Бюро фатальных услуг

Уникальные эксперименты питерских ученых позволяют заранее узнать сценарий своей жизни

2 октября 2007 в 16:35, просмотров: 645

Уникальные эксперименты проводятся совместно учеными одновременно нескольких НИИ Санкт-Петербурга. Испытуемых вводят в состояние гипноза, и они переносятся в разные возрастные состояния: от раннего детства до глубокой старости. Невероятно, но 20-летние люди начинают разговаривать старческими голосами, сетовать на инфаркты, рассказывают о будущих женах и детях. Можно ли изменить свою судьбу, узнать заранее день и час смерти, избежать автокатастрофы? Обо всем этом узнал репортер “МК”.

Как укротить судьбу

— Проводимые нами эксперименты позволяют предполагать, что в мозгу человека с момента его зачатия в утробе матери и до смерти заложена некая программа, которую мы и осуществляем в течение всей жизни.

Проще говоря, наша жизнь идет по сценарию, и все, что происходит с нами, во многом предопределено, — рассказывает профессор-нейрофизиолог Института социальной политики и инклюзивного образования (ЛГУ им. Пушкина) Александр Шеповальников. — Информация эта заблокирована в мозге человека. Когда мы погрузим его в глубокую стадию гипноза, когда меняется взаимодействие между зонами мозга, то на поверхность всплывают знания из глубин подсознания. Так, если мы внушим человеку, что он находится в определенном возрасте в прошлом, то он расскажет, что чувствовал, знал и помнил в раннем детстве, именно в этот период.

Однако гипноз позволяет заглянуть и в далекое будущее. А значит, можно предположить, что в нашем подсознании заложена информация о событиях предстоящей жизни.

Подобные эксперименты проводятся уже несколько лет. Казалось бы, из желающих заглянуть в свое будущее уже должны стоять очереди. Но здесь все намного серьезнее. Одно дело, когда гадалка нагадала. И совсем другое — увидеть себя в видеозаписи в старческом возрасте и узнать из своих же уст подробности своей жизни.

Кому же верить, как не самому себе?..

Корреспондент “МК” для чистоты эксперимента решил предложить своим друзьям принести себя в жертву науке.

— Меня всю ночь мучили кошмары, я просыпался и думал: хочу ли знать свое будущее? — вздыхает Сергей. — Ни за что! А вдруг впереди неприятности? Это я буду жить и ждать, когда же это случится?!

— Какой ужас! — замахала руками Ольга. — Я такая впечатлительная: буду жить и подстраиваться под прогноз на будущее…

Добровольцы и смельчаки нашлись в Институте специальной педагогики и психологии имени Рауля Валленберга.

— Всего лишь 10—15% людей гипнабельны, т.е. поддаются гипнозу нужной нам III стадии, — объясняет профессор Шеповальников. — Это сомнамбулическая, или глубокая, стадия гипноза. Для нее характерен узкий канал связи с внешним миром, т.е. человек общается и слышит только голос гипнотизера. Тогда его подсознанию не мешают посторонние звуки, полная амнезия после пробуждения и другие важные специфические факторы. По своей практике могу сказать, что хорошо поддаются гипнозу артистические натуры, красивые женщины и мужчины крупного телосложения.

На эксперимент согласился Евгений, 22-летний студент, будущий психолог общий практики. Он уже не первый раз погружается в гипноз. Сегодня у нас несколько задач. Во-первых, мы хотим узнать, подтвердится ли рассказ Евгения о своем будущем, записанный в прошлом году, во-вторых, мы отправим его в глубокое детство, в-третьих, профессор внушит Жене независимо от его желания после сеанса выполнить конкретное задание и тем самым продемонстрирует пример зомбирования человека.

Легко ли впасть в детство

Итак, Женя садится на стул.

