Говорите и обрящете

Выпускать пар теперь не обязательно на кухне

3 октября 2007 в 14:07, просмотров: 288

Если у двух юристов обязательно возникает три мнения, то у двух аграриев взглядов на развитие села куда больше. Даже КПСС, которая знала все, в аграрной политике шарахалась из стороны в сторону.

Так почему мы молчим о своих соображениях, “перетираем” их на кухне? К нам, в “МК”! Сегодня мы открываем новую рубрику: “Трибуна нацпроекта”. В ней могут высказываться все заинтересованные сельхозлица — от руководителей хозяйств до фермеров. “Выпускайте свой пар”, ведь в конечном итоге именно в споре рождается истина!

Павел ГРУДИНИН, директор совхоза им. Ленина (Ленинский р-н), депутат Московской областной думы:

— На мой взгляд, развитие нацпроекта прежде всего тормозят чиновники. Вот мы построили дом, но денег за него до сих пор не получили. Помню, лет 25 назад, когда “советский народ претворял в жизнь Продовольственную программу”, так за построенную коттеджную деревню деньги в наше хозяйство пришли чуть ли ни на следующий день.

А сейчас только и слышишь: под сельский нацпроект государство выделило огромные средства, село возрождается!.. Но где они — эти средства? Все это пока теория. А практика совсем другая. Чтобы получить или вернуть затраченные уже деньги, нужно нарушить закон — но тогда жди прокурорской проверки со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Куча чиновников, просто немыслимое количество справок, собрать которые невозможно…

Мы вот хотели взять кредит под строительство животноводческой фермы, заявили о желании развивать животноводство. Документов, как я уже сказал, масса. Оформление участка земли под строительство, привязка проекта, получение кадастрового плана, экологические экспертизы… Собирали мы бумаги 1,5 года, но до конца так и не дошли. И сами деньги, естественно, тоже не получили. Но к нам уже дважды приходили комиссии — из МВД и прокуратуры. Интересовались расходованием средств, которых мы так и не увидели.

Словом, оформление кредита в рамках нацпроекта — дело очень сложное, часто бывает проще построиться на свои собственные ресурсы.

Поэтому я думаю, что над нацпроектом надо еще немало поработать “всем миром”, обсудить его со всех сторон. Ведь он действует уже два года, и финансы под него выделяются действительно немаленькие. Но результат пока что нулевой. За это время в России поголовье коров уменьшилось, а рост производства молока составляет 1—2%. Почему?

На мой взгляд, экономике страны нацпроекта в АПК, даже с его ресурсами, маловато. Нужна еще и взвешенная государственная политика поддержки отечественного села.

Андрей СЕМЕНОВ, директор рыбхоза “Бисеровский” (Ногинский р-н):

— В рамках нацпроекта мы получили 25 млн. руб. и еще 15 млн. вкладываем собственных средств, в ближайшие годы хотим довести объем выращиваемой форели с 80 тонн до 350 в год. Все-таки рядом огромный мегаполис, и просто грех не поставлять на рынок такой деликатес. Также занимаемся выращиванием карпа — по 500—600 тонн.

Что я хочу сказать: субсидии по процентам за кредит нам еще не начали возвращаться, а проверяющие комиссии проверками уже замучили. В месяц пишем по 300 страниц отчетов в разные органы — УБЭП, прокуратуру и пр.

Мне кажется, это чрезмерная опека и процедуру проверок надо как-то упростить.

Но властям следует подумать о тех пока еще “оставшихся в живых” рыбхозах, которые по разным причинам не вписались в нацпроект. Раньше государство дотировало закупку комбикормов, посадочный материал. Сейчас все это отменено.

Игорь ЖАРОВ, заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия МО:

— Последние 15 лет жилье на селе в Подмосковье не строилось. Чтобы снять наболевший кадровый вопрос, директора предпочитают проблему решать быстро — за счет многоэтажного строительства.

В 2006 г. в жилищной программе Подмосковья участвовали 15 районов. Хорошо шли дела в Луховицах (“Красная Пойма”), Ступине (“Малино”) и Ленинском районе (совхоз им. Владимира Ильича).

Однако в некоторых больших и крепких хозяйствах хотели бы построить агрогородки-коттеджи. Я имею в виду Озерский, Серебряно-Прудский, Луховицкий, Ступинский районы. Но выделение земель под индивидуальное строительство растягивается на годы. В рамках нацпроекта по селу нужен упрощенный порядок вывода из оборота сельхозземель!

Сегодня есть площади, прилегающие к населенным пунктам. Но как только их в законном порядке оформляет хозяйство под собственные цели, меняются границы поселения и земля каким-то образом переходит в ведение мунобразования. И… выставляется на продажу! На тендере колхоз свою землю никогда не купит — ее купят толстосумы.

Нужно связать воедино производственные мощности строящихся комплексов с необходимостью выделения земель под жилую застройку. Это было бы правильно: аграрный комплекс в этом случае развивался бы действительно комплексно.

Еще хочу сказать о выделении кредитов под закупку сельхозтехники. На Западе ее приобретение компенсируют всем: и тем, кто брал кредит (им возвращают ставку рефинансирования), и тем, кто купил технику или коров на свои или заемные средства, — на эту же сумму. Тогда у производителя появляется конкретный интерес обновлять технику или стадо, не выжимать из старого оборудования “последние соки”. У нас такая система существует только для тех, кто берет кредит в рамках нацпроекта.



Партнеры