах:

— Такая цель становилась с самого начала — сохранить коллекцию и вернуть ее в страну, но вот вопрос: где именно разместить? После ряда консультаций оказалось, что один из дворцов-музеев Санкт-Петербурга — Константиновский, будучи отреставрированным, не имеет своего собственного собрания произведений искусства. И я с огромным удовольствием передаю коллекцию государству…

Усманов пресек на корню все разговоры о предварительных “консультациях с Кремлем”, о какой-либо тонкой бизнес-стратегии и проч. То же самое сказал и управделами президента г-н Кожин: “Никто его к этому не подталкивал”. Надо же, ну никто не хочет верить в “добрую гражданскую волю”! Было множество прогнозов: Пушкинский, Третьяковка — кто заполучит дар? Все прогнозы вылетели в трубу. “Сладкое бремя” коллекции легло на — словами Кожина — “второй после Кремля центр политической жизни России”, дворец Константиновский в Стрельне.

Ключевой вопрос “МК” главе Роскультуры Михаилу Швыдкому:
— Михаил Ефимович, а если представить гипотетическую ситуацию, что вся эта коллекция вдруг попадает, скажем, в Русский музей или в Третьяковку, но без бренда “Ростропович—Вишневская”, а так, сама по себе… Какой процент экспонатов оказался бы “на стенах”, а какой ушел бы в запасники?

— Конечно, там есть разные вещи. Но мне кажется, попади она в Русский музей или в музеи Кремля, то, я думаю, не меньше сорока процентов было бы в экспозиции. Есть серебро, которому может позавидовать Эрмитаж. Есть невероятный Григорьев, феноменальный Репин. Такую коллекцию сегодня собрать очень сложно. И дело тут не в деньгах, а в том, что таких вещей уже нет (в свободном хождении. — Я.С.). Конечно, ее цена аукционная выше, потому что она принадлежала знаменитой семье. Да, это цена за репутацию. Но это нормально. И с годами она вернется.

Также Швыдкой подчеркнул, что “коллекция столь разнообразна, разнородна”, что было важно ее “не растворить”, но оставить в целостности, именно — словами Швыдкого — как “взгляд на Россию глазами Ростроповича и Вишневской, которые вынуждены были уехать из страны в 70-х годах и с тех пор создавали свою Россию”.



Партнеры