— Я считаю до 15, и вы погружаетесь в лечебный гипнотический сон, — спокойным, ровным голосом говорит Александр Николаевич. — Веки свинцовые. С каждым вдохом все глубже и глубже погружаетесь в сон. 3—4 — посторонние звуки не слышны… Звучит только мой голос. 13—14 — сон глубокий. 15 — вы спите!

На моих глазах у Жени резко опускаются руки и как плети висят вдоль стула, голова падает на грудь. Я слышу его глубокое дыхание и почти не сомневаюсь, что он спит. Но профессор хочет еще раз продемонстрировать, что здесь нет подвоха. Он неожиданно хлопает в ладоши, и все присутствующие вздрагивают — и только Женя безмятежно сопит.

— Вы можете выполнять мои команды, — продолжает Александр Николаевич. — Женечка, тебе 4 годика. Ты слышишь меня — 4!

И вдруг Евгений, здоровый парень двухметрового роста, буквально меняется на глазах. Черты становятся мягче, и выражение лица какое-то смущенное и растерянное.

— Женечка, у тебя есть кошечка или собачка?

— Да. Кошечка. Ее зовут Максик, — говорит Женя тонюсеньким голоском, при этом пыхтит и не выговаривает некоторые буквы.

— Сколько у кошечки лапок?

Женя загибает 4 пальца и, как все малыши этого возраста, гордо их показывает.

— А сколько лапок у двух кошечек? — спрашивает профессор.

Женя загибает пятый палец.

— Не знаю, — отвечает виновато и шмыгает носом. — Я только циферку “5” знаю.

— А кто такой декан?

— Не знаю, — застенчиво пожимает плечами Женя.

— Какой тебе подарок принес Дед Мороз на этот Новый год?

— Машинку красного цвета с темными стеклами, — насупившись, будто вспоминая, говорит Женя.

— Доволен?

— Ну, я робота ждал.

— Как зовут твою бабушку?

— Ядзя.

— А воспитательницу?

— Татьяна Борисовна.

— Что у тебя нарисовано на шкафчике в детском саду?

— Мячик.

— А какой мячик?

— Разные цвета и в полосочку, — улыбается Женя.

— Кем работает твоя мама?

— Мама? — задумывается Женя. — Она рыбок лечит.

Мы возвращаем Женю из гипноза и проверяем, правду ли он нам рассказал о своем детстве.

— Почему так необычно зовут твою бабушку — Ядзя? — спрашиваю я.

— Ее зовут Ядвига, но лет до 7 я не мог выговорить это имя и называл ее Ядзя.

— А что у тебя было нарисовано на шкафчике в детском саду? И как звали воспитательницу?

— Вы что, издеваетесь? — искренне возмущается Женя. — Я даже школьных учителей некоторых не вспомню, как зовут…

Но проверить услышанное мы можем легко. Для этого звоним Жениной маме. Она прекрасно помнит воспитательницу Татьяну Борисовну и полосатый мячик на шкафчике в детском саду. Кроме того, его мама всю жизнь проработала в питерском Институте рыбвода. Кстати, в детстве Женечка всем знакомым отвечал, именно так: “Моя мама лечит рыбок”.

Мы продолжаем эксперимент и теперь отправляем Женю в трехмесячный возраст. Даже у профессионального театрального актера не получится сыграть младенца так, как это сделал наш подопытный: он сложил руки, словно пытается высвободить их из пеленок.

Женя, разумеется, разговаривать не может, поэтому мы решаем вызвать у него эмоции.

— Мама щиплет тебя за попку, — говорит Александр Николаевич.

И Женя начинает звонко смеяться. Конечно, мама не могла ущипнуть его больно, это осталось в подсознании, поэтому Женя не расплакался, а рассмеялся. Затем мы купаем студента. И двухметровый детина работает руками так, словно плещется в ванночке, точь-в-точь как это делают младенцы. Вот “малышу” внушают, что мама принесла ему бутылочку с молоком. Женя причмокивает, и видно, что очень доволен. Но тут мы отбираем бутылочку, и Женя начинает кукситься и хныкать, вертит головой, словно ищет бутылочку.

