Беспредел во всей косе

“Куршская Рублевка” может погубить самый западный нацпарк России

21 октября 2007 в 18:46, просмотров: 1078

Война спецслужб вокруг арестованного генерала ФСКН Александра Бульбова вышла, похоже, на новый виток. На этот раз в нее вовлекли российское природоохранное ведомство. На заповедную Куршскую косу, где, по слухам, у генерала незаконно построен особняк, отправился Олег Митволь.

Корреспондент “МК” также побывал в этом заповеднике и выяснил, какую недвижимость и какой бизнес могут “поставить в вину” Бульбову, а заодно и ряду других высокопоставленных чиновников.

В самом западном российском регионе, отрезанном госграницами от метрополии, телеролики и плакаты убеждают местное население и приезжих: “Мы — часть России!” Между тем в самой Калининградской области есть район, который все очевидней уходит в “автономное плавание”. Это Куршская коса. Происходящее здесь напоминает события на Рублевке десятилетней давности.

Правдами и неправдами люди с деньгами стараются урвать себе кусочек национального парка.

Скоро человек без представительского лимузина и платиновой кредитки станет на косе такой же редкостью, как, к примеру, черный аист, которых гнездится в заповеднике от силы пар 50.

Еще до распада СССР косу поделили по-братски: 49 км — нам, 49 — литовцам. Литовская часть косы исторически тяготела к туризму. При Союзе там строили санатории и дома отдыха. На калининградской стороне промышляли рыболовством. Чем местные занимаются сейчас — большой вопрос. Хотя в поселке Рыбачьем рыбоколхоз сохранился до сих пор.

— Да разве это колхоз! — сплевывает Александр Викторович, бывший рыбак и один из 1600  прописанных на косе жителей. — Тогда это был колхоз-миллионер. Была своя база в Анголе, 5—6 судов постоянно вели промысел в Атлантическом океане. С тех пор весь флот разбазарили, осталось несколько консервных банок.

Но и в таком состоянии хозяйство доживает, судя по всему, последние дни. Все уверены, что скоро его обанкротят: слишком дорогая здесь стала земля, а колхозу принадлежит сразу несколько драгоценных гектаров.

Но, несмотря на тяжелые для рыболовства времена, таблички “Копченая рыба”, прибитые к заборам, встречаются на каждом шагу. Цены, однако, из разряда “кино не для всех”: лещ — 100 руб. за кг, угорь — 1100!

Дороже даже, чем на рынке в областном центре. Отдыхающие между тем съехали — не сезон. На кого же расчет? На тех самых “новых куршских”, кто проносится мимо в дорогих иномарках и чьи особняки вырастают по соседству с рыбацкими халупами.

* * *

В Лесном, втором по численности поселке на косе, появилась целая улица новостроек. Но главной “достопримечательностью” стал дом, врезавшийся до середины авандюны.

— Авандюна — защитный вал из песка — тянется на 100 км вдоль всей косы со стороны Балтийского моря, — поясняет лидер областной экологической организации Александра Королева. — 200 лет назад в результате войн и пожаров были уничтожены леса, и песок полностью засыпал Куршскую косу. Было занесено 14 поселков. Вот чтобы защитить косу, более ста лет назад немцы и насыпали вручную авандюну. На ней не то что строить, по ней даже ходить нельзя. Только по мосткам, в строго отведенных местах.

Между тем на трехэтажном особняке внутри авандюны вовсю трудятся гастарбайтеры. Со стороны моря дом защищает стена из бетонных блоков. Она росла вместе с домом и теперь доходит почти до крыши. Но песок все равно скоро начнет пересыпаться.

Экологи говорят, что строить в таком месте безумие — движение песка остановить невозможно, дом будет заносить. Впрочем, это проблемы хозяев. А вот то, что авандюна стала вдвое тоньше, — это угроза для всех. Не дай бог, сильный шторм. В море смоет весь поселок.

На данный момент на косе ведется строительство 27 объектов. Кто давал разрешения? И есть ли разрешения вообще? Новое руководство национального парка ответов на эти вопросы пока не знает.

— Мы формируем базу данных по всем строениям, которые есть на косе, — рассказывает директор парка Евгений Снегирев. — Но сталкиваемся с противодействием. Направили запросы во все органы, причастные к выделению и регистрации земли, — в муниципалитеты, Росрегистрацию, Росимущество, Земкадастр. Все они отказались предоставлять нам информацию. Пришлось обращаться в прокуратуру.

Прокурорские работники совместно с охранниками нацпарка ведут проверку всех арендаторов. Из 50 объектов проверили около 40. Ни одного функционирующего без нарушений пока не обнаружили.

* * *

В пятницу на помощь приехал Олег Митволь. По традиции собрав толпой представителей местных властей и правоохранительных органов, он устроил марш-бросок по самым “злачным местам”.

Первая остановка — на въезде в Рыбачий. Когда-то на развилке дорог стоял скромный трактир, в котором, как уверяют старожилы, однажды отобедал сам президент Путин. Трактир был реконструирован, и теперь в респектабельном ресторане “Парк”, копирующем лучшие образцы рублевского общепита, не стыдно было бы принять и английскую королеву. Вот только у Росприроднадзора к реконструкции претензии: провели ее без государственной экологической экспертизы. В результате площадь увеличилась в разы, на втором этаже появилась гостиница, а автостоянка залезла на земли Гослесфонда. Принадлежит заведение, кстати, фирме, где одним из учредителей — жена знаменитого теперь генерала Бульбова.

