Не ЭКОномьте на младенцах

Спасет ли Россию волшебное ЭКО?

14 октября 2007 в 17:58, просмотров: 1220

В России сегодня около 5 миллионов супружеских пар репродуктивного возраста бесплодны.
“Дети из пробирки” еще 20 лет назад были сенсацией. Теперь экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) стало делом привычным. Десятки центров в стране делают это. Среди нас живут 20 тысяч “искусственных” девочек и мальчиков, зачатых in vitro — вне организма матери. Как показывают наблюдения, “экошные” дети не просто нормальные, а по своему умственному и физическому развитию часто даже превосходят обычных. И еще один аргумент в пользу ЭКО: в апреле нынешнего года первая российская ЭКО-девочка Лена Донцова в Центре акушерства, гинекологии и перинатологии родила ЭКО-наследника. Сама, без помощи кесарева. И забеременела она естественным путем.

— Роды прошли хорошо, родился абсолютно здоровый розовый мальчик весом 3,3 кг, ростом 51 см, — прокомментировал событие доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Евгений Алексеевич Чернуха, который вел эти роды. (Кстати, Евгений Чернуха 20 лет назад в этом же центре ассистировал, когда благодаря ЭКО Елену рожала ее мама — Ольга Алексеевна Донцова.)

— Событие беспрецедентное, по сути революционное. Врачи и ученые ждали его 20 лет, — сказала лечащий врач мамы первой “девочки из пробирки” Ольги Алексеевны Донцовой Елена Андреевна Калинина. — Глобальный смысл его в том, что ЭКО-дети, зачатые вне организма женщины, абсолютно нормальные и здоровые, если нет генетических отклонений. Они беременеют естественным путем, как обычные женщины, и рожают как все. Если бы по всей стране было достаточным финансирование этого метода, демографическую проблему можно было бы решить значительно быстрее.

— Присосался как пиявка, — сказала, улыбаясь, счастливая ЭКО-мама Елена корреспонденту “МК”, когда малыша принесли первый раз покормить грудью. — Значит, здоровый будет мужик.

Итак, все аргументы — за ЭКО. Тогда почему в России, когда нет даже простого воспроизводства населения, так слабо используется этот чудесный метод? И почему государство вяло вмешивается в этот процесс, хотя искусственное оплодотворение могло бы стать хорошим “подспорьем” в решении столь острой демографической проблемы в нашей стране? Число бесплодных пар в иных регионах сегодня приближается к 20%. Всего в России сейчас где-то 5 миллионов супружеских пар репродуктивного возраста бесплодны — практически каждая пятая семья.

По определению ВОЗ, бесплодной можно считать семейную пару детородного возраста, если беременность не наступила после одного года регулярной половой жизни без предохранения. На сегодня число бесплодных пар в иных регионах России приближается к 20%. А уже при 15% бесплодных (по определению ВОЗ) можно считать негативной демографическую ситуацию в стране.

Процесс пошел

К счастью, сейчас тема демографического кризиса стала интересной не только бесплодным родителям и медикам, но и Правительству РФ.

В России в этом году в рамках нацпроекта государство за счет бюджета оплатит процедуру ЭКО для 7 тысяч бесплодных семейных пар. (В прошлом году — 3 тысячам пар.) Бесплодным женщинам, кому выпадет такая удача, за государственный счет предоставляется две попытки ЭКО, каждая из которых стоит примерно 150 тысяч рублей. А еще два года назад затраты на эти цели в медицинские статьи бюджета вообще не закладывались.

В Москве в этом году 480 пациенток могут бесплатно пройти процедуру искусственного оплодотворения. С 2007 года столичный бюджет берет на себя оплату расходов процедуры ЭКО в городских учреждениях здравоохранения. Дается несколько попыток, стоимость которых — от 30 до 100 тыс. рублей. В прошлом году в Москве за счет городского бюджета такую помощь получили около 500 женщин. Составлен полный реестр бесплодных москвичек, которые прошли обследования. Всего от бесплодия в Москве страдает менее одного процента женщин детородного возраста.

В Подмосковье в этом году принят закон, согласно которому из областного бюджета выделяются деньги на предоставление услуг ЭКО. На второе полугодие в областном бюджете предусмотрено 45 млн. руб., что позволит 600 супружеским парам сделать ЭКО. Оплачены будут две попытки — стоимость одной колеблется от 80 до 120 тыс. рублей. Воспользоваться “бонусом” смогут семьи со средним уровнем доходов, для которых оплата ЭКО не по карману. Важно, чтобы соискатели проживали в Московской области, состояли между собой в браке и не имели детей по причине смешанной формы бесплодия и при отсутствии у женщины в возрасте до 35 лет медицинских противопоказаний для беременности. В Подмосковье около 300 тысяч женщин детородного возраста страдают бесплодием. Из них около 100 тыс. имеют шансы родить ребенка при лечении методом ЭКО.