— Наше подсознание помнит абсолютно все — это мы можем с годами забыть, но только не наш мозг, — резюмирует Александр Николаевич. — Если мы погрузим Женю во внутриутробное развитие, не сомневайтесь, что он примет позу зародыша. Мы проводили такие эксперименты — ставили задачу запомнить свои ощущения внутри матери. Человек рассказывает, что там темно, сыро и так далее. С воспоминаниями детства проблем нет никаких: сколько бы мы экспериментов ни проводили, все подтверждается через родителей и самими людьми. Совсем другое дело — будущее. Его мы можем проверить лишь спустя годы.

Путешествие в старость

Перед тем как я погружаю в старость человека, мне всегда вспоминается случай из практики, — говорит Шеповальников. — Одна из девушек очень хотела заглянуть в будущее. Благополучно мы достигли нужной стадии гипноза. И вдруг, когда я начинаю внушать ей возраст 70 лет, у нее начинается паника. Она начинает истошно кричать: “Мне страшно, мое лицо меняется!” Я тут же вернул обратно в ее возраст. Потом, уже проснувшись, она рассказывала, как почувствовала, что кожа ее стягивается, морщится, будто лопается…

Мы отправляем Женю на пенсию в буквальном смысле слова. Ему 70 лет. С тех пор как беззаботным студентом он ходил по ночным клубам, минуло почти полвека.

— Как вас зовут? — интересуется профессор.

— Евгений Анатольевич, — скрипучим голосом басит Женя. На глазах брови его сдвигаются, голову он втягивает в шею.

— Как вы себя чувствуете?

— Не очень-то. Сердечко пошаливает. Да и нога болит, в молодости повредил.

— А что с ногой?

— Лет, наверное, 30 мне было, на моих глазах ребенок чуть было не попал под машину. Я бросился к нему, вытащил его. Но машина проехалась мне по ноге.

— Чем лечитесь?

— Да мне в моем возрасте уж ничего не помогает, кроме капельниц в стационаре, — недобро ухмыляется Женя.

— Как зовут вашу супругу?

— Елизавета Анатольевна.

— Это ваш первый брак?

— Нет. Первая Катерина была.

— А как вы познакомились?

— Ой, ну что вспоминать, так давно было… Шел мимо остановки. А к девушке пьяные мужики привязались. Ну, конечно, заступился…

— Дети, внуки есть?

— А как же. Двое детей. Живут отдельно. Младшенькая внучка Ольга, потом Настя и внучок Данька.

— Помните, в молодости вы учились в Институте имени Рауля Валленберга на психолога. Работали по профессии?

— Да, но совсем недолго.

— А что так?

— Да я потом решил получить еще одно образование, в медицинский пошел, выучился на хирурга.

— Работали?

— Не хочу об этом говорить. Тоже недолго. Несчастный случай. Делал операцию, но неудачно. (Женя подробно рассказывает о случившемся, но, по этическим соображениям, мы не приводим его рассказ. — Прим. Авт.)

— А где работали потом?

— На стройке. Прорабом.

Не могу удержаться от вопроса: “Кто будет Президентом России в 2008 году?”

— Так давно было, — шепелявит Женя. — Перед Путиным, кажись, Ельцин был. Я сейчас на пенсии, политикой мало интересуюсь. Кстати, нынешнего президента фамилию никак запомнить не могу — нерусская потому что.

— Александр Николаевич, — спрашиваю уже у Шеповальникова, — а почему Женя не знает будущего президента страны, раз он уже жил в это время?

— У него в мозгу нет этой информации, это не его программа. Политика и президент напрямую не играют роли в его жизни, в подсознании записано то, что связано лично с индивидуумом: его работа, его семья, его хобби, — объясняет Александр Николаевич.