Другая часть семейного бизнеса — ресторан “У моря”. Он расположен у подножия авандюны. Если перейти ее по мосткам, попадаешь на песчаный пляж, растянувшийся в обе стороны на много километров. Капитальное здание построено на арендованном участке, что само по себе нарушение закона. Но еще одну тайну закрытый во время проверки ресторан скрывает внутри. Прильнув к зеркальным окнам, Олег Митволь доложил присутствующим, что стены его увешаны головами косуль, кабанов и оленей, убитых, предположительно, прямо в здешних лесах, хотя охота в национальном парке категорически запрещена.

— У них это называлось “регулирование численности животных”, — пояснил Митволь. — Закупали корма, благодаря чему увеличивали поголовье, а потом залезали на вышки и из ружей начинали “регулировать численность”.

На следующем объекте случилась заминка. Ворота гостиницы “Альтримо” оказались на замке. Открыть их хрупкая женщина отказалась. Сломить ее упорство не смогли ни удостоверения зама главного федерального инспектора, директора национального парка, и.о. райпрокурора и начальника ОВД, ни угрозы завести административное или даже уголовное дело. Ворота были открыты только по звонку хозяина.

Озадаченный замруководителя Росприроднадзора прокомментировал ситуацию так:
— У нас есть “дневной” директор национального парка — Евгений Снегирев, и есть “ночные” руководители.

Такие, как генерал Бульбов и г-н Грищенко (совладелец местной авиакомпании, которому и принадлежит “Альтримо”. — Прим. авт.).

Информация о том, кто еще входит в “теневое правительство” косы, просачивается со скрипом. По словам г-на Митволя, счастливыми обладателями участков здесь непонятно как стали жена председателя Калининградского областного арбитражного суда, родственники бывшего губернатора Егорова, жена представителя президента в Госдуме Косопкина…

А под конец своего визита Митволь и вовсе сделал сенсационное заявление. Показав бумагу без заголовка и подписи, Олег Львович сообщил, что “у группы лиц была идея аннексировать у России часть Куршской косы”.

— Если бы Росприроднадзор не продавил кандидатуру своего директора, через полгода выяснилось бы, что половина земли национального парка находится в частной собственности, — заявил Митволь.

* * *

…В Рыбачьем первый же встречный показывает большой кирпичный дом, который генерал Бульбов лет пять назад построил на месте родительского. На фоне развалюх он, конечно, выделяется, но местных не раздражает.

— Хорошо к генералу все относятся, — уверяет пенсионер Николай Иванович. — Он и школе денег подкидывает, и работу людям дает. Если бы не его гостиницы и рестораны, где бы молодежь работала?..

Получается, Бульбов и такие, как он, делают то, что должно было бы делать государство — поддерживают социалку, дают рабочие места.

Другой вопрос — не мешает ли вся эта многочисленная собственность (а кроме двух названных ресторанов в семейный бизнес входит еще и строящийся туркомплекс с конюшнями, часовней и музеем) генералу бороться с коррупцией? Или, прежде чем бороться, он решил изучить явление изнутри?

…Как бы то ни было, государству пора бы определиться с самим будущим косы. Подходов, по существу, два.

Один из них — создание особой туристической зоны со строительством нескольких десятков гостиниц. Но экологи против. По их мнению, идеальным вариантом стало бы постепенное выселение жителей с косы.

— Те, кто здесь жил до 1991 года, пусть живут, если им здесь нравится, — говорит Александра Королева. — Но остальным надо дать возможность уехать на Большую землю.

Ведь, если соблюдать законы, жить на косе совсем непросто. Частное строительство здесь запрещено. Можно только перестроить старый дом с сохранением его жилой площади. Продать постороннему тоже нельзя — преимущественное право выкупа имеет национальный парк. Правда, законов никто не соблюдает, и многие местные уже распродали все что только можно.

Полно и бытовых проблем: нет питьевой воды, нет работы, дома не ремонтировались с тех пор, как были построены немцами в 1930-х… Так что желающих выехать в нормальное жилье было бы, наверное, немало. Ну а парк оставить только для экотуризма.

— Рядом с косой построить большую сеть гостиниц, — поясняет идею Евгений Снегирев. — А внутри — экологические тропы, вольеры с животными, центры экологического просвещения. Как, например, в Германии: ставятся на дюнах лежаки, люди приезжают и лежат, дышат воздухом. К этому надо идти.

Но пока все идет совсем в другую сторону — среди заповедных сосен растут заборы и коттеджи. Найдутся ли силы, способные остановить уничтожение уникального места? Или интерес к Куршской косе пропадет, как только утихнет чекистская разборка?

СПРАВКА "МК"

Длина Куршской косы — 98 км, ширина колеблется от 400 м до 3,8 км. Косу называют музеем природных зон.

Флору составляют около 500 видов растений, среди которых много редких и исчезающих.

Обитают около 40 видов млекопитающих, более 100 — птиц, 42 — рыб.

В 1987 г. для охраны уникальных ландшафтов создан национальный парк “Куршская коса”.

В 2000 году вся коса — и российская, и литовская части — была включена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.





Партнеры