Противоречивая картина экономики

“Неповоротливое министерство” ответило на критику премьер-министра

1 октября 2007 в 16:46, просмотров: 380

28 сентября Минэкономразвития (МЭРТ) обнародовало два документа: “Мониторинг о текущей ситуации в экономике РФ в январе—августе 2007 года” и “Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Минэкономразвития РФ на 2008—2010 годы”. Если первый документ является плановым, то появление второго выглядит ответом на критику нового премьер министра Виктора Зубкова, в этот же день охарактеризовал МЭРТ как “неповоротливое министерство”. Тем интересней сравнивать документы и за рапортами о несомненных успехах отечественной экономики видеть и обычно замалчиваемые недостатки.

Опережающий рост

Согласно “Мониторингу…” МЭРТа, рост ВВП России в январе—августе 2007 года составил 7,7% против 6,2% в январе—августе прошлого года. За август прирост ВВП к соответствующему периоду 2006 года составил 6,4%.

Очищенный от сезонного и календарного факторов среднемесячный прирост ВВП в январе—августе составил 0,7%. Это выше прогнозных значений, хотя в августе и наблюдается некоторое снижение темпов роста ВВП.

Высокие темпы экономики обеспечивались быстрыми темпами роста инвестиционного спроса, строительства и высоким уровнем потребительского спроса. При этом рост обрабатывающих производств и экспорта замедлялся (в обрабатывающих производствах зафиксирована наибольшая сумма убытков за период).

Сальдо торгового баланса России остается положительным (стоимость экспорта превышает стоимость импорта). Однако в январе—августе 2007-го оно сильно сократилось по сравнению с аналогичным периодом 2006 года: на 17,9% или до $82,1 млрд. При этом экспорт в январе—августе составил $216,9 млрд., импорт — $134,8 млрд. МЭРТ объясняет сокращение положительного сальдо торгового баланса опережающими темпами роста импорта над темпами роста экспорта. При этом со странами дальнего зарубежья сальдо торгового баланса снизилось на 20,8%, а со странами СНГ увеличилось на 2%.

В августе объем российского экспорта немного вырос по сравнению с июнем—июлем. Этому способствовал рост цен на энергоносители до очередных рекордных значений (цена нефти на мировых рынках достигла очередных максимумов). Однако рост импорта все равно перекрывает положительную динамику.

За январь—август 2007 реальные располагаемые доходы населения выросли на 12,2% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. В 2006 рост составил 10,9%. Реальная зарплата за 8 месяцев выросла на 16,7% против 12,8% в прошлом году. Таким образом, зарплата и доходы населения продолжают расти с опережением (почти в 1,5 раза) по сравнению с темпами роста ВВП. И темп их роста не только не замедляется, но и возрастает. Такое положение характерно для предвыборного года, когда государство повышает зарплаты и пенсии электората для обеспечения политической стабильности. Однако не подкрепленный темпами роста экономики рост зарплат негативно сказывается на экономике, провоцируя инфляцию.

В России это усугубляется тем, что за последние два месяца отмечено снижение склонности населения к сбережениям. В августе доля доходов населения, использованная на накопления сбережений во вкладах и ценных бумагах, сократилась до 6—6,3% против 8,2% в июне. Основной причиной стало фактическое отсутствие доходных инструментов: реальные процентные ставки по вкладам стали отрицательными.

Население не видит достойных инструментов инвестирования и сбережений. Кризис на фондовом рынке и низкие процентные ставки по депозитам в сочетании с падением курса доллара побуждают людей направлять средства от повышения зарплат на удовлетворение текущих потребностей. Разумеется, это способствует экономическому росту страны и развитию внутренних производств. Однако вовремя не осуществленное техническое перевооружение российских предприятий делает их продукцию неконкурентоспособной и способствует наращиванию импорта, который направляется в основном на удовлетворение потребительского спроса.

Об этом говорят и данные МЭРТ. “В структуре российского импорта в январе—июле 2007 года по сравнению с соответствующим периодом 2006-го в результате ускоренных темпов роста увеличилась доля машин, оборудования и транспортных средств, металлов и изделий из них, текстиля, текстильных изделий и обуви; снизилась — продукции химической промышленности и каучука, продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья, минеральных продуктов”, — отмечается в мониторинге. Это означает, что за рубежом в основном закупаются легковые автомобили, бытовая техника, текстиль и обувь. И лишь в последнее время стала расти доля закупок оборудования для технического перевооружения российских производств.

Инфляционный прорыв

Менее обеспеченным слоям населения, рост зарплат и пенсий которых все еще не позволяет покупать дорогостоящие импортные товары и которые не хотят нести средства в банки под отрицательные ставки, ничего не остается, как закупать потребительские товары массового спроса. И тем самым провоцировать инфляцию именно в этом секторе потребления, которая по ним же и ударяет сильнее всего.

МЭРТ бодро рапортует: “В августе 2007 года инфляция на потребительском рынке снизилась до 0,1% (в августе 2006 года — 0,2%) после ускорения темпов в предыдущие четыре месяца, прежде всего, за счет существенного сезонного удешевления плодоовощной продукции. При этом продолжали нарастать темпы роста базовой инфляции — в августе прирост на 1,1% (в июле — на 0,9%), что свидетельствует о сохранении высоких инфляционных рисков до конца года на фоне роста денежных доходов населения и повышения мировых цен на ряд ведущих сельскохозяйственных продуктов”.

