Признание флажками

Старшину понизили в звании за грубость маме

11 октября 2007 в 17:07, просмотров: 907

Холодно, моросит мелкий осенний дождь. А на озере Белое, что в Косине, плавает целая флотилия — парусники, баркасы, лодки и даже маленький пароходик. Идут занятия корабельно-ладейного центра “Петрофлот”. Юных курсантов, понятное дело, дождем да ветром не испугаешь. Ведь если ты — 15-летний капитан, тебе, наоборот, подавай пассаты и муссоны. Да побольше!

На пристани с суровым видом вглядывается вдаль 14-летний Сергей. Форма промокла насквозь, но парень не обращает внимания на такие мелочи.

— Что сам не плаваешь? — подхожу к нему по качающимся понтонам.

— Слежу за порядком на лодках, — по-военному кратко отвечает паренек.

— Что же ты сделаешь, если там что-то случится? Они же далеко, а ты на берегу. Если кто-то в воду упадет, не успеешь спасти.

— С ребятами ничего не случится, они все в спасжилетах, — объясняет Сергей. — Важно, чтобы новички привыкали к дисциплине. Если что, больше им ходить под парусом не разрешу.

Вижу, с каким энтузиазмом рвутся дети в лодки, и понимаю — да, наказание действительно суровое. Лодки и ладьи пристают к берегу, команды на них меняются местами. Удивительно, среди моряков много девчонок.

— Это еще что! — улыбается руководитель структурного подразделения “Клуб юных моряков” Алла Евдокимова. — Сейчас у нас среди учащихся около трети девочек. А были годы, когда юных морячек было чуть ли не 90%!

— Когда я сам занимался в центре четверть века назад, девчонок было не больше 5%, — подключается к нашему разговору капитан дальнего плавания и педагог дополнительного образования Игорь Пентельков. — Изменились дети с тех пор сильно: сейчас большинству из них кажется, кроме компьютера, ничего и не нужно.

Желающих плавать теперь приходит раза в три меньше, чем раньше.

— На ладьи берете всех желающих?

— Берем всех, — говорит Игорь Александрович. — Случайные люди быстро отсеиваются сами. Нас же, тех, кто болен флотом, тянет к судам в любую погоду и в любых жизненных обстоятельствах. Сейчас у меня судно на ремонте, так пришел преподавать сюда, в школу. Здесь я в своей стихии.

— Бывает ли так, что сначала в центр приходят дети, а потом увлекаются и родители?

— У меня так и получилось, — смеется Алла Бахаткиреевна. — Сначала младший сын пришел, потом мы со старшим. И вот я здесь уже 18 лет. Старший после занятий в клубе пошел в мореходку, стал капитаном.

В это время насквозь промокших, но довольных ребят призывают в дом. В небольшом зале — морской обед на 40 человек. Потом теоретические занятия, без которых настоящему моряку никуда, — изучают паруса и оснастку кораблей. На стенах и даже потолке кают-компании — методические пособия, на которых досконально прорисованы корабли.

В перерыве ребята с удовольствием показывают мне, чему научились в центре. Веселый паренек так быстро машет флажками, что фотоаппарат не успевает фиксировать его движения. “Он написал имя одной из девушек”, — тихо переводит мне с языка флажков преподаватель. Ребята по-доброму шутят. Понимаю, первая любовь даже у юных морских волков в почете. В это время буквально за несколько секунд симпатичная темноволосая девчонка тонкими пальцами сооружает какой-то фантастический узел из достаточно толстой веревки.

— Без знания основных видов морских узлов ребята не перейдут на другой курс, — объясняет мне заместитель директора центра Андрей Горнак. — Хотя науку эту можно изучать вечно, ведь морских узлов насчитывается более двух тысяч разновидностей.

— Разрешите обратиться! — словно заправский моряк чеканит 11-летний паренек. — Можно мы еще раз на лодке выйдем? Старший готов, команда тоже.

— Какие у вас все дисциплинированные, — шепчу я Сергею.

— У нас без этого нельзя, вода разгильдяев не любит, — серьезно отвечает 14-летний главный старшина. В клубе у каждого — свое звание, и главный старшина — самое высокое. Его надо заслужить. Паренек спокойно добавляет: — Да и все время приходится соответствовать. Я тут как-то матери нагрубил, так меня в звании понизили. Теперь понимаю, что правильно. Но пришлось постараться, чтобы снова занять свой пост.

— И ради чего все это? — задаю пареньку совсем непедагогичный вопрос.

Он с некоторым сожалением смотрит на меня:

— Здесь романтика! И друзья. Настоящие. Знаете, в регате или в дальнем походе узнаешь о себе и других больше, чем за десять лет жизни на берегу.

Вместе с руководством выходим на причал, садимся в небольшой ботик. “На подобном в свое время плавал молодой Петр Первый”, — говорит мне Пентельков. Мы плавно отходим от берега. По-прежнему моросит мелкий дождь. Но я уже не замечаю промокшей одежды и холодного ветра. Вдали белеет небольшой маяк, в темной воде озера отражается древний храм. Волны, чайки, парус — кажется, я готова плыть вечно.

Действительно, ради этой романтики можно пережить все — и вязание узлов, и строевую подготовку, и даже дежурство по кухне.





Партнеры