Как ощипывали “ястреба”

В камере Окруашвили организовали “пресс-хату”?

11 октября 2007 в 18:06, просмотров: 471

То, что произошло с экс-министром обороны Ираклием Окруашвили в тюрьме, остается самой обсуждаемой в Тбилиси темой. Действительно, что такого можно сделать с человеком, чтобы за два дня превратить его из гордого и решительного борца с режимом в жалкого субъекта с блуждающим взглядом, который, запинаясь, по бумажке зачитывает перед телекамерой свое отречение от прежних показаний? Обозревателю “МК” удалось получить эксклюзивную информацию, проливающую свет на то, что творится в “демократических застенках” сегодняшней Грузии.

— Я пока не имею права говорить обо всех деталях, — сразу предупредила по телефону адвокат Окруашвили Эка Беселия. — Ираклий сам должен принять решение, когда и в какой форме он заявит о том, что произошло в течение тех двух дней, когда меня к нему не пускали… Сегодня он, по словам его жены, чувствует себя намного хуже, чем вчера, когда его привезли домой. Могу лишь подтвердить, что свои показания он дал под давлением. Его вынудили.

— Когда вы в последний раз с ним виделись в тюрьме? Он сообщил вам, что собирается “раскаяться”?

— Я виделась с ним в прошлую пятницу. Он был настроен по-боевому, собирался продолжать борьбу.

— Применялись ли какие-то психотропные вещества?

— Ему давали лекарства, но он не знает, какие… Когда я во вторник с ним увиделась, мне показалось, что он не вполне адекватен.

Окруашвили заявил адвокату, что никакого залога он не вносил и кто его внес, не знает. Между тем наши достоверные источники утверждают, что залог вообще никем не вносился. Скорее всего этот пиар-ход власти придумали для очернения Окруашвили: понятно, как отнесется народ в нищей стране к тому, кто с легкостью может внести залог в размере 6 миллионов долларов.

А вот информация, за достоверность которой наши источники ручаются. В субботу, когда адвокат Эка Беселия не смогла попасть к своему подзащитному, к нему в камеру подсадили двух матерых уголовников. Кроме того, у него началась ломка из-за невозможности принять привычную дозу кокаина. Успех “спецоперации” закрепило введение психотропного препарата.



    Партнеры