Мы решили отправить Женю в 30-летний возраст, чтобы проверить, действительно ли то, что он рассказал в 70 лет, подтвердится. Мы выбрали этот возраст не случайно, ведь именно в этот год у него произойдет много событий. Действительно, Женя рассказал, что у него проблемы с ногой и он перенес операцию. Он уже работает на стройке после неудачной карьеры хирурга. Он еще женат на Екатерине, но, видимо, не все ладится, потому что о своих отношениях рассказывает неохотно.

Все услышанное о Жене мы сравнили с его рассказом в прошлогоднем эксперименте. Невероятно, но все эти сведения совпали. Это говорит лишь о том, что на сегодня его жизнь идет по тому же сценарию.

— Насколько мы можем доверять Жениным рассказам? Может быть, он представляет себя в старости, в состоянии гипноза вживается в роль и выдает это за действительность?

— Убедиться в этом мы сможем через десяток лет, — говорит Александр Николаевич. — Скажем так: это один из вероятных сценариев его жизни, но, разумеется, не единственный. У человека есть выбор: идти работать хирургом или нет, жениться на Екатерине или подождать Елизавету Анатольевну… На сегодня, в силу воспитания, опыта и т.д., у него жизнь идет по тому сценарию, который он нам и представил. Это наиболее вероятное развитие событий в его жизни. Есть программа, заложенная в человека, а есть ее реализация.

Программа может меняться и корректироваться, иногда по воле человека, а иногда случайно. Опять-таки что понимать под случайностью? Например, человек едет в поезде, знакомится и женится. Он мог бы не сесть в этот вагон и не встретить попутчика. С одной стороны, это случайность. С другой — он сам сделал выбор. Тем самым выбрал свою судьбу.

— Хорошо. Допустим, в состоянии гипноза я узнаю один из вероятных сценариев своей жизни. И он мне не нравится. Могу ли я его изменить?

— Да, конечно. Для этого нужно свернуть с дороги, по которой идете сегодня. У меня бывают случаи — приходят студентки и говорят: “Не знаю, за кого мне выйти замуж. Предлагают руку и сердце сразу двое: Вася и Петя”. В состоянии гипноза она четко называет своего избранника. Допустим, с Петей у нее перспективы родить двоих детей и стать домохозяйкой. Если ей такой вариант не подходит, можно рискнуть и выбрать Васю. Тогда все будет по-другому: другие дети, внуки и старость.

Жертва мозгового штурма

Ученым интересно не только насколько все эти рассказы сбудутся, но прежде всего как работает мозг во время погружения в гипноз. Для этого к голове добровольца присоединяются 20 датчиков, фиксирующих изменения пространственной структуры биопотенциалов мозга. Специалисты обратили внимание, что при переходе в состояние внушенного возраста от общей системной деятельности как бы отключаются нижелобные и передневисочные отделы правого полушария головного мозга. Именно в сомнамбулической стадии, т.е. глубоком гипнозе, типичная для мозга целостность словно временно нарушается. Между лобными и затылочными отделами мозга теряется связь, которая характерна для состояния бодрствования.

— Тем не менее гипнотическое погружение нельзя назвать сном, оно лишь внешне так выглядит, — объясняет Александр Николаевич. — Это скорее бессознательное бодрствование мозга. Мозг вовсе не спит, наоборот, активно работает, но совсем иначе, чем при бодрствовании.

Мы продолжаем эксперимент. Возвращаем Женю в 22-летний возраст. Профессор внушает ему, что он идет на рыбалку. Зрелище не для слабонервных. Женя встает с закрытыми глазами и, как человек-зомби из фильма ужасов, идет как ни в чем не бывало по кабинету. Вразвалочку, придерживая якобы удочку на плече. Ему внушают, что в правой руке у него червячки, а в левой удочка. И что вы думаете? Женя абсолютно правдоподобно имитирует насадку червячка, закидывает воображаемую удочку.

— Клева нет, — говорит профессор. — Закидывайте удочку еще раз!