Но… Все это — мизер по сравнению с потребностью на ЭКО в стране. “Очереди за детьми” в репродуктивных центрах говорят о том, что средств, выделенных государством на эти цели, крайне недостаточно. И почему квоты выделяют только тем женщинам, кому до 35—38 лет? Сейчас немало таких женщин (и мужчин), кто опоздал с ребенком из-за карьеры, отсутствия жилья, не нашел достойной пары…

Простая история

“Мне 40 лет, и я очень хочу ребенка, — написала в редакцию Оксана Польнова. — Но, во-первых, я перешагнула рубеж (38 лет), когда государство дает квоту на ЭКО. Значит, делать его надо за свои деньги, а это минимум 120—150 тысяч рублей. Во-вторых, крайне несовершенно законодательство: ответственности за неудачную попытку никто не несет и деньги не возвращает. В-третьих, сама организация искусственного оплодотворения ужасна: врачи смотрят на женщину как на кошелек, из которого можно извлечь хорошие деньги. Вам никогда не скажут правду, даже если у вас шанса забеременеть абсолютно нет. Да и технология ЭКО несовершенна, если женщина подчас вынуждена делать до пяти попыток. Я прошла три попытки, результат — ноль. Но с меня уже “вытряхнули почти 400 тысяч рублей. И предлагают идти на четвертую. Я согласилась…”

Метод ЭКО дает положительный результат примерно в 40 процентах случаев.

Мы встретились в редакции с соискательницей “младенца из пробирки” — Оксаной. Вот ее исповедь.

— Почему так поздно решилась на ребенка? Первый муж не хотел детей категорически. Второй раз вышла замуж в 39 лет — и тоже не получалось забеременеть. Через полгода мы обратились в клинику. Но и с подсадкой спермы мужа тоже ничего не вышло. И мне предложили ЭКО. Я перешла в другую клинику, где, как мне сказали, хорошие специалисты. Там в течение двух лет проверяли меня и моего мужа и говорили, что по состоянию здоровья у нас все в пределах нормы: “Давайте попробуем инсеминацию”. Я, конечно, не знала, что это такое, но согласилась, отступать некуда.

После трех неудачных процедур мне вдруг сказали: нужно еще досдать анализы, сделать иммунограмму, пройти другие дополнительные обследования, которые достаточно дорогостоящи. Естественный вопрос: а почему бы сразу не провести все обследования, лечение и только потом приступать к ЭКО? Врач нехотя ответила: “А вдруг и так бы получилось”. А может, мне и не надо было делать эти инсеминации — только расшатали мой гормональный баланс. Может, надо было сразу идти на ЭКО?

Вообще в клинике на меня смотрели как на человека с другой планеты. Никто не хотел слушать мои вопросы, сомнения: “И так все видно по вашим документам. А слова — это ваши интимные ощущения, они никого не интересуют”. Предложили пропить два цикла гормональных таблеток — по 28 штук каждый месяц. И потом приходить. Я пришла — после УЗИ мне назначили срок для первого ЭКО.

Риски

В общем, обычная история, каких тысячи. Но “опоздавшим” с ребенком доктора редко говорят о противопоказаниях, что ЭКО может нанести вред здоровью. Если, например, есть предрасположенность к гормональным нарушениям, опухолям, женщина должна очень хорошо подумать, прежде чем решаться на ЭКО.

Очень большая гормональная нагрузка на организм. Чтобы в яичниках созрели не одна-две яйцеклетки, а несколько, и чтобы эмбрион удержался в организме женщины, нужно побольше накачать ее гормонами. Чем дама старше, тем больше риск, что у нее начнется немало серьезных проблем из-за гормональной передозировки.

Оксана П.: “Ничего не зная о противопоказаниях, я прошла все процедуры. После нескольких гормональных стимуляций у меня начали образовываться фолликулярные кисты. Вначале врачи говорили, что делать с ними ничего не надо и они сами рассосутся. А может, причиной стали инсеминации? Начались задержки менструации — на неделю, на десять дней…

Но и это не самое страшное. Появились полипы (эндометрия), хотя раньше ничего подобного не было. Но и тут к врачам не подкопаешься. Невозможно доказать, что причина — в гормональных препаратах: “Значит, вы были предрасположены к образованию кист”. Пришлось делать операцию. Вообще врачи не считают нужным разъяснять: кому ЭКО можно, а кому противопоказано, какими последствиями грозят процедуры”.

