Вещдок на басни и принцесс

В Москве продолжается фестиваль “Гаврош”

4 октября 2007 в 15:17, просмотров: 1010

Нужен ли театр современным детям? Нужны ли дети современному театру? И как этот самый театр приспосабливается к юному поколению? На многие животрепещущие вопросы уже неделю пытается ответить “Гаврош” — 1-й фестиваль российских и французских спектаклей (организаторы — московское правительство, Театр клоунады и Французский культурный центр).

Стрекозел и муравьиха

Первыми на поле, т.е. на сцену, вышли французы. “Маленькая фабрика” — танцтруппа из Парижа рискнула не сыграть и не пропеть басни Лафонтена. Хотя нет — песни нагло то и дело врывались в современный танец.

Видимо, басня “Стрекоза и муравей” так хрестоматийно навязла в зубах у французов, что ее просто вывернули наизнанку: надписи со словами басни артисты снимали с веревки, как высохшее белье, поедали и сжигали.

Главные же герои махнулись ролями: стрекозой оказался мужчина в белом пижонском костюме, а муравьем — женщина, похожая на престранное близорукое существо в костюме шахидки. Стрекозел, как водится, “лето красное пропел” — на мотивы от Майкла Джексона до Джо Дассена, а муравьиха провкалывала над уборкой полов или, как на рок-концерте, подыгрывала партнеру зажигалкой. В конце же танцминиатюры, реализуя мораль “поди же попляши!”, артисты лихо прошлись под французский шансон по разным танцевальным стилям.

Вторая басня — “Лев и Крыса” — явно оказалась больше понятна детской аудитории, хотя взаимоотношения Льва и Крысы имели даже легкую эротическую окраску. Царь зверей представал в облике то римского патриция, то борца-тяжеловеса, небалетная и упитанная фигура которого при удивительной легкости и пластичности его тела — главный козырь постановки, а крыса напоминала постаревшую цирковую воздушную гимнастку.

А вот в басне “Ворона и Лисица” крутили кино: на экране сначала показывали старика Лафонтена в напудренном парике, и артисты легко “приделывали” ему свои танцующие ноги. Потом нечто, похожее на урок иностранного языка и мальчишку, по-рэперски читающего басню про ворону, которой бог послал кусочек сыра. Ну и наконец, представленная в сдержанной азиатской стилистике композиция “Дуб и тростник” (брейк-данс и хип-хоп) оказалась достойной развязкой спектакля, заставившей танцевать в зале даже совсем маленьких зрителей.

Оживление в зале, то, как дети зажигали, демонстрировало одно — язык современного танца понятен детям при одном условии — если он изобретателен и весел.

Якутская история

Сказка из Якутии на детском фестивале чуть не началась со скандала, как у взрослых. А собственно возмутителями спокойствия оказались именно родители, которые возмутились (и весьма агрессивно), что медленно выдаются аппараты синхронного перевода. Правда, когда началось действие, многие поняли, что биться в очереди за наушниками было ни к чему. Потому как и без перевода с якутского на русский “Волшебные ягодки” оказались понятны даже младенцам.

Сказка — и этим все сказано. Добрый молодец в унтах и мехах отправляется на поиски волшебных ягод, чтобы расколдовать семь красавиц, превращенных злым духом в журавлей. И красавицы, и злые духи с шаманами реалистично представлены в постановке театра из Нюрбы. Причем не обычного, а передвижного, что кочует по бескрайним снежным просторам северных окраин РФ. Благодаря “Гаврошу” докочевали до Первопрестольной, в которой мало что знают о Якутии и ее театре.

Поразительно, как якутские артисты работают с реквизитом и от минимального набора декораций добиваются образности. Без ветродуя, вручную качают белое полотно, и кажется, что колышутся снежные горы, по которым на лыжах мчится спаситель. А потом горы резко оборачиваются лодкой, в которой плывет счастливая пара влюбленных.

— У них все идет от музыки, она ведет действие, — говорит актер Сергей Шакуров, оказавшийся на спектакле. — Музыка определяет действие.

Знаменитый актер абсолютно прав: напряжение держат низкие монотонные звуки и горловое пение. Малышня не пугается, а радостно аплодирует, когда на сцене появляются злые духи в страшных масках и с рогами. И ликует при виде битвы со сказочным концом — злые духи валяются бездыханными.

Маленькие детки, не ложитесь спать

А в это время на сцене московского “Эрмитажа” вовсю бушевала метель. Именно под Новый год, в мороз начинается история, сочиненная поэтом Сашей Черным для самых маленьких — “Рот без замочка”. Обращение к хорошей поэзии делает честь и театру, и режиссеру Сергею Олексяку. А также художнику Гарри Гуммелю, превратившему всю декорацию в одну большую кровать. В нее укладывают спать детей, а у детей, как водится, начинается ночь непослушания.

Только в волшебную ночь могут ожить игрушки — плюшевый медведь, мартышка… Месяц может заглянуть в окно и позвать в сад, где ель стоит в серебре, или еще лучше — отправиться в джунгли.

“Рот без замочка” — это сочетание высокого слова и эксцентрики, замечательной музыки и азартной игры артистов.

Вещдок на принцесс

Малая сцена Театра клоунады отдана “Рыцарям и принцессам”. Именно так называется один из спектаклей, который привез на “Гаврош” человек-оркестр Петр Зубарев. Этот длинный парень стал открытием для столицы, избалованной театральными зрелищами. Его театр умещается в одном рюкзаке.

Вот вещмешок развязан, и оттуда извлечены вещдоки вечного спора между мальчишками и девчонками, считающими себя, естественно, рыцарями и принцессами. Как же спорят у Зубарева? Очень просто — посредством школьных мини-досок, на которых белыми мелками рыцари и принцессы по очереди рисуют свои ходы, т.е. кто куда бежит, летит или падает, обозначает стрела, нарисованная от смешной рожицы с косичками к другой — с подбитым глазом.

При всей простоте приема нужно обладать достаточно высокой техникой и мастерством, чтобы совместить текст (у Зубарева он иронично-лирический, современный) с рисунком, который надо успеть начертить, и еще с интерактивом. При этом быть искренним и достоверным. У Петра Зубарева и его партнерши это отлично получилось. Ну а в финале рыцарь и принцесса взяли флейту и саксофон и в дуэте вживую сыграли такую красивую балладу, что все рыцари и принцессы, сидящие в зале, просто закачались.

На “Гавроше” начался последний блок спектаклей — французский. Два из города Аржантей — “Ангелы” и “Камушки”. “Гадкого утенка” на французском языке представит известный итальянский театр для детей “Де Бричолли”.



Партнеры