 И тогда Женя еще и еще раз насаживает червячков и кидает удочку. Затем он собирает воображаемые цветы: присаживается, рассматривает их, срывает и кладет в невидимую корзинку.

— А теперь я вам продемонстрирую, насколько сильным и опасным может быть гипноз, — говорит Александр Николаевич. — У нас иногда стараются замалчивать факты зомбирования человека. Якобы все это выдумки и нельзя внушить человеку поступки против его воли. Сейчас мы проведем самое безобидное зомбирование.

Придумайте Жене задание, которое он должен будет выполнить после гипноза, сам об этом не подозревая и того не желая. Он это сделает по вашей воле, потому что вы этого пожелали.

— Пусть на столе из множества книг выберет вот эту, в желтой обложке, и откроет ее на 65-й странице, — говорю я.

— Женя, вы сейчас проснетесь и не будете ничего помнить, — строго говорит Александр Николаевич. — Вы меня слышите: ничего! Кроме того, что после пробуждения на столе вы должны найти желтую книгу и открыть ее на 65-й странице.

Профессор начал считать, и на цифре 10 Женя открывает глаза.

— Что тебе снилось? — интересуюсь я.

— Совсем ничего, — говорит он. — Снов не видел. В прошлый раз при погружении в гипноз выдел какие-то силуэты. А сегодня ничего.

— А как самочувствие?

— Прекрасное, словно отлично выспался.

 Затем Женя ни с того ни с сего встал со стула и пошел по кабинету.

— Что ты ищешь? — интересуемся.

Женя молчит. В кабинете три стола. Он подходит к одному, пробегает по нему взглядом, будто что-то ищет, и идет дальше. На втором столе лежат книги, папки и открытки. Женя тянется именно за книгой в желтой обложке.

Я подхожу к нему и заглядываю в книгу. Он словно меня не замечает. Парень листает книгу, совсем не смотрит на главы, а только на номера страниц, пока не находит 65-ю. Как только он видит этот номер, книгу тут же закрывает.

— Зачем ты взял эту книгу? — спрашиваю я.

— Просто пошел и увидел ее.

— Вот видите, он даже не отдает отчета в своих действиях, приказ гипнотизера заложен в его подсознании, — говорит Александр Николаевич. — А ведь можно человека при помощи гипноза запрограммировать на серьезное преступление, даже на убийство: в такой-то год, час и время… Надо помнить, что прежде чем соглашаться на гипноз, пациентам не мешало бы узнать, что это за гипнотизер, для каких экспериментов он это делает, ведь цели могут быть самые разные.

— Женя, ты сегодня узнал перспективы своего будущего. Ну и как ощущение? Интересно жить, зная все на полвека вперед?

— Очень интересно. Я не принимаю все буквально. Но судьбой вполне доволен: доживу ведь до 70 — уже хорошо.

— Ты не боишься, что, заглянув в свое будущее, волей- неволей сам себя запрограммировал? Не будешь работать психологом, начнешь искать встреч с пьяными компаниями, чтобы встретить и спасти девушку Екатерину?..

— Думаю, что все идет как идет. Если увижу случайно, что кого-то обижают, заступлюсь. Хоть она Ириной, хоть Екатериной будет. А жениться меня никто не заставляет.

— Надо сказать, не все у тебя будет идти как по маслу. Зная, что, возможно, по твоей ноге проедется машина, ты что-то попытаешься изменить?

— Постараюсь не подставлять ногу, — смеется Женя. — Но ведь может быть и так, что не успею. Если это действительно будет ребенок, выбирать между ним и ногой не придется.

В нашем эксперименте также участвует профессор Константин Коротков — зам. директора СПб НИИ физической культуры. Если нейрофизиологам интересна работа мозга, то Константин Георгиевич должен при помощи новейшего специального медицинского прибора, широко используемого для определения уровня физической подготовки и психоэмоционального здоровья спортсменов, исследовать энергетическое поле нашего испытуемого. В основе этого метода — эффект Кирлиан, который позволяет видеть свечение вокруг объекта при воздействии на него токов сверхвысокой частоты. Появляется картинка, которая обрабатывается компьютером, и через несколько минут можно оценить функциональное состояние испытуемого.