Почем эмбрион?

Оксана П.: “То же самое — и с лечением. Самому трудно разобраться, какую схему лечения выбрать, хотя у кассы в клинике и висят расценки. Стоимость услуги во многом зависит от лекарств. Но какие лекарства лучше?

Я много раз просила доктора расписать, какие препараты более эффективны, но тщетно. Мне назначил схему лечения №7. Почему именно эту, а не другую? Видно, у врачей есть твердая установка: если ты не бюджетник, то чем больше с тебя содрать — тем лучше. Но я копила на ребенка целый год, мы жили только на зарплату мужа.

Старались подработать даже в отпуске. Вставала дилемма: купить путевку или копить на ребенка”.

Отдельный разговор — о бюджетниках: кто и как получает госквоты на ЭКО? Никому не ведомо. Бюджетники региональные, федеральные… С чего начинать, чтобы ее получить? Женщина должна пройти очень жесткий отбор — по возрасту, по заболеванию. (По состоянию здоровья сегодня дают квоту тем, у кого только непроходимость маточных труб.)

Оксана П.: “Почему в 40 лет я не могу получить госквоту? И у врачей реакция на более старших женщин своеобразная — у них кислая физиономия: “А что вы хотите? Возраст!” Одна врач после множества обследований и потраченных мною десятков тысяч рублей бесцеремонно спросила: “А зачем вам все это? Скорее всего у вас ничего не получится” (?!). Никакой деликатности. На меня смотрят как на человека не совсем нормального. Но я же все равно женщина, а не отработанный материал!” (Плачет.)

Лекарства

Разница в их стоимости в клинике и в обычных аптеках весьма существенная: только на одних уколах Оксана переплатила 7 тыс. рублей. Но ей об этом тоже никто не сказал. Всю информацию ей пришлось выуживать в Интернете. Но и там ничего не сказано о побочных эффектах лекарств, о риске ЭКО для здоровья.

Что еще надо бы знать женщинам, особенно молодым?

Оксана П.: “Тебе дают листок бумажки, где написано, что пациент предупрежден о последствиях перед стимуляцией. Большинство подписывают не глядя. Я попыталась у своего врача узнать, чем мне это грозит.

“Вас это не касается”, — был ответ. В нашей палате были две молодые женщины, которые, забеременев после ЭКО, получили-таки эту гиперстимуляцию. Одной из бока вывели трубочку для откачки жидкости. У другой живот раздулся как шар, и ей делали откачку жидкости под наркозом. В результате беременность у одной не сохранили, у другой она под вопросом.

Советы не постороннего

Пройдя с ЭКО все круги ада, Оксана Польнова вышла на ряд вполне здравых предложений.

Вариант первый. “Может быть, имеет смысл бесплодным женщинам предоставлять возможность делать 1—2 попытки ЭКО за страховые суммы, которые из ее оклада вычитают на работе в качестве налогов? В конце концов, все мы платим налоги и мало кто из работающих пользуется районными поликлиниками, куда перечисляются страховые деньги. Или, например, бесплодным женщинам (всем!), имеющим на руках все исследования и чеки, государство оплатит 1—2 попытки, как это делается во многих государствах?”

Вариант второй. “Бесплодным женщинам оплачивать лекарства или сделать хотя бы 20—30-процентную скидку на дорогостоящие препараты. И пусть эти деньги возмещают страховые компании. Ведь за лечение многих из нас расходы несет работодатель, поликлиниками по месту жительства они не пользуются”.

Технологии

Не секрет, что в репродуктивные клиники сейчас огромные очереди. У врачей нет возможности внимательно работать с каждой женщиной. И аппаратура, мягко говоря, оставляет желать лучшего. А новой наша промышленность не выпускает. Собственно, как и медпрепаратов, расходных материалов. Все лекарства импортные, наши — только витамины.

Оксана П.: “Одна женщина, мой товарищ по несчастью, приехала в Москву из Омска только для того, чтобы специалисты, посмотрев ее документы, сказали, можно ли ей делать ЭКО! Преодолела почти 3 тысячи верст, истратила с десяток тысяч рублей только для того, чтобы безумно занятый доктор, бегло просмотрев ее бумажки, сказал одно слово: “да” или “нет”. А ведь эти документы можно было отправить по электронной почте и таким же образом получить ответ”.

Действительно, в Москву по квоте женщины могут приезжать только на пункцию и на подсадку. Получится колоссальная экономия бюджетных средств. Их можно будет потратить на других женщин или на переподготовку для периферии специалистов.

