Не бойся сказать ребенку про смерть

На “Гавроше” французы показали спектакль-шок

7 октября 2007 в 18:23, просмотров: 878

Вот уж никогда не знаешь, откуда ждать сенсации. На минувшей неделе она пришла с неожиданной стороны — детской. Театр для детей, а не для взрослых потряс публику новаторством. Это произошло на первом международном детском фестивале “Гаврош”.

Спектакль французской труппы “Без крыши” назывался вполне благостно — “Ангелы” и обещал качественное сюси-пуси. Но то, что увидели зрители, оказалось невероятным — “Ангелы” показали детям… не пугайтесь, смерть. Хотя, судя по реакции переполненного зала, первыми и последними перепугались взрослые.

А если бы они раскинули мозгами, то вспомнили, как чада изводят их двумя жуткими вопросами: 1) откуда берутся дети? 2) почему умирают люди? И, в конце концов, что такое смерть? Взрослые пугаются подобных вопросов, прикрываясь пресловутой “капустой” с “аистами”. А при слове “загробная жизнь” вообще готовы убого завраться или провалиться сквозь землю. Не надо — театр “Без крыши” со своими “Ангелами” показал, что и как надо объяснить на ужасно щекотливую тему. И родители, и профессионалы от театра могут только позавидовать и встать к режиссеру Пьеру Блэзу и его актерам в очередь поучиться.

У мальчика Лео и его младшей сестренки в красном платьице умерли родители. Когда девочка спрашивает: “А где моя мама?”, Лео отвечает: “Она скоро вернется”. Ему плохо, хотя дядя и тетя, у которых живут сиротки в доме на берегу океана, заботятся о детях.

— Если они в раю, зачем я здесь? — спрашивает Лео. И в одну прекрасную ночь, взяв сестренку за руку, уходит туда, где океан сливается с морем. Там он встречает…

Это не драматический спектакль и не современный танец с оперой. На большой сцене слева много-много инструментов: маримбафоны, вибрафоны, литавры, колокола и саксофоны. А справа три тоненькие артистки в черном листают снизу вверх книгу, листы которой, похоже, сделаны из фанеры. На листах — песок, то крутые волны океана, то домик: предметы встают, как в старинной книжке-раскладушке. Но самая первая страница — могилка в разрезе, в которой застыли два неподвижных скелетика, а зеленая гусеница в руках одной артистки уже ползет по периметру могилы. Бр-р… Хотя тут же начинает порхать розовая бабочка в руках другой.

И… постоянно звучит музыка — странно-печальные звуки детского сердца и того мира, которого все так боятся и в который хотят заглянуть при жизни хоть одним глазком. “Музыкальный ряд идет в режиме нон-стоп. Запись этого саундтрека вполне могла бы осуществиться на знаменитой студии ECM, специализирующейся на современной музыке, в которой соединяется авангардный фри-джаз и классика. Красивейшие мелодии саксофона сочетаются с джазовыми ритмами и сложными современными гармониями. Подобная музыка в нашей стране — нечто совершенно непривычное даже на концертной площадке. Что уж говорить о музыкальном сопровождении к детскому (!!!) спектаклю.

А в это время сверху книги уже появился корабль со скелетом в плаще и острой косой в руках. “Это смерть”, — без обиняков и эзопова языка объявляют артистки. Смерть зовет Лео на корабль, и он уже готов вступить туда, но слышит голоса своих папы и мамы: “Не ходи, Лео. Живи, ведь если ты умрешь, кто про нас будет помнить?” Напряжение музыки усиливается, Лео вырывает косу из рук скелета, и две плоские фигурки зависают на ней. Барабаны, дробь, марионеточный трэш: коса с детьми из картона вращается над волнами, как пропеллер самолета, а от скелета отлетают берцовые и прочие кости, череп… Безыскусный текст резюмирует: “Смерть раскололась на тысячи мелких кусочков, и все они упали на дно океана”. Виктория! Неожиданно — голос из зала:

— Мама, а если смерть убили, значит, его родители вернутся?

После спектакля, когда французские артисты из театра “Без крыши” разбирают на части свою “смертельно-жизненную” книгу, спрашиваем:

— Это риск — браться за такую тему? В России о смерти детям не рассказывают.

— У нас тоже. И “Ангелов” тоже называют шоком. Как-то на одном спектакле, когда мы сказали: “Это смерть”, один ребенок громко спросил: “А что такое смерть?”

Кроме шоковой темы стоит отметить, как филигранно и тонко сделан спектакль режиссером. Стильно, без пережимов, и даже в самых напряженных сценах и музыка, и действия актеров выдерживают заданный градус и ни о каких форсировании звука, страсти на разрыв не может быть и речи. Одним словом, фестиваль “Гаврош” оказался достаточно рисковым предприятием, отважившимся показать другой театр и поговорить с детьми на темы с грифом “табу”. И не только с детьми. К чести тех и других, со спектакля никто не ушел. А значит…





Партнеры