Во время сеанса гипноза Женины пальцы ставят на прибор, и на мониторе появляются графики. У нас на компьютере появляются 4 силуэта человека: Женя в 4 года, 22 года, в 30 лет и 70. Профессор Коротков не знает, какой из силуэтов принадлежит какому возрасту.

— Могу предположить, что перед нами ребенок 4—5 лет, — говорит Константин Георгиевич, точно показывая на детский возраст. — У него отмечаются особенности взаимодействия больших полушарий мозга, что характерно для маленького человечка. У ребенка вполне хорошее здоровье, не считая того, что недавно был насморк.

Дальше человек преклонного возраста, думаю, в районе от 65 лет: сердечная аритмия, стенокардия, учащенный пульс, суженные сосуды головного мозга и высокое давление. Смотрите: много лет назад у него была травма левой ноги, в ней нарушено кровообращение, возможно, что были переломы.

Невероятно, но в разных возрастных состояниях меняется Женино здоровье, словно перед нами четыре разных человека. Причем все болячки, на которые жаловался Женя в старости, нашли свое отражение на диаграмме.

— Александр Николаевич, не могу вас не спросить. Вы переносите людей в старость. Но, как известно, человек смертен. Когда наступает этот момент, как ведут себя люди? Они говорят, что, мол, умер в такой-то год, такого-то дня?..

— Действительно. Когда мы подходим к этому критическому возрасту, то люди молчат. Сколько бы вопросов я ни задавал, они не подают признаков жизни. Их уже нет, а значит, нет связи с внешним миром. Это такой деликатный момент, что мы пытаемся тут же вернуть их в более ранний возраст. Бывает, что некоторые начинают рыдать. Мы прекращаем эксперимент, соблюдая врачебную этику. Но случаи, когда человек называет день и год смерти, неоднократно описаны в научной литературе.

— Раз человек не выходит на связь, может ли это говорить о том, что после жизни ничего нет?

— Как известно, оттуда не возвращаются, поэтому сказать однозначно, да или нет, никто не сможет. Известные гипнотизеры проводили и другие эксперименты. Например, когда человека переносили за 700 лет до его рождения, и он рассказывал о ране, полученной в бою, и жаловался, что это место болит до сих пор…

— Александр Николаевич, через вас прошло много участников эксперимента. И насколько я знаю, получается, что все они якобы умирают своей смертью, по старости и от болезни. А как насчет трагических случайностей? Автокатастрофа или кирпич падает на голову… Почему же роковых, самых что ни на есть предписанных судьбой случаев ни один участник эксперимента не видит?

— Действительно, ни один. Но ведь человек рождается не для того, чтобы ему упал кирпич на голову. Это тот самый господин Случай, визит которого не зависит от воли человека, — внешнее воздействие.

— А варианты возможны?

— Конечно. Назовите это как хотите: интуицией, предчувствием, предвидением. Кирпич летит, а вы ни с того ни с сего переходите на другую сторону. Опаздываете на самолет, который разобьется. Неосознанное действие, вроде бы случайность, необъяснимая работа подсознания, и жизнь продолжается по сценарию, но с другим вариантом.

— Профессор, а вот я вас разыскала, приехала к вам, материал напишу… Эта встреча была заложена в моей жизненной программе или случайность?

— С одной стороны, вы случайно узнали о наших экспериментах. Но ведь не прошли мимо, не помчались за другой интересной темой. У вас был выбор, и вы его сделали сами. И если после нашей встречи вы вдруг увлечетесь наукой, будете писать на подобные темы или непосредственно займетесь наукой, значит, так было предрешено…



Партнеры