Операция “Пух”

Что творится за кулисами театра кукол?

14 октября 2007 в 16:27, просмотров: 280

Коридоры театра Образцова как в сказочном замке — настолько запутаны, что даже опытные сотрудники могут тут заблудиться. В этот раз наш путь лежал туда, где простые зрители не бывают, — в мастерскую по изготовлению кукол.

Елена Шигаева — старейшая работница театра, уже 52 года делает этих необычных “актеров”.

— Сначала мы берем сценарий и определяем, какой должна быть кукла, — рассказывает она. — Потом рисуем эскиз, трафареты, лепим формы… В ход идет практически все: дерево, синтепон, папье-маше, бумага, картон, фанера, поролон… К сожалению, в наши дни куклы стали намного проще — раньше они могли двигать и глазами, и ртом, сейчас обходятся без этого. Обычно над куклой работают двое — мужчина делает всю механику, а женщина украшает и наряжает. Кстати, одеть куклу намного сложнее, чем человека, и даже опытному портному это не всегда по силам.

Помещение мастерской выглядит очень живописно — повсюду самые разные персонажи, готовые и еще не законченные. Тут и Конек-Горбунок, и рыцарь из “Легенды о Тиле”, и Петрушка.

— Моя самая любимая кукла — маленький пианист из “Необыкновенного концерта”. Правда, он мне страшно надоел, — смеется Елена Дмитриевна. — Он очень сложный, и его приходилось все время ремонтировать. Есть и герои, которых я совсем не уважаю. Например, с детства не любила трех толстяков. Каково же было мое разочарование, когда первыми куклами, которых мне надо было делать, оказались именно они!

* * *

Дальше наш путь лежал в святая святых — за кулисы театра, на сцене которого в этот день шел спектакль “Винни по прозвищу Пух”. Кстати, основатель театра Сергей Владимирович Образцов никому не раскрывал своих секретов, не пускал за сцену непосвященных и вряд ли бы позволил сделать репортаж оттуда.

Занавес с изображением Лондона пока опущен, за ним слышится нестройный гул сотен голосов. Полтора десятка кукольников находятся за ширмой высотой около двух метров. Но она скрывает не только актеров от зрителей, но и зрителей от актеров, и судить о реакции зала они могут лишь по звуку.

Вокруг множество кукол и всевозможного реквизита, в том числе три поросенка в модных футболках и кепках.

Три поросенка из другой известной сказки? Нет, все они — один и тот же герой повести Милна.

По словам режиссера спектакля Екатерины Образцовой, внучки великого кукольника, при постановке они работали не с русским переводом этой истории, а с подлинным текстом на английском языке. На основе него был создан сценарий пьесы.

— Мы хотели как-то оторваться от всем известного советского мультфильма и создать что-то свое, — рассказывает Екатерина Михайловна. — Например, у нас герои живут в предметах, которые ассоциируются с Англией: Сова — в старинных часах, Поросенок — в огромном футбольном мяче, “неправильные пчелы” — в боксерских перчатках, сам Винни-Пух — в шляпе-котелке и так далее.

* * *

Самого знаменитого медведя всех времен и народов играет заслуженная артистка России Екатерина Бабаева (34 года на сцене!). По ее признанию, кукла этого героя (тоже называемая заслуженной) — невероятно тяжелая и поэтому крепится на шесте, который вставляется в пояс артистки. Специальные трости позволяют герою “работать” лапами и открывать рот...

Театральные звонки, которые предупреждают о скором начале представления, за кулисами звучат просто оглушительно. Занавес еще не открывается, а перед зрителями уже появляется Кристофер Робин. У Милна он — единственный герой-человек, в спектакле — единственный, кто играет вживую.

Знаменитая сцена “штурма” пчелиного гнезда главным героем из-за кулис выглядит настоящей спецоперацией.

Вначале герой, управляемый Екатериной Бабаевой, разгуливает под исполинскими перчатками, вокруг которых кружится целый рой пчел на тонкой, почти невидимой проволоке. Зрителю невдомек, что ввысь взмывает уже совершенно другой Пух! Дублер главного героя с шариком в лапе закреплен на тросе, что позволяет ему лихо летать над всей сценой. Одновременно с этим почти вся труппа вооружается куклами пчел, и вокруг раздается грозное жужжание. А когда Кристофер Робин стреляет в шарик, и Пух падает вниз, в действие вступает уже третий медведь, которого сбрасывают с площадки под самым потолком. Так делается и во многих других сценах — например, из окна домика может выглядывать один Поросенок, а выходить в дверь — другой.

— Актеры-кукольники должны рождаться мутантами с тремя руками! — шутит Екатерина Бабаева.

Правда, временами бывает мало и этого — в сцене первого появления Совы, где она поет и танцует, за одной птицей скрываются три человека. Один передвигает куклу и поет, другой при помощи специальных тростей машет крыльями, третий, надев перчатки в виде птичьих когтей, изображает лапы Совы.

* * *

Домики героев и прочие декорации, подчас достигающие весьма внушительных размеров, передвигаются на колесах. Все сооружения легко поворачиваются вокруг своей оси, демонстрируя зрителю внутреннюю обстановку. А в финале, где перед героями, словно из земли, вырастает гигантский торт, вверх поднимается вся сцена.

Отдельная тема — звуки. Зрители слышат, как герой барабанит в дверь, но не подозревают, что на самом деле это раздается стук молотка по сцене. Особенно сложно делать так, чтобы движения рта куклы совпадали с его речью, особенно когда персонаж поет.

Кстати, голос Винни-Пуха в спектакле совершенно не такой, как у исполняющей его актрисы в жизни.

— Меня даже родственники никогда не узнают, — признается Бабаева. — Смена голоса — один из самых интересных моментов вживания в роль. Разные персонажи, например Пух и Крошка Ру, у меня говорят совершенно по-разному.

—  Быть актером кукольного театра ничуть не проще, а в чем-то и сложнее, чем драматическим артистом, — рассказывает Екатерина Образцова. —  До сих пор этому можно было научиться в Санкт-Петербурге и Ярославле. А недавно и в Москве в Щукинском училище был проведен первый набор будущих кукольников.



Партнеры