Государству пора озаботиться и научными исследованиями в области ЭКО. Сколько бесплодных женщин, истратив сотни тысяч личных сбережений или госсредств, нервов, остается без ребенка! Никто не отвечает за неудачи. “Многие женщины просто не знают, что лекарства и методики подбираются методом тыка, — резюмирует Оксана. — Врач начинает стимуляцию и не знает, чем она может закончиться. Беременность нередко прерывается, и операцию приходится повторять еще раз. Но каждая попытка — пытка”.

Комментарий специалиста

Елена КАЛИНИНА, одна из соавторов поистине революционного метода ЭКО в 1986 году, ныне — доктор медицинских наук, руководитель одной из клиник репродуктивного здоровья в Москве:

— Если мы хотим, чтобы в семьях рождалось хотя бы по два ребенка, как, например, в Чехии, в нашей стране надо менять политику по отношению к бесплодным женщинам. На всех бездетных женщин репродуктивного возраста пока выделяется несколько тысяч квот, когда услуги ЭКО-клиник и центров оплачиваются из бюджета. Но потребность в ЭКО — миллионы!

Да и эти жалкие квоты распределялись по определенным госцентрам — в основном в Москве, Ростове, Екатеринбурге. А что делать тем, кто живет в других городах и населенных пунктах? Ведь искусственное оплодотворение, включая обследование, лечение и подсадку эмбрионов, — удовольствие очень дорогое.

Будущая “рядовая мама” — а таких в России большинство — не может бесконечно платить: за лекарства, за инструменты, за подсадку эмбриона… Деньги огромные, в общей сложности набегает более ста тысяч рублей.

Это если одна попытка. А если с первого раза не получилось? Женщина иногда беременеет с четвертой, пятой попытки…

Сейчас планируется еще и строительство новых центров репродуктивного здоровья. Где-то в глубинке, в крупных областях, они нужны, чтобы за оплодотворением женщине, скажем, с Сахалина не надо было ехать в Москву. Разоришься только на одной дороге. Но прежде всего надо оказывать финансовую поддержку тем клиникам и центрам репродуктивного здоровья, которые уже работают. А их немало. В одной Москве более 20, да по России — более 40. Оснастить бы эти. Или хотя бы оказать материальную помощь тем, которые нуждаются в этом и многое могут. И придумывать-то ничего не надо. Пойти по пути родовых сертификатов.

Женщина, имеющая ЭКО-сертификат, пусть сама выберет и ЭКО-клинику.

…Поколение “экошных детей” множится. Метод искусственного оплодотворения, в конце 70-х считавшийся революционным, сегодня стал рядовым в работе гинекологов. Ученые и практики ЭКО полагают, что уже через 10 лет бесплодие удастся победить окончательно. А в будущем — предотвращать или даже лечить заболевания, связанные с генетическими изменениями.

Наследник первой ЭКО-девочки развивается нормально. Значит, поколение ЭКО имеет право не только на существование, но и на продолжение рода…

Каждая попытка ЭКО для женщины после 40 лет зашкаливает за 100 тыс. рублей.

Оксане первая попытка обошлась в 130 тыс. рублей, вторая — в 140 тысяч. Для женщин старшего возраста делают еще и ИКСИ. Процедура тянет тысяч на 17. Это как бы “ручная” работа, когда берут сперматозоид и протыкают им яйцеклетку. В добросовестных клиниках женщин об этом предупреждают. Но чаще просто ставят перед фактом. В кармане (на всякий случай) надо иметь еще порядка 20 тыс. рублей. А еще Оксане удаляли полип, делали лапароскопию — убирали кисту яичника. Операция обошлась почти в 80 тыс. рублей. (За то, что находилась в клинике пять дней, получала лекарства, за операцию.) Все вместе потянуло уже на 367 тысяч рублей. Результат пока нулевой. Продолжение следует…

КСТАТИ...

Мужское бесплодие сейчас тоже большая проблема. Процент мужчин, когда в бесплодной семье не могут родить ребенка, в последние годы резко вырос. Если совсем недавно было 35—40% бесплодных мужчин, то теперь все 50%.

СПРАВКА “МК”

В мировой клинической практике ЭКО впервые применено в 1978 году именно для преодоления трубного бесплодия. В развитой Европе сегодня этот метод стоит в ряду приоритетных направлений здравоохранения.

Лечение от бесплодия, включая полный набор необходимых лекарств, проводится по госстраховке. В Голландии и во Франции первые 3—5 попыток бесплатны. В Германии платна лишь пятая попытка. В Великобритании супруги бесплатно проходят цикл искусственного оплодотворения один раз.



    Партнеры