Быстро цены не исправишь

Сергей Лисовский: “Мы пожинаем плоды политики “нам все привезут”

10 октября 2007 в 15:57, просмотров: 647

Рост цен на продукты еще долго не сойдет с газетных страниц. Правительство пытается предпринять пожарные меры для стабилизации ситуации. “МК” обратился за разъяснениями к зампреду Комитета Совета Федерации по аграрной политике Сергею ЛИСОВСКОМУ.

— Сергей Федорович, в чем причина такого резкого подорожания продовольствия?

— Их три. Та, которую все называют, — подорожание на внешних рынках — никак не может влиять на наш внутренний рынок. Россия — страна с огромным аграрным потенциалом. Мы можем производить много, и очень много. Отговариваясь этим, чиновники скрывают свои преступные ошибки. Судите сами: МЭРТу в течение восьми лет говорили — и аграрии в том числе — о продовольственной безопасности страны. Но Греф отвечал, что такого понятия —   продовольственная безопасность — не существует. Его девиз: “Нам все привезут”.

Однако так получается, что везти неоткуда. Той же Европе самой не хватает. То, что мы сейчас наблюдаем, — результат недальновидной политики МЭРТа, Минфина и ФАС.

За последние годы цена на хлеб практически не менялась. И хлеб в России выпекать стало просто разорительно. Потому как все составляющие производства зерна выросли в разы: солярка подскочила в цене в два раза, за четыре года металл и цемент — больше чем в два раза, газ — также вдвое. Электроэнергия подорожала от 200 до 300 процентов. Это должно было когда-то взорваться. И взорвалось.

— И все разговоры о том, что Россия сама себя не может обеспечить продовольствием…

— Об этом очень много любил вещать наш МЭРТ. Но это не так. Реальная себестоимость продуктов у нас ниже, чем в Европе. И не забывайте, что европейцы субсидируют своих производителей. Сумма поддержки сельского хозяйства нашей страны оценивается в 1,1% от расходной части бюджета. Сюда входит все. И собственно прямая поддержка, и вся инфраструктура (включая даже дороги). А в Европе — не менее 5% расходной части бюджета. В некоторых развитых странах доходит и до 10—20% только на прямую поддержку. Кстати, по бюджетному проекту Минфина, который предлагался на три года, — вообще 0,8%. И Госдума была готова принять. Кончилось тем, что Совет Федерации обратился к президенту с письмом. И эти цифры были переписаны.

— Возможно ли выйти из этой ситуации?

— Быстро — нет. Сейчас решено установить 30%-ную пошлину на вывоз ячменя и 10% — на пшеницу. Но это не забота о сельхозпроизводителе. Это лоббизм. Хорошо, мы перекрываем экспорт ячменя, но экспорт пшеницы — нет. Потому что она на мировом рынке дороже, чем у нас, на 30—40%.

А ячмень и пшеница — это молоко и мясо. Кстати, нашим потребителям пива я бы посоветовал задуматься, стоит ли пить пиво в следующем году. Потому как у России всегда было плохо с ячменем. А в этом году он уродился вообще плохо. И наши пивовары скупают кормовой ячмень. Если раньше они сдавали его на экспертизу и анализы, то теперь этого нет. Нетрудно догадаться: такое решение по ячменю пролоббировали пивовары. Что касается пшеницы, то что это за пошлина, когда Россия вывезла в сентябре рекордное количество пшеницы за рубеж — 2,4 млн. тонн?! Такого не было никогда. И если мы будем продолжать такими темпами, то в феврале-марте мы получим новый взлет цен на молоко и мясо. Что можно сделать быстро?

Ввести дополнительные субсидии. Субсидировать закупку зерна. Примерно в районе 10—15% стоимости кормов. Это стабилизирует ситуацию.

— А это можно быстро организовать?

— Легко. Собрать Госдуму и Совет Федерации, и все. Когда нужно было выделить из бюджета быстренько 17 млрд. рублей на дополнительные лекарства, то удалось за неделю. Но я боюсь, что, как всегда, правительство пойдет по самому опасному и обременительному для соотечественников пути. К примеру, увеличит объем квот на ввозимое. Как показывает практика, оптовая цена никак не влияет на розничные цены в сетях. Когда случился птичий грипп — оптовая цена упала на 40%, а в торговых сетях она практически не изменилась.

Ритейлеры заработали огромные суммы. Давно пора выпустить закон о регулировании торговых сетей. Мы сразу снизим цены на продукты питания. В Европе прописано, что прибыль сетей должна быть от 8 до 12%.

Наши же изначально (прямо в договоре) указывали, что их прибыль должна быть не меньше 30%. И, хотя сейчас документы изменились, за счет дополнительных статей и накруток они реально обеспечивают наценку на то же мясо птицы более 30%. Это нормально? Дошло до того, что у всех сетей договоры одинаковые. А как вам то, что расходы на раскладку товара по полкам оплачивает поставщик? При этом за несвоевременную поставку штрафы огромные. Получается, что наших производителей зажали ростом цен на комплектующие и сети.

Производить сегодня невыгодно. Снизу производитель зажат ростом цен на сырье, ГСМ и так далее, а сверху на него давят занимающие монопольное положение сети.

— Но ведь должно же государство что-нибудь предпринять в этой ситуации?

— Я боюсь, что правительство пойдет по пути быстрого залатывания дыр. Тот же закон о сетях не пропустят ритейлеры. У пшеницы есть трейдеры… И далее по списку. А у сельского хозяйства, кроме Минсельхоза, нет никого. И его проще всего будет “пихнуть”. Но если мы его сейчас пихнем, то нашему государству больше не поверит никто. Я даже не говорю об иностранцах — их денег нет в нацпроекте по сельскому хозяйству, крутятся только российские средства. Мы не решим ситуацию, а усугубим ее на долгие годы. Если сейчас все завалить, то нужно отписать на реабилитацию еще 7—8 лет. Это срок окупаемости.

Мы и так отдали на 4—5 лет и вывели свои деньги из Стабфонда за границу, купили их облигации. Вроде бы и богатые, а дефицит финансовых средств. А в нас никто особо вкладываться не хочет: потому что у нас нет внятной экономической политики. И нацпроекты наши финансируются недостаточно. Деньги, выделенные на них, каждому региону необходимы в том масштабе, что выделили на всю страну. И все это благодаря тому, что МЭРТ никогда не давал нормального внятного плана. А уж создание всяческих госкорпораций — это метание модницы в дорогих бутиках. Так же, как и создание особых экономических зон. Нет понимания, что приоритетно для нашей экономики. Государство почему-то считает, что для нас это не важно. Нам “все привезут”…



Партнеры