Фальшак там правит бал?

Каталог подделок станет для коллекционеров откровением

21 октября 2007 в 17:35, просмотров: 945

Ситуация убийственная: уже сегодня фальшивки занимают 30% мирового антикварного рынка. Как с ними бороться? Пока путь один: предупреждение. Накануне открытия XXIII Всероссийского антикварного салона зам. руководителя Россвязьохранкультуры Анатолий ВИЛКОВ представил публике небывалое — первый в мировой практике Каталог подделок произведений живописи, которые, по его словам, гуляют на нашем рынке.

Каков же путь возникновения фальшивки? В последние годы, благодаря нашим же богатым соотечественникам, появился устойчивый спрос на картины именно русских авторов. Отсюда цель — подделывать преимущественно русских, чтобы русским же и впендюрить.

Вот какую технологию выявили спецы из Россвязьохранкультуры. Фальсификаторы едут на один из второстепенных европейских аукционов и покупают там по дешевке (за 1000, 2000, 10 000 евро) картину какого-нибудь малоизвестного европейского автора. Поддельщики преследуют две цели: чтоб картина по годам создания примерно совпадала с жизнью того же Шишкина или Саврасова (под кого собрались подделывать) и чтоб пейзажик, изображенный на ней, по манере письма хотя бы в какой-то степени был близок к письму “большого автора”… Этакая универсальная природка “средней полосы России”.

Итак, картина легально покупается, затем легально ввозится к нам. А здесь… какие-то детали исчезают, какие-то чуть-чуть добавляются, специальным термическим способом в угол полотна загоняется классическая подпись “А.Саврасов” и… подделка готова. Теперь ее вывозят обратно в Европу, выставляют уже на серьезном аукционе, где ее и найдет артдилер, чтобы порекомендовать нашему олигарху. Олигарх обращается за экспертизой в музеи… Эксперт смотрит: холст старый, краски соответствуют времени, техника подходящая, по манере — похоже, подпись вроде как и на других картинах автора — и… ставит свое заключение: “Да, это Саврасов”. Так, картинка, купленная за 1000 евро, превращается в полотно стоимостью в полмиллиона.

Скажите, стоит игра свеч? Рассказывает Анатолий Вилков:

— С чего началась наша работа по каталогу? В 2004 году на одном известном аукционе за день до торгов была снята картина, приписываемая Шишкину. Обнаружилось, что она выполнена на основе полотна голландского художника того же времени, что и Шишкин, — Маринуса Кукукка. Кстати, смонтирована и подделана она была здесь, в России. Большого труда нам стоило доказать, что это фальшивка. Вышли на заключение экспертов Третьяковской галереи, и после сопоставлений те признали свою ошибку. Все это и послужило отправной точкой к нашей дальнейшей работе…

Вилков привлек лучших экспертов, те засели за анализ российского антикварного рынка (что ввозилось, что увозилось) и ужаснулись: ими только за последнее время было выявлено свыше 1000 вещей, которые с большой вероятностью могут являться подделкой. А сейчас-то эти вещи у кого-то на руках! 

— Анатолий Иванович, известно ли нынешним владельцам картин, вошедших в каталог (около 150), что они являются собственниками подделок?

— Не уверен. Вот приобретут каталог — и им станет известно.

— Как же выявлено, что эти вещи скорее всего фальшивые?

— Мы проанализировали, каким образом эти картины попали на внутренний рынок, за счет того, что наша служба имеет право и возможность регистрировать ввоз культурных ценностей. И мы знаем большинство фамилий, кто эти вещи ввез сюда. Знаем, какие вещи они ввезли — или иностранного художника, или уже подделанные.

Предъявить им претензии мы не можем, потому что все это сделано легально. Иногда даже с уплатой налогов.

Мы можем лишь предупреждать коллекционеров: будьте бдительны!

— Но и вы не застрахованы от ошибок…

— Да, но поэтому мы вынесли в колонтитул на каждой странице каталога: “внимание: возможно, подделка!”.

Еще стоит заметить, что рынок завален новодельными или ново-поддельными орденами, наградами, оружием, декоративно-прикладным искусством. Но, как заметил начальник управления по сохранению культурных ценностей Россвязьохранкультуры г-н Петраков, “их сложнее доказать, чем картины”. Но что стало одной из причин такой волны фальшаков?

— Еще в 2001 году мы ставили вопрос о недопустимости отмены лицензирования торговли антиквариатом, — поясняет Вилков. — Говорили тогда, что это, несомненно, приведет к появлению фальшивок, а также к необратимым последствиям даже с точки зрения безопасности музейных и архивных фондов. И вот эти пророчества сбылись! Фальшивки и кражи! И мы сейчас не имеем возможности влиять на процесс торговли, потому что нет правил. Рынок по сути теневой! Органы внутренних дел тоже бессильны, так как нет предмета для, скажем, обвинения в незаконном предпринимательстве. Поэтому мы внесли предложения в Минэкономразвития по принятию правительством правил торговли предметами антиквариата. Где надо узаконить, что такое “артдилер”, узаконить его ответственность на всех стадиях, и только через эти правила мы хоть чуть-чуть приблизимся к тому, что называется цивилизованным антикварно-художественным рынком.

По словам Вилкова, “у нас осталась одна легальная и надежная форма торговли предметами антиквариата — это Антикварный салон, который сейчас и открывается”. Все произведения там проверяются экспертами, которые дают гарантию, что фальшаков не будет. Вилков: “100% мы, может быть, не защитим. Но подход правильный”.

Итак, Антикварный салон, что открылся давеча в ЦДХ, привлек к себе не только коллекционеров — посетители пошли туда как на обычную выставку. Изобилие посуды с надписями вроде “Франция, XIX век”, подлинных (все произведения имеют подтверждение экспертного совета) картин Шишкина, Бенуа, Маковского, футуриста Давида Бурлюка, мебели и скульптур кружит голову не только знатным антикварам. На открытии салона выделили несколько тенденций: резкое увеличение числа произведений зарубежного искусства, вечный интерес к Востоку, как отдельное направление — ковры и гобелены, расширение сферы советского искусства, а также тема инсталлирования старых отделочных материалов. Отдельный зал посвящен “романтике готики” — он так и назван. На открытии Анатолий Вилков сказал:

— Мы уже видим на наших салонах предметы, которые ввезены с западного антикварного рынка. Я искренне порадовался, когда увидел здесь произведения и Сислея, и Клода Моне. Раньше трудно было представить, что они будут так свободно выставляться. У государства не может быть большего права на искусство, чем у его граждан — только если речь идет о национальном достоянии. В таком случае государство лучше его сохраняет.

 Государственные коллекции вырастают из частных. Во Франции целые замки продаются с тем, что в них находится. Другое дело, что государство заботится, чтобы искусство попадало в надежные руки. Политика государства должна быть направлена на то, что, чем богаче частные коллекции, тем больше будет сохраняться наше культурное наследие. И в этом отношении перспектива у таких салонов громадная.



Партнеры