Согласно данным МЭРТ, с июля повысились темпы базовой инфляции, очищенной от сезонных колебаний, — прирост на 0,9%, а в августе они ускорились до 1,1%. За период с начала года базовая инфляция приблизилась к прошлогоднему уровню и составила 5% (год назад — 5,1%).

Но, говоря о снижении инфляции в августе за счет нового урожая, МЭРТ тут же проговаривается, что “в России существенно подорожали сахар, молоко, масло и яйца”, причем конкретных цифр “дипломатично” не приводит.

Если о явлении молчит официальная статистика, “ЭВ” ничего не остается, как попробовать оценить его самостоятельно. Особенно бурным повышение цен на указанные продукты питания было в Калининграде: где они в среднем подорожали на 30—40%. Причем волна панических слухов о подорожании на 50—100% вызвала давно не наблюдавшиеся очереди и даже драки у магазинов. В целом по стране повышение, вероятно, меньше, поскольку драк не наблюдается. Его можно оценить в 10—12%, поскольку при более существенном повышении возникает ажиотаж, а при менее значительном МЭРТ не говорит о “существенном подорожании”.

Думается, что 10% — это именно та инфляция, которое большинство населения ощущает на своем кошельке. И дальше ситуация будет только усугубляться, пока рост зарплат и социальных выплат будет обусловлен политическими соображениями, а не реальным темпом экономического роста.

Опережающий рост инфляции в секторе продуктов питания негативно влияет и на продовольственную безопасность страны, о которой так любят рассуждать чиновники. Например, на фоне победных реляций МЭРТ о сокращении импорта продуктов питания в январе—августе 2007 года на 2,4%, 27 сентября министр сельского хозяйства Алексей Гордеев доложил премьер-министру Виктору Зубкову о том, что в России наблюдается реальный дефицит говядины. По мнению Алексея Гордеева, “показатели страны по мясу в 2007 году будут хуже, чем обычно, а импорт этого вида мяса вырастет в 2007 году на 40%”. Министр признал, что по говядине Россия полностью зависит от ценовой ситуации на Западе. Утешением стал опережающий рост производства мяса птицы.

Инфляционная картина в России наводит на мысль, что по итогам года инфляция будет все-таки аналогична прошлогодней (9%). По отдельным секторам она может вновь стать двузначной, что сводит на нет все усилия по ее обузданию в 2006—2007 годах.

Отдельные недостатки

К чисто экономическим причинам некоторого ухудшения ситуации в экономике добавляется и ряд субъективных.

Особенно четко это прослеживается во втором документе МЭРТ — “Докладе”. Подобные документы любой субъект бюджетного планирования обязан представлять регулярно, но МЭРТ всегда делало это очень неохотно.

Наиболее интересным разделом доклада является “Обоснование недостижения плановых значений показателей” в 2006 году. Например, согласно поручению президента и премьер-министра, доля товаров и услуг естественных монополий в ВВП должна была составить 11%, но осталась на уровне 11,5%. В качестве обоснования МЭРТ указывает, что правительство передвинуло срок окончания реформирования РАО “ЕЭС” на середину 2008 года. Действительно, передвинуло, однако в поручении президента речь идет об общеэкономическом показателе, а не о конкретной компании. И задача МЭРТ по избавлению российской экономики от монополизма представляется все-таки невыполненной.

Еще более интересен пример с недостижением Россией плановых значений международного Индекса деловой конкурентоспособности. По этому показателю — BCI — Россия должна была достичь 56 баллов, но остановилась на 54. МЭРТ объясняется невыполнение плана так: “Обоснование причин недостижения планового значения показателя в 2006 г. обусловлено незначительным ростом государственных расходов, отсутствием выраженных результатов административной реформы. На падение рейтинга России влияют также наличие торговых барьеров, зависимая судебная система, высокий уровень коррупции”.

Для официальных выступлений российских чиновников характерна точка зрения, что коррупция — это где-то очень далеко (например, на Луне), но никак ни в родном ведомстве. Между тем именно подозрения в коррупции чиновников Минэкономразвития явились причиной вывода из состава министерства Федеральной таможенной службы (ФТС) в марте текущего года. Напомним, что тогда Президент России Владимир Путин жестко раскритиковал МЭРТ, заявив, что “чиновники и коммерсанты сливаются в экономическом экстазе”. После этого один из тогдашних заместителей министра был арестован, однако, пока суд не состоялся, обнародовать подробности и называть человека коррупционером запрещено законодательством. Конечно, бороться с коррупцией — задача не МЭРТ, а правоохранительных органов. Но не допускать ее в собственном ведомстве вполне по силам любому министерству.

В целом по прочтении документов МЭРТ картина состояния российской экономики складывается довольно противоречивая. С одной стороны, опережающий рост ВВП на фоне притока инвестиций. С другой — увеличение зависимости от импорта (особенно продуктов питания) и высокие инфляционные риски на фоне коррупции.

Можно прогнозировать, что в ближайшие полгода ситуация будет оставаться такой же, однако после решения всех политических вопросов ее надо будет, что называется, разгребать. По крайней мере, борьба с коррупцией декларируется в качестве одной из основных целей работы нового правительства.



Партнеры