Писатели в Переделкине попали в переделку

Вдохновение меряют долларом

9 октября 2007 в 14:44, просмотров: 346

— Мы, управление дома, — с ненавистью заговорил Швондер, — пришли к вам после общего собрания жильцов нашего дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир дома...

— Кто на ком стоял? — крикнул Филипп Филиппович, — потрудитесь излагать ваши мысли яснее.

— Вопрос стоял об уплотнении.

— Довольно! Я понял! Вам известно, что постановлением 12 сего августа моя квартира освобождена от каких бы то ни было уплотнений и переселений?

— Известно, — ответил Швондер, — но общее собрание, рассмотрев ваш вопрос, пришло к заключению, что в общем и целом вы занимаете чрезмерную площадь. Совершенно чрезмерную. Вы один живете в семи комнатах.

Эти строки гениального Булгакова увидели свет в 1925 году. Из нынешних классиков никто ничего подобного не напишет. Не потому, что нет таланта, а потому, что они заняты очень сложным и непривычным для них делом: собирают бесчисленные справки и отражают атаки рейдеров. Писателей в Переделкине уплотняют.

Писательский поселок был заложен в 1934 году по распоряжению Сталина. Блистательные имена обитателей Переделкина можно перечислять долго. Только музеев здесь три штуки: лауреата Нобелевской премии Бориса Пастернака, Корнея Чуковского и Булата Окуджавы. В разное время в Переделкине проживали известные всей стране писатели и поэты… Творят здесь и современные классики — поэты Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина.

Расположенное в двух шагах от поселка кладбище — пантеон советской литературы. Тут покоится прах Чуковского, Пастернака, Арсения Тарковского, великого поэта и отца великого режиссера, а также многих других ведущих деятелей советской и российской культуры.

Спокойно пережили местные обитатели хрущевскую оттепель, брежневский застой и даже горбачевскую перестройку и ельцинскую демократию. В конце 80-х этому месту был присвоен статус историко-культурного заповедника, где любое частное строительство запрещено. Поселок стоит в одном ряду с такими культурными центрами, как Абрамцево, Ясная Поляна и Царское Село. Но статус не охранная грамота.

Тихий уютный оазис для литературных гениев — лакомый кусок земли для современных нуворишей. И начали появляться на лесных опушках баковского лесхоза дворцы новых русских.

— Согласно закону о необходимости переоформления земли в аренду или собственность до 1 января 2008 года мы стали собирать документы, — рассказал директор Международного литературного фонда, секретарь правления Союза писателей России Иван Иванович Переверзин. — Заключили договор с ООО “Гостехпроект” на выполнение работ по установке границ земельных участков.

Каково же было удивление писателей, когда выяснилось, что за последние годы их “уплотнили” на целых 13 гектаров! От 57,6 га осталось 44. Однако глава администрации Внуковского сельского поселения Иванов границы им подписал в прежних размерах, и документы передали в Ленинский отдел Управления федерального агентства кадастра объектов недвижимости.

Не зря, видно, в Переделкине находится дом-музей главного детского волшебника страны и растет чудо-дерево.

Видимо, эта земля стоимостью от 60 тысяч долларов за сотку подвигает людей не только на фантастическое творчество. Судите сами, неожиданно у государственной конторы из сейфа, стоящего за крепкой дверью и охраняемого работниками ЧОПа, пропадает землеустроительное дело. А посему документы писателям предложено собрать заново.

Через пару дней в кабинете у Переверзина появилась группа товарищей (среди которых писатели опознали одного “солнцевского бизнесмена”), которые предложили взять на себя все хлопоты, касающиеся бумажной волокиты. И цену вопроса назвали — 15 га переделкинской земли.

Еще больше шокировал интеллигентов ответ госпожи Кудрявцевой из местного отдела Федерального агентства кадастра объектов недвижимости. Она заявила, что писатели вообще не имеют права на эту землю, и предложила за каждым строением оставить по 6 соток земли. Это притом что музей Пастернака стоит на участке в 2 га, Чуковского — 2 га, Окуджавы — 1 га, дом творчества “Переделкино” — 8 га. То есть писатели должны лишиться 29 га земли.

Между тем на изъятых по непонятным причинам участках идет вовсю строительство. Уже снесены несколько старых административных зданий и гостиница, где останавливались классики. По этому поводу сейчас идут судебные разбирательства.Если не получается действовать угрозами, — значит, суды. А еще можно задавить налогами. Местные депутаты издали постановление, обязывающее писателей платить 1,5% от стоимости земли за сотку. При этом собственникам коттеджей, ресторанов и магазинов полагается налог в 15 раз меньше. А если писатель не оплатит, то земля становится ничейная...

— Только за один участок получается 24 тысячи в год, — вздыхает Переверзин. — У многих таких денег просто нет! Писатели подсчитали: сумма налога за год в 2 раза превышает весь бюджет Международного литературного фонда. Даже если продать все рукописи — все равно не хватит.

На все просьбы установить льготную ставку за пользование землей в размере 0,1% от кадастровой стоимости, как у других дачников, писатели получают отказ. Причина уважительная — “не предоставили справку о кадастровой стоимости земли”. Что действительно правда, поскольку кадастровое дело потеряно в землеустроительном комитете. Получаем замкнутый круг.

Куда только не обращались писатели со своей бедой — в ответ тишина. Булгаковский литературный герой Филипп Филиппович вопрос “уплотнения” решил одним звонком. “Как угодно. Хотя бы. Но только одно условие: кем угодно, когда угодно, что угодно, но чтобы это была такая бумажка, при наличии которой ни Швондер, ни кто-либо другой не мог бы даже подойти к двери моей квартиры. Окончательная бумажка. Фактическая. Настоящая! Броня”.

Но он — всего лишь выдумка писателя...



